Российская экономика между Сциллой огосударствления и Харибдой приватизации

Фото: Сергей Фадеичев/ТАСС

29 мая 2019 10:10:10

7244

Бизнес-сообщество отмечает экспансию государства в российской экономике, что ведет коррупции, кумовству и снижению конкуренции

Об этом говорится в ежегодном докладе президенту РФ Владимиру Путину «Реестр системных проблем российского бизнеса», представленном бизнес-омбудсменом Борисом Титовым.

«Экспертное и бизнес-сообщество отмечает тенденцию к увеличению доли государственного сектора и, соответственно, к снижению конкуренции во многих отраслях, например, строительство, жилищно-коммунальное хозяйство, транспорт, социальная сфера и пр.», – отмечается в документе.

Ранее Федеральная антимонопольная служба (ФАС) пришла к выводу, что доля государства в экономике РФ превышает 70%, что приводит к созданию барьеров для развития малого и среднего предпринимательства, снижению общей производительности труда, сокращению инновационной активности.

Почему в России увеличивается доля государства в экономике, хорошо это или плохо для развития и с точки зрения выхода из нынешнего застоя? В истории были примеры борьбы с кризисами как с помощью увеличения роли государства (преодоление Великой депрессии тридцатых годов в США), так и наоборот, например, в рамках рейганомики в восьмидесятых. Какой из вариантов сейчас лучше подходит России? Каждая из форм собственности имеет свои преимущества и недостатки. При этом, что касается государства, то претензии, как правило, возникают к качеству управления госсобственностью. По идее государственные предприятия на то и государственные, что выручка полностью должна идти в бюджет. У нас же зачастую руководители (и топ-менеджмент в целом) госкомпаний, посаженные на свои посты нередко по знакомству (то, что Путин назвал «своими человечками»), исполняют фактически функцию не наемного  менеджера, а собственника предприятий. Такие управленцы сидят, по сути, на феодальном «кормлении», устанавливая себе огромные зарплаты, бонусы и премии. Даже на оборонных предприятиях, в том числе успешно экспортирующих оружие и получающих огромные прибыли от заказов, не только рабочие, но и инженеры получают скромные зарплаты. Зато руководители предприятий, мягко говоря, не бедствуют. Аналогичная ситуация и в других ведомых государством отраслях. Когда бизнесмены возмущаются усилением позиций государства в экономике, то следует делать весомую поправку на то, что у нас в чистом виде государственная собственность не существует в принципе. Скорее, это некая извращенная, феодальная форма владения, в рамках которой сеньоры эксплуатируют труд крепостных. Можно ли российское государство считать «эффективным менеджером» в сравнении, например, со столь любимыми Путиным временами Сталина? Тогда государство действительно осуществляло модернизацию, индустриализацию производства, а экономические показатели росли как на дрожжах. Но иным было и качество управления, включая главного менеджера. Как известно, после смерти Сталина все его имущество составляли лишь сапоги да шинель. В наши дни таких «эффективных менеджеров» и представить трудно. С другой стороны, минусы советской плановой экономики со временем стали очевидны. Но и последовавшая за крахом социализма приватизация не решила проблем. Что же делать сейчас, когда экономика со всей очевидностью зашла в тупик – наращивать присутствие государства, или, напротив, пускать госсобственность с молотка?  

«В последние годы все более очевиден тренд на консолидацию секторов экономики в государственных или окологосударственных руках. В условиях растущего расслоения населения по доходам даже новая приватизация, которую периодически обещают, приведет к тому, что приватизируемые активы вместо широкого круга собственников рискуют оказаться в немногих, приближенных к власти руках. При этом и государственными активами топ-менеджеры госкорпораций управляют, почти как личной собственностью: редкий собственник или нанятый в частную корпорацию менеджер может позволить себе такой уровень личных доходов, как чиновник, назначенный в руководители госкомпании. За исключением ряда экстремальных исторических ситуаций, когда национализацию можно считать оправданной, государство не выступает в роли эффективного собственника. Государственное управление экономикой эффективно только на короткой дистанции, в ситуации, требующей мощной мобилизации ресурсов, например, для подготовки и ведения внутренней или внешней войны. Но в сколько-нибудь протяженной перспективе темпы развития стран с государственной экономикой заведомо отстают от экономик, основанных на частной инициативе. В рыночных экономиках национализация также имеет свое, но ограниченное место. Она может применяться, чтобы обеспечить поддержание на плаву неэффективных, но стратегически важных для безопасности страны отдельных предприятий или целых отраслей. Государственное управление и связанное с ним финансирование деятельности таких предприятий или отраслей позволяет им выживать, но оно же ограничивает их способность конкурировать и развиваться. На свободном рынке рискует предприниматель, а выигрывает общество, на контролируемом государством – рискует общество, а выигрывает чиновник. Рынок частных собственников обладает механизмом саморазвития. Независимые факторы рынка мотивируются не только доходами, но и в большей степени их природной потребностью в самореализации – предпринимательской, изобретательской, научной и т.д. А прогосударственная экономика постоянно нуждается в постановке целей сверху, в концентрации и вливании новых и новых ресурсов. Цели же, формулируемые властью, всегда несут риск фатальной ошибки, которую невозможно исправить, пока не станет слишком поздно. Поэтому кампания следует за кампанией, нацпроект за нацпроектом, финансирование за финансированием, и регулярно провозглашаются новые обещания и цели, позволяя благополучно забывать о невыполненных предыдущих. Концентрация собственности в руках государства, тот факт, что все больше экономики контролируется властью и к ней приближенными, задает вектор развития в сторону мобилизационной экономики. Это может свидетельствовать, что страна вновь сворачивает с мировой и мирной дороги, что у меня лично вызывает опасения», – сказал «Гражданским силам.ру» Алексей Калачев, эксперт-аналитик АО «ФИНАМ».

«Если исходить из оценок ФАС России о 70-процентной доле участия государства в российской экономике и сопоставить их с низкими темпами роста ВВП за последние 6-7 лет, то вывод о том, что государство неэффективно и не может обеспечить высоких темпов роста, напрашивается сам собой. Однако это может быть не совсем так, достаточно посмотреть на цветущих российских экспортно-сырьевых гигантов или на государственные банки, или стремительно растущие ЗВР России, или, в крайнем случае, на профицит бюджета страны, чтобы понять, что российские власти очень даже в состоянии добиться необходимых результатов. Просто их все устраивает и так, а в нынешней системе экономических координат движения страны такие вещи как диверсификация, малый и средний бизнес или уровень благосостояния граждан либо совсем отсутствуют, либо занимают такое незначительное положение, что на них не стоит тратить ресурсы и время. Если бы от того как живет среднестатистический россиянин или предприниматель зависел личный доход российских чиновников, то с их изобретательностью, в независимости от типа экономики, мы бы уже давно догнали и перегнали самые благополучные страны. Потому что для роста доходов граждан все равно потребовалась бы масштабная диверсификация экономики, потребовались бы мощные стимулирующие меры для развития малого и среднего бизнеса и жесткий контроль над целевым использованием инвестиций. И вовсе не обязательно при реализации этих мер привязываться к каким-то штампам. Плановая экономика или рыночная – наверное, уже хватит тратить на эти споры драгоценное время. Скорее, нужно назвать то, что необходимо для развития страны очевидными и разумными шагами, которые уже сделали другие, добившиеся экономических успехов страны, и давно пора сделать нам», – поделился своим мнением с «Гражданскими силами.ру» Марк Гойхман, руководитель группы аналитиков  ООО «ЦАФТ» (Центр аналитики и финансовых технологий).

«Государство – безусловно, эффективный менеджер там, где требуются глобальные решения: это инфраструктурные проекты, которые дают разовый экономический импульс. Таким проектом был чемпионат мира по футболу, таким проектом стал Крымский мост. Пока аналогичных и схожих по степени влияния и масштабу проектов в России больше нет, «майские» указы тут не в счет. Вся выстроенная государством система держится или на жажде власти, или на жажде денег, или и том и другом одновременно. Это неэффективный подход, потому что здесь нет следования общей глобальной цели, личные интересы выше общих. Глобализация проникновения государства в бизнес – это не самая лучшая новость. В банковском секторе, например, давно видно укрепление участников рынка с помощью государственного участия. Такие банки и компании, безусловно, чувствуют себя увереннее и стабильнее, чем остальные, потому что за их спиной самая мощная поддержка. Но вариантов развития такого бизнеса немного, и это плохо. Увеличение доли государства в бизнесе обычно отталкивает частный капитал, и это тоже плохая новость. Получается, что бизнес как будто работает, шестеренки крутятся, но по факту он просто существует за счет позиции монополиста", – отметила  в беседе с «Гражданскими силами.ру» старший аналитик «Информационно-аналитического центра «Альпари» Анна Бодрова.

Сергей Путилов

Теги: экономика, Борис Титов, бизнес