Мэрия Москвы: достучаться до «небес»

Фото с сайта: gorussia.ru

14 июля 2016 16:35:27

5046

Почему власть, не умеющая общаться с жителями, не может быть эффективной?

Несколько дней назад на портале «Региональные комментарии» был опубликован мой комментарий к решению московских властей о второй волне сноса самостроя в Москве. Ничего принципиально нового сказано там не было, все эти мысли я повторяю уже не первый раз.

А вот реакция на этот комментарий удивила. Бурная и противоречивая, обнажившая ощутимую поляризацию мнений по отношению к деятельности Сергея Собянина на посту мэра Москвы – от полного неприятия его работы до всецелого согласия с ней.

Столь полярные оценки деятельности Собянина – следствие того, что столичные власти за эти годы не сформировали механизмы эффективного взаимодействия с гражданскими активистами и простыми москвичами. Власть думает, что объясняет людям свои решения, у общества - противоположное ощущение.

Собянин, безусловно, делает многое. Исторические памятники почти не сносит, творения Церетели где попало не ставит, торговые моллы у транспортных развязок не строит. Работа над очевидными ошибками предшественника проделана. При этом столичное правительство занялось и тем, что «продвинутые» москвичи ждали от того же Лужкова лет десять назад: общественными пространствами (парки, парковки, велосипеды, пешеходные зоны), транспортной инфраструктурой и так далее.

Ошибки тоже присутствуют. Например то, как ликвидировали рынки, киоски и торговые павильоны. В этом же ряду из рук вон плохо реализованная, а потому ничуть ситуацию не улучшившая идея с запретом въезда грузовиков в дневные часы на МКАД. Пресловутая тротуарная плитка, устройство парковок вместо газонов и зеленых насаждений.

Болезненные, но не критичные ошибки. Ни одна из них точно не стала следствием «системного сбоя». Однако шлейф их негатива тянется до сих пор.

Причина на поверхности. Мэрия плохо коммуницирует с народом: предпочитает не замечать несогласных с ее идеями, пытается имитировать общественное одобрение своих инициатив.

В первые годы правления Собянина москвичи относились к нему без любовного фанатизма, как это было с Лужковым, а скорее с прагматичной нейтральностью. Сейчас же от прагматизма ничего не осталось, на первый план вышли эмоции. Именно так и бывает там, где уровень информированности недостаточен. В таких условиях возникает феномен полярного социального раскола: конкретный человек вынужден безусловно поддерживать инициативы власти, либо безусловно не поддерживать. Объяснить же свою позицию с точки зрения логики даже себе самому он не сможет – он ведь лишен необходимой информации. По той же причине он лишен и возможности активно влиять на происходящее. Этот «эмоциональный фон» во взаимодействии общества и власти крайне опасен, поскольку подвержен хаотическим колебаниям и неуправляем, как и все стихийное.

Попытки наладить такой диалог со стороны власти были. Например, «Активный гражданин». Хорошее начинание, но явно недостаточное.

Да и для задач информирования интерактивные каналы связи работают плохо, потому что в конфликтных ситуациях затронуты профессиональные группы с очень сплоченными интересами. А такие ресурсы, как «Активный гражданин», gorod.mos.ru и прочие, рассчитаны по своей природе на атомизированного обывателя.

В результате горожане постоянно получают новые «сюрпризы»: то в виде платной парковки с минимальным количеством парковочных мест, то в виде новой тротуарной плитки зимой, по которой можно пройти только на коньках, то в виде массового сноса коммерческих строений, на которые сама же мэрия выдавала разрешения. Еще один пример – установление взноса на капитальный ремонт жилых домов в размере, почти вдвое превышающем аналогичный взнос в Подмосковье. Причем возмущают не столько сами эти факты, сколько то, что они не обсуждались с москвичами, хотя напрямую влияют на условия их жизни.

Или взять такую проблемную сферу, как строительство. Ситуация с коммуницированием «власть – бизнес – жители» здесь настолько запущенная, что привлекла внимание даже Совета по правам человека при Президенте России, который предложил столичным властям серьезно скорректировать градостроительную политику. И даже, ссылаясь на жалобы горожан и конфликты вокруг застройки природных территорий, подготовил обращение в Генеральную прокуратуру России.

Совет по правам человека – не институт гражданского общества в его традиционном понимании, это нечто среднее между общественной структурой и государственным контролирующим органом. Выходит, ситуация в Москве вызывает известное раздражение не только среди горожан, но и в федеральных структурах. И хотя ошибки мэрии не выглядят фатальными, позиции столичного мэра от этого страдают не меньше.

Строительство всегда является сферой столкновения интересов разнообразных групп. Позиция жителей понятна: изменяется привычная среда обитания, и далеко не всем эти изменения по душе. Казалось бы: если конфликт очевиден, власть должна заранее к нему подготовиться, создать механизмы для диалога всех заинтересованных сторон и выработки максимально консенсуального решения. Вместо этого работа столичных органов власти, принимающих ключевые решения в области строительства, ведется закрыто, без реального участия жителей.

Единственным условно рабочим механизмом являются публичные слушания. Однако вместо инструмента предотвращения конфликтов и поиска взаимоприемлемого решения слушания превращаются в фактор, лишь усугубляющий разногласия. Их результаты носят рекомендательный характер, то есть даже если большинство против проекта, он все равно может быть одобрен властью. Из-за этого слушания всеми участниками воспринимаются именно как механизм условный, как «бутафория». Жители обоснованно не верят в его возможности, а связка «власть – бизнес» заинтересована исключительно в формальном соблюдении требований законодательства и не готова работать с населением.

С точки зрения конфликтологии самый существенный минус мэрии Собянина – именно в неумении выстроить диалог с москвичами, находить и принимать компромиссные решения, приемлемые для всех сторон. Этим он невыгодно отличается от бывшего мэра Москвы Юрия Лужкова, который, так же при всем неоднозначном к нему отношении, всегда действовал гораздо более осторожно.

В социологии есть такой термин как «спираль молчания». Если совсем коротко и схематично, это когда человек, находящийся в группе, не высказывает свою точку зрения, даже правильную, просто потому что боится оказаться в меньшинстве. «Спираль молчания» действует определенное время, после которого накопленная «критическая масса» уже не контролируется ни с помощью бравурных заявлений, ни с помощью профессиональных политтехнологов и медийщиков.

Первые плоды этой «спирали» по-московски мы уже увидели – в виде той самой поляризации, о которой я говорил вначале. В дальнейшем она может привести только к еще большему внутреннему расколу среди москвичей и к дестабилизации социально-политической ситуации в столице.

Одна из важнейших задач власти на любом уровне: стремиться к тому, чтобы консолидировать людей вокруг идеи, носителем которой она является. Именно этого мы, к сожалению, в последнее время в Москве не наблюдаем.

Ситуация в столице требует принципиально новых подходов. Конфликт с горожанами объективно находится в активной стадии, следовательно «заболтать» разногласия уже не получится. Необходимо подключать профессиональных конфликтологов, социологов, социальных психологов, социальных медиаторов и других специалистов.

Именно для этой работы предназначены институты общественного контроля, созданные в соответствии с федеральным законом «Об основах общественного контроля в Российской Федерации». К сожалению, в Москве они таковыми не являются. С одной стороны, они зависят от органов власти, с другой - не обладают навыками в ставшим ключевым вопросе грамотного разрешения конфликтов.

Традиционно повелось, что регионы во всем берут пример со столицы. Конфликты, подобные описанным, существуют в каждом российском городе. И власть на местах не понимает, как разрешать такие конфликты. Чиновники либо их игнорируют (замалчивают, забалтывают, давят и т.п.), либо действуют исключительно ситуативно, без внятной и последовательной логики, присущей только специалистам, чем в итоге еще больше раздражают горожан. Поэтому от того, насколько эффективно столичная власть проведет работу над своими ошибками, зависят и будущие общефедеральные подходы к эффективной работе с социальными конфликтами.

Олег Иванов - политолог, руководитель Центра урегулирования социальных конфликтов
Теги: Москва, Сергей Собянин, мэрия