Режимные испытания или конец эпохи маркетингового авторитаризма в России

Фото: rsport.ria.ru

01 октября 2018 22:35:12

4272

В середине нулевых годов в России был сформирован маркетинговый авторитаризм. Его основные элементы: соответствие принимаемых авторитарной властью решений, включая сюда и собственно ограничение свобод или «закручивание гаек», общественному запросу; высокая роль политтехнологов, социологов и выборного процесса.

Этой политической модели на первых порах сопутствовал успех во всех ключевых вопросах. В самом деле, основные запросы большинства населения при принятии решений учитывались, а издержки, присущие демократии, включая общий негативный фон в СМИ с постоянными кризисами, отсутствовали. Проблема лишь в том, что маркетинговый авторитаризм, по самой своей сути — система с высокой долей неопределённости и риска.

Первый источник риска характерен для всех авторитарных организаций – это произвол, волюнтаризм и самодурство автократа. В ситуации, когда автократу (в рамках организации) никто не может эффективно возразить, он склонен принимать всё более экзотические решения, имеющие смысл в рамках его собственного «жизненного мира», т.е. набора представлений, защищённого от несанкционированного вторжения объективной реальности. В частности, губернаторами систематически назначаются бывшие охранники президента, единственным очевидным преимуществом которых являются заработанные в ходе выполнения профессиональных обязанностей личные симпатии со стороны автократа. Самый свежий пример явного самодурства — интервью Петрова и Боширова, состряпанное «на коленке» и убедившее всех сомневавшихся в том, что именно эти представители российских спецслужб крайне бестолковым образом организовали покушение на живущего в Великобритании бывшего коллегу. О выходе интервью заранее сообщил президент России, и наиболее вероятная гипотеза состоит в том, что после этого уже никто не был в силе остановить процесс, даже несмотря на крайне неудовлетворительное качество конечного продукта. Профессионализм в авторитарной среде не вознаграждается. Вознаграждается лояльность.

Второй источник риска — это разрыв между официальными нормами и реальной практикой, который необходимо постоянно поддерживать «в ручном режиме». Чтобы организовать фальсификации при подсчёте голосов, необходимо создать неформальную организацию, обеспечить позитивное и негативное стимулирование её участников, ясно осознающих, что они занимаются криминальной деятельностью. На фоне того обстоятельства, что около 2% представителей российской региональной политико-административной элиты ежегодно привлекаются к уголовной ответственности по обвинениям в коррупции, риски создания и поддержания такой структуры, точно, не нулевые. Теперь допустим, что задачу получения необходимых результатов на выборах удаётся решить проще, за счёт муниципального фильтра и правильного подбора кандидатов — дублёров, за счёт высокой популярности лидера, или за счёт административной мобилизации бюджетников при низкой общей явке. Получается, что на создании фальсифицирующей структуры можно безболезненно сэкономить. Фальсифицировать выборы в условиях мягкого авторитарного режима — непростая управленческая задача. На фоне общего снижения уровня профессионализма, вызванного авторитарной средой, успешно фальсифицировать выборы тоже не удаётся.

Первый масштабный кризис российского авторитарного режима случился зимой 2011-2012 годов. В больших городах возник новый средний класс и заявил претензии на участие во власти и в целом на перемены. При этом поводом для протестов стали массовые фальсификации итогов голосования на выборах Государственной думы 2011 года, а координацией протеста занимались новые лидеры внесистемной оппозиции, приобретшие популярность среди уже достаточно массовой аудитории российского Интернета.

Однако в тот раз режиму удалось справиться с возникшими проблемами. Конфликт с Украиной и эффект «крымнаша» не только вернули рейтинг доверия президента Владимира Путина к пиковым величинам, но и маргинализировали значительную часть внесистемной оппозиции. Путин снова оказался вместе с народом против прозападных оппозиционеров.  Апофеозом этого этапа стали президентские выборы марта 2018 года, на которых Путину удалось «вернуть себе свой 2007», хотя и совсем ненадолго.Летом 18 года Кремль принял неожиданное и не обусловленное какими-то очевидными предпосылками решение о резком повышении пенсионного возраста. Это решение, хотя и не свидетельствует непременно о кризисе авторитарного режима, очевидно, завершает этап маркетингового авторитаризма. Впервые за долгое время президент так явно разошёлся во взглядах со своим народом. Практически с самого начала кампании эта тема стала активно использоваться в предвыборной агитации оппозиции. Кандидатам от партии власти не удалось уйти от обсуждения этой проблемы, поскольку большинству фракций ЕР в региональных Законодательных собраниях в рамках партийной дисциплины пришлось поддержать внесённый законопроект.

Наиболее неожиданным оказался результат выборов в четырёх регионах (Владимирской области, Республике Хакасии, Хабаровском и Приморском краях) где губернаторы – единороссы не смогли победить в первом туре. Казалось, что, как минимум, в Приморском крае партии власти удастся удержать ситуацию под контролем, поскольку кандидат от ЕР лидировал в первом туре, набрав 46,6% голосов с большим отрывом от коммуниста, получившего лишь 24,6% голосов. Второй тур был назначен через неделю после первого, для того, чтобы оппоненты губернатора не успели договориться о совместных действиях, а президент Путин приехал во Владивосток, чтобы лично поддержать врио губернатора Андрея Тарасенко. Всё это не помогло. 16 сентября во втором туре кандидат от КПРФ Андрей Ищенко уверенно лидировал до самого последнего момента, пока не была предпринята отчаянная попытка уже совершенно открытых массовых фальсификаций в пользу единоросса. Заметим, что всё это происходило в эпоху социальных сетей при неослабном внимании всего российского «политического класса». Возмущение, не только в Приморском крае, но и по всей стране, в конце концов, привело к отмене результатов выборов, и назначению в крае новых губернаторских выборов «с чистого листа», которые ожидаются в декабре.

В Хакасии глава республики Виктор Зимин, занявший в первом туре второе место и серьезно (на 12,4%) отставший от кандидата КПРФ Валентина Коновалова, заявил о снятии своей кандидатуры, не дожидаясь неизбежного поражения во втором туре. Повторное голосование по кандидатурам В. Коновалова и занявшего в первом туре кандидата от «Справедливой России» Андрея Филягина назначено на 7 октября.

События в Приморском крае и в Хакасии привлекли внимание своей беспрецедентностью для России последнего десятилетия. В условиях жёсткого авторитарного режима итоги губернаторских выборов не отменяют, а кандидаты от партии власти не бегут с поля электорального сражения. Появилось ощущение, что вертикаль власти начинает рассыпаться прямо на глазах изумлённой публики.

На фоне этого две уже вполне ожидаемых победы кандидатов от ЛДПР в Хабаровском крае и Владимирской области, скорее подтвердили наступление новой политической эпохи. При этом во Владимирской области действующий губернатор Светлана Орлова своим очень специфическим и крайне авторитарным управленческим стилем сумела объединить против себя не только избирателей, недовольных повышением пенсионного возраста, но и значительную часть региональной элиты, поэтому её неудача (37,5% голосов против 57% у соперника) не стала полной неожиданностью.

Естественный тест вскоре покажет нам, по какому пути развиваются события. Можно выделить четыре варианта возможной реакции Кремля на итоги губернаторских выборов: Первый: отменить их вообще (т.е. вернуться к ситуации между 2004 и 2012 годами). Второй: списать результаты выборов на краткосрочный эффект пенсионной реформы и плохую работу на местах. Заменить потенциально проблемных губернаторов новыми лицами, и надеяться, что в 2019 году всё вернётся «на круги своя». Третий: перейти к однотуровым выборам с отменой или ослаблением муниципального фильтра (это будет выгодно для действующих губернаторов, опирающихся на административный ресурс, они смогут мобилизовать весь зависимый от власти электорат, а протестные голоса окажутся рассеяны). Четвертый: включить представителей системной оппозиции в пул приемлемых победителей выборов, т.е. допустить в регионах ограниченно конкурентные выборы с непредсказуемым исходом.

Очевидно, что первые два варианта будут означать окончательный переход к «пост-маркетинговому авторитаризму», а два последних – возврат к некоторым элементам прежней модели.

Вадим Гончаров

Теги: политика, выборы, Владимир Путин, авторитаризм