Уникальную коллекцию семян Вавилова передают в генный банк Ротшильдов

Фото: vigg.ru

21 марта 2018 12:56:32

7394

Семенной фонд сельскохозяйственных растений, который собирался в течение 114 лет, залог продовольственной безопасности России, вывозится за границу.

Под угрозой исчезновения оказалась уникальная коллекция семян, которую начал собирать еще в 1904 году известный ученый-генетик, ботаник, селекционер Н.И. Вавилов, сообщает РИА Катюша.

Как отмечает издание со ссылкой на сведения источников, знакомых с ситуацией, из Всероссийского института растениеводства (ВИР) им. Н.И. Вавилова в Санкт-Петербурге якобы под покровительством его бывшего директора Николая Дзюбенко в течение нескольких лет за рубеж вывозятся семена, являющиеся национальным достоянием России и залогом ее продовольственной безопасности. Часть коллекции отправлялась в генный банк на Шпицбергене, построенный на деньги Ротшильдов и Рокфеллеров, а также в государственные хранилища Китая.

Причем вывоз осуществляется легально, под видом обмена на другие семена. Никого не заботит, что этот обмен – совершенно неравноценный, с коэффициентом 1:10. И это, учитывая, что стоимость коллекции ВИР, как не имеющего аналогов генетического материала, может быть сопоставима с художественными ценностями России.

Сообщается, что 1 марта 2018 года Дзюбенко был снят с должности, но его помощники продолжают готовить к отправке более 2,5 тысяч образцов сортов и гибридов семян из российской коллекции в Норвежский генетический банк. Причем наиболее ценных, довоенных образцов, неповторимых по своим хозяйственно-ценным признакам (зимостойкость, засухо- и холодостойкость, устойчивость к вредным патогенам и вредителям, высокое содержание биологически активных веществ, обеспечивающих естественные натуральные нутриенты, важные для здоровья человека). Главный аргумент для вывоза — плохие условия хранения в ВИРе. Но в Якутии уже построено хранилище, отвечающее всем необходимым требованиям и ничуть не уступающее хранилищу Шпицбергена. Так что коллекцию семян можно было бы перевезти туда.

Семенной фонд, собранный российскими специалистами более чем за столетие, оценивается в 8 триллионов долларов. Редкие образцы семян множества сельскохозяйственных растений удалось сохранить даже во время Великой Отечественной войны во время блокады Ленинграда. А сейчас в мирное время ее расхищают, что может привести к настоящей катастрофе – зависимости России от Ротшильдовской «Monsanto», которая навязывает всему миру свои ГМО-семена. Эта компания сильно заинтересована в том, чтобы изъять из оборота открытого земледелия натуральные семена и заменить их на трансгенные. Такие семена позволяют остановить селекцию растений и семенной оборот. Растения «Monsanto» не воспроизводятся, так как от них будут получены семена, из которых невозможно получить новые растения. Так что для каждого нового посева придется покупать семена только у этой компании. Таким образом, возникает мировая монополия на все сорта. В США Monsanto контролирует 80% рынка генно-модифицированной кукурузы и 93% рынка трансгенной сои. Компания также ведет активное продвижение в сегменте обычных культур. По ряду оценок, на долю Monsanto приходится около 40% от рынка семян традиционных культур в США и 20% — во всем мире.

А «Хранилище судного дня» на Шпицбергене скорее можно рассматривать, как гарантию монополии, подтверждающую, что весь первоначальный генофонд растений находится в одних руках — частных руках миллиардеров из США, а совсем не как продовольственную безопасность для всего мира.

В коллекции ВИР хранятся семена многочисленных сортов сельскохозяйственных растений из разных стран мира, и многие из этих растений уже не произрастают на Земле. С 1923 по 1940 год Н.И. Вавиловым и другими сотрудниками было совершено 180 экспедиций, из них 40 — в 65 зарубежных стран. Результатом  этих экспедиций стало создание самой богатой в мире коллекции культурных растений, насчитывавшей в 1940 году 250 тысяч образцов. Она не только нашла широкое применение в селекционной практике, но и стала первым и крупнейшим в мире банком генов.

ВИР пока еще имеет стратегический актив для России, для ее экономической безопасности, так как сохраняет для селекции созданный природой Земли генетический материал. В частности, сохранены уникальные староместные сорта зерновых культур. Они есть только в России, в других странах были утрачены. К тому же создавать генетические банки в  других  государствах начали только в 70-е годы прошлого века. К тому времени многие семена уже были ослаблены из-за техногенных факторов. В своей первозданности они остались только в нашей стране.

Необходимо учитывать и то, что часть уникального засухо- и жаростойкого семенного генетического материала, который хранился в генетическом банке в Сирии, уничтожена во время войны.

По сведениям РИА Катюша, пытаясь остановить вывоз семян, бывший директор ВИРа, академик Виктор Драгавцев отправил обращения во все компетентные органы с требованиями приостановить этот беспредел и создать Государственную комиссию с привлечением СМИ и беспристрастных профессионалов для оценки работы бывших руководителей ВИРа, а также провести тщательную проверку (аудит) состояния всей коллекции ВИР.

Но есть и еще одна опасность. Если Россия подпишет Международный договор по растительным генетическим ресурсам для производства продовольствия и ведения сельского хозяйства, то вывоз семенного материала будет узаконен под видом «обмена».

В настоящее время РАН готовит свое заключение о целесообразности ратификации этого договора. Он должен быть подвергнут всестороннему анализу с учетом всех геополитических рисков сохранности бесценных национальных растительных генетических ресурсов России.

Екатерина Мельникова

Теги: семена, Ротшильды, Норвежский генетический банк, ВИР