В РПЦ призвали судей прекращать дела об оскорблении чувств верующих

Фото: ТАСС / Николай Галкин

07 августа 2018 11:02:18

2127

Зампредседателя синодального отдела по взаимоотношениям РПЦ с обществом и СМИ Вахтанг Кипшидзе заявил, что уголовные дела об оскорблении чувств верующих необходимо закрывать в случае признания вины подозреваемыми.

«Верующие люди и православные общественные организации, подающие жалобы на основании ст. 148, не могут ставить иной цели, чем признание людьми, допускающими издевательства над святыней, своей вины», – приводит слова Кипшидзе пресс-служба РПЦ.

Таким образом, по мнению церковного функционера, в случае, если человек, против которого возбуждено дело по 148-й статье, признает вину и выразит сожаление по поводу своего «издевательства над святыней», любой верующий человек «призван ходатайствовать о прекращении уголовного преследования». Кипшидзе предположил, что в таких случаях должно происходить примирение сторон.

Дела об оскорблении чувств верующих получили в России распространение, после того как под впечатлением от акции Pussy Riot в храме Христа Спасителя в 2013 году президент России Владимир Путин подписал федеральный закон «О внесении изменений в ст. 148 УК и отдельные законодательные акты России в целях противодействия оскорблению религиозных убеждений и чувств граждан». Согласно поправкам в УК, лица, допустившие «публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих», стали наказываться лишением свободы на срок до года. Это в целом соответствует советской юридической практике. Уголовный кодекс РСФСР 1960 года, действовавший в РФ до 1997 года, запрещал «оскорбление чувств и убеждений граждан в связи с их отношением к религии с использованием в этих целях средств массовой информации или в иной публичной форме» (ст. 143) под угрозой наказания до одного года лишения свободы.

Это, впрочем, ничуть не мешало в свое время советским властям бороться с религией и нарушать права верующих, то есть закон формально был, но ни один из советских чиновников, ответственных за закрытие храмов и посадки в тюрьму диссидентов, защищавших права верующих, ответственности так и не понес. После перестройки, в 1997 году, эту норму и вовсе вывели из уголовного законодательства. Посягательство на чувства верующих стало исключительно административным правонарушением. Так продолжалось до 2013 года, пока по инициативе президента РФ, разгневанного декламациями панков в храме: «Богородица, Путина прогони», наказание вновь не ужесточили. Однако «посадок» по этой расплывчатой статье за время действия нормы было не столь много, хотя попортили крови «кощунникам» немало. Преимущественно виновные отделывались штрафами и условными наказаниями. В 2014 году по статье был вынесен первый приговор: 24-летний житель Ижевска, который опубликовал в интернете оскорбительную для мусульман картинку, получил в наказание 200 часов обязательных работ. Дагестанский спортсмен Саид Османов получил в наказание два года условно после инцидента в Элисте (зайдя в буддийский храм, спортсмен помочился там и ударил ногой в нос статую Будды, а также заснял происходящее на видео). В Екатеринбурге суд направил на принудительное лечение некоего Антона Симакова, именовавшего себя «магистром магии вуду», за проведение обряда, призванного магически воздействовать на власти Украины: в обряде, помимо куклы вуду и крови жертвенного животного, использовались предметы православного культа. «Белого мага» признали невменяемым.

К слову, уголовное наказание за «святотатство» действуют не только в России, но и еще в четырех десятках стран. При этом, в отличие, например, от Ирана и Саудовской Аравии, законы эти применяются крайне редко. Связано это в частности с туманностью определения «оскорбления чувств». Примечательно дело, заведенное в Ставрополе, где к уголовной ответственности за оскорбление чувств верующих, выразившееся в фразе «Бога нет» и нецензурной характеристике Библии как «сборника еврейских сказок» в социальной сети, в 2014 году пытались привлечь некоего Виктора Краснова. Итогом его теологического диспута на странице в «Вконтакте» стало то, что к Краснову домой заявились сотрудники Следственного комитета и бойцы отдела по противодействию экстремизма при поддержке СОБР с автоматами. В квартире интернет-пользователя был проведен обыск, изъяты компьютер и телефон. Сам обвиняемый был на месяц помещен в психиатрическую лечебницу на освидетельствования на предмет вменяемости.

Однако наиболее резонансным стало дело видеоблогера Руслана Соколовского, ловившего покемонов в храме, обвиненного по редкой статье 148 УК РФ. Молодой человек несколько месяцев провел в СИЗО и пообещал больше не заниматься видеоблогерством. Екатеринбургская епархия не возражала против того, чтобы суд признал Соколовского виновным в совершении уголовного преступления. «Всем, кто настаивает, чтобы прощение и ходатайство об освобождении от ответственности перед законом Руслана Соколовского последовало со стороны Церкви независимо от раскаяния и исправления, рекомендовать не путать христианское всепрощение со стокгольмским синдромом, а православие с толстовством», — сообщала тогда епархия в своем пресс-релизе. Секретарь епархиального совета Екатеринбургской епархии игумен Вениамин Райников тоже фактически умыл руки, предоставив все решать суду: «Нам всем неплохо было бы уважать суд и не пытаться воздействовать на него с помощью какого-либо «голосования». Давить на суд для того, чтобы показаться добренькими, мы не будем. Мы выступаем за перевоспитание. В результате чего оно будет достигнуто, нам не принципиально». Сейчас, как видно, позиция Церкви становится более гибкой.

«Призыв прощать «святотатцев» и ограничиваться их публичным раскаянием вместо конкретных сроков и помещения в психушки едва ли объясняется тем, что РПЦ неожиданно дозрела до заповедей Христа, призывающего не судить и прощать врагов. Карательная практика применения ст.148 своим единственным результатом имела лишь то, что люди, особенно интеллигенция, отшатнулись от Церкви, увидев в происходящем разрыв заповедей Спасителя с тем, что на практике происходит в нашей стране при молчаливом согласии Церкви. Согласно последним опросам, авторитет Церкви в обществе неуклонно падает. Чтобы остановить этот процесс, и понадобились заявления вроде того, что сделано представителем патриархии. Однако призвать к отказу от уголовного мщения мало. Необходимо деятельное участие Церкви в виде заступничества для тех, кто по легкомыслию или из хулиганских побуждений задевает чувства верующих. Вот тогда это будут уже не одни лишь пустые слова», – сказал «Гражданским силам.ру» толстовец, директор библиотеки «Вне насилия» Виталий Адаменко.

Сергей Путилов

Теги: РПЦ, Вахтанг Кипшидзе, оскорбление чувств верующих, Pussy Riot