Кому нужен Совет Европы?

Фото с сайта: mosaica.ru

27 ноября 2017 13:47:53

868

Этот вопрос стал причиной заочной дискуссии генерального секретаря Совета Европы Турбьёрна Ягланда и российского сенатора Алексея Пушкова.

В Совет Европы входят 47 государств, а Парламентская Ассамблея СЕ контролирует деятельность Европейского суда по правам человека и соблюдение Конвенции о правах человека 1949 года.

Напомним, что в 2014 году российская делегация была «наказана за Крым» лишением права голоса в Парламентской Ассамблее Совета Европы. Россияне также не могли участвовать в работе уставных органов Ассамблеи.

Москва приняла ответные меры: прекратила отправлять документы для аккредитации делегации в ПАСЕ и объявила о намерении приостановить уплату части взноса в бюджет СЕ за 2017 год. При этом Москва заявила, что продолжит выполнять свои обязательства, взятые ранее по конвенциям Совета.

В частности, об этом еще в конце июня уведомил Ягланда министр иностранных дел России Сергей Лавров, заявивший о решении Москвы, одного из основных плательщиков, приостановить уплату части взноса в бюджет ПАСЕ за нынешний год вплоть до восстановления в полном объеме полномочий российской делегации в Парламентской Ассамблее Совета Европы.

Россия действительно остается одним из главных финансовых «доноров» Совета Европы. Как отмечает Financial Times, при общем бюджете СЕ в 450 миллионов евро, ежегодный российский взнос в эту организацию составляет 33 миллиона евро. Эта информация подтверждается и на сайте Совета Европы.

Еще в июне Турбьёрн Ягланд заявил, что выход Москвы из СЕ стал бы негативным шагом, так как членство России в этой организации, по его словам, «необходимо россиянам». При этом генсек СЕ отметил, что «уход России стал бы большим шагом назад и для Европы».

Ягланда можно понять: присоединение России к Совету Европы в 1996 году европейские политики и сегодня считают своим ключевым достижением после «холодной войны».

«Мы обеспокоены возможным выходом России из Совета Европы, поскольку это создаст проблемы с защитой прав человека в этой стране», — цитирует Financial Tines генсека СЕ, — «В случае ухода России её граждане рискуют потерять доступ к Страсбургскому суду, в котором на Россию приходится треть дел. Это станет негативным событием для Европы, так как мы получим Европу без России».

Правда, Ягланд тут же оговорился, что, выступая за то, чтобы Москва осталась в СЕ, Совет Европы вовсе не признает позицию России по Крыму.

«Никто не хочет давать сигнал, что мы принимаем аннексию Крыма», — сказал Ягланд в интервью Financial Times, — «Дело не в подрыве этой принципиальной позиции. Но мы должны иметь в перспективе наш мандат по защите прав человека в России, Крыму и где бы то ни было на континенте».

Очевидно, делая такое заявление, Ягланд учел печальный опыт председателя ПАСЕ испанца Педро Аграмунта, которому Парламентская Ассамблея вынесла вотум недоверия за «пророссийские взгляды».

Кроме того, Ягланд не может не учитывать откровенного давления Киева, обеспокоенного возможной отменой антироссийских санкций.

«В случае отмены антироссийских санкций мы примем свои ответные  меры», — передает Financial Times заявление постоянного представителя Украины при Совете Европы Дмитрия Кулебы, — «Если Москва не понесёт наказания, это будет означать дискредитацию организации, как на Украине, так и во всём регионе. Если это произойдёт, то Украина пересмотрит свои отношения с Советом Европы».

Газета также отмечает, что «другие противники отмены антироссийских санкций без каких-либо уступок со стороны Москвы могут создать опасный прецедент и вызвать цепную реакцию».

По мнению экспертов издания, похожую позицию в ближайшей перспективе могут занять Польша, Венгрия, Турция и Азербайджан, которых СЕ неоднократно обвинял в частичном «отступлении от демократии» и которые «имеют серьёзные разногласия» с Советом Европы.

В Москве понимают обеспокоенность Страсбурга возможным выходом России из ПАСЕ.

«Для Совета Европы выход России из состава организации стал бы большей потерей, нежели для Москвы», — написал в Twitter председатель Комиссии Совета Федерации по информационной политике Алексей Пушков, — «Это была бы крупнейшая потеря для СЕ, и не только финансовая, и потеря гораздо большая, чем для России».

Не исключено, что и до самого генсека СЕ, и для многих других членов Совета Европы, наконец, дошло, что санкции против России не только неэффективны, но и вредны для всего Старого Света. Здесь понимают, что Россия готова к любому развитию ситуации с санкциями, и это ясно показал только что принятый Госдумой российский бюджет.

«Бюджет подготовлен с учётом возможного ухудшения ситуации с санкциями», — подчеркнул 26 ноября министр финансов Антон Силуанов в программе «Воскресный вечер с Владимиром Соловьёвым» на телеканале «Россия 1», — «В этом году взят курс на сокращение дефицита федерального бюджета, что может послужить для наших западных партнёров сигналом о бессмысленности введения каких-либо ограничений. Сейчас мы проводим взвешенную бюджетную политику, сокращаем дефицит, и наши коллеги на Западе это видят. Таким образом, бюджетная политика России становится сдерживающим элементом по установлению новых санкций против нашей страны».

«Совету Европы стоит всерьёз рассмотреть вопрос отмены антироссийских санкций, так как Москва может выйти из состава нашей организации», — откровенно признался в интервью Financial Times Турбьёрн Ягланд.

Однако рассчитывать на скорую отмену Советом Европы антироссийских санкций не приходится: в любом случае, такой шаг европейцы будут согласовывать с Вашингтоном, а там явно не настроены отменять ограничения в отношении Москвы.

Игорь Антонов

Теги: Совет Европы, СЕ, Россия, Турбьёрн Ягланд

Категории

Соцсети

Вконтакте Facebook Twitter
102.png
mtpp.png

Комментарии

Авторизируйтесь, для того чтобы иметь возможность оставить комментарий.

Для регистрации.

Оставить комментарии через социальные сети

Предыдущие новости

Следующие новости

Материалы по теме

Самое читаемое