Вашингтон поделил мир на «разбойников», «террористов» и «ревизионистов»

Фото: thenational.ae

19 декабря 2017 15:58:51

2227

18 декабря Белый дом опубликовал на своем официальном сайте новую стратегию национальной безопасности США, затребованную Конгрессом.

Документ состоит из 64 страниц и четырех блоков: защита страны, процветание, продвижение мира через силу и расширение американского влияния.

Как отмечает телеканал CNBS, из новой стратегии исчез внесенный в 2016 году администрацией Барака Обамы пункт об изменении климата как угрозе национальной безопасности США.

«Согласно новой версии, Вашингтон будет поддерживать баланс между обеспечением энергетической безопасности, ростом экономики и защитой окружающей среды, но основной угрозой администрация Трампа считает Россию и Китай», — указывает CNBS.  

В основу новой стратегии Вашингтона легло 190-страничное исследование аналитиков американской исследовательской корпорации RAND «Военные возможности и силы США для опасного мира», где дана оценка потенциальных конфликтов с Россией и Китаем («страны-ревизионисты»), Северной Кореей и Ираном («страны-разбойники») и международными группами салафитов-джихадистов («страны-террористы»). Примечательно, что слово «Россия» упоминается в докладе 25 раз, «Китай» — 38 раз, «Иран» и «Северная Корея» — 17 и 16 раз соответственно.

В преамбуле авторы называют новую политику по обеспечению национальной безопасности «принципиальным реализмом» («principled realism»).

Аналитики RAND считают, что в условиях, когда Россия и Китай ускоренными темпами модернизируют свои вооруженные силы, «армия США не в состоянии стоять в одной линии с модернизированными силами крупных держав, плохо оценивают свои ключевые задачи в Европе и Восточной Азии и в целом недостаточно подготовлены».

Самой большой стратегической угрозой национальной безопасности США авторы исследования называют Россию и Китай.  

В Белом доме уверены, что эти две державы стремятся сформировать мир, противоречащий американским ценностям и интересам. В частности, в докладе говорится, что Китай стремится вытеснить США из Индо-Тихоокеанского региона, расширить масштабы своей экономической модели, ориентированной на государство, и изменить порядок в регионе в свою пользу, а Россия хочет восстановить  статус великой державы и установить сферы влияния вблизи своих границ. К угрозам, исходящим от России и Китая, в Вашингтоне относят и кибератаки, и «дестабилизирующее вмешательство» во внутренние дела США и их союзников в Европе. 

«США могут проиграть следующую войну, даже несмотря на то, что американские вооруженные силы превосходят китайские в соотношении 2,7 к 1 и российские — 6 к 1», — отмечают американские аналитики, — «Если Россия вторгнется в страны Балтии, США не успеют оперативно применить свои военно-воздушные силы, и, таким образом, сейчас НАТО не способно защитить прибалтийские государства в случае решительного и внезапного российского нападения».

«Действия Москвы направлены на ослабление американского влияния и внесение раздора между союзниками и партнерами Вашингтона», — указывается в новой стратегии Вашингтона.

Не меньшее беспокойство вашингтонских экспертов вызывает ситуация на Дальнем Востоке. Так, указывается, что вооруженные силы США не смогут противостоять Китаю, если тот решит восстановить контроль над Тайванем.

Еще один источник угрозы для безопасности США, по мнению авторов доклада — ядерный арсенал Северной Кореи. Эксперты признают, что у США «мало удовлетворительных вариантов действий» для нейтрализации северокорейского режима.

В списке «ключевых угроз» — и Иран, стремящийся, по мнению администрации Трампа, к обладанию ядерным оружием, и угрожающий стратегическим союзникам США в ближневосточном регионе, прежде всего Израилю.

Среди негосударственных угроз авторы стратегии перечисляют международные террористические и преступные группировки, в основном исламистские.

Как отмечают наблюдатели, в новой стратегии национальной безопасности США отказываются от идеи партнерства с Россией и Китаем, тогда как в прежних стратегиях прежних администраций указывалось, что «контакты с Россией и Китаем и включение этих стран в международные институты позволят сделать из них лояльных партнеров, которым можно будет доверять».

Так, в стратегии национальной безопасности США при Джорджа Буше-младшем в 2002 году, отмечалось, что «США и Россия больше не являются стратегическими противниками», и выражалась надежда, что обновленный мир все больше отдаляется от времен «противостояния сверхдержав».

В стратегии 2006 года Россия и Китай наравне с Японией и Южной Кореей были названы «ключевыми региональными партнерами».

В доктрине 44-го президента США Барака Обамы 2010 года Вашингтон намеревался  «работать над повышением эффективности партнерских отношений с ключевыми центрами влияния, такими как Китай, Индия и Россия».

В новой стратегии такие «партнерские подходы» названы «неверным».

«Гонка за всемогущество вернулась», — констатирует стратегия, — «Российский ядерный потенциал стал экзистенциальной угрозой для США».

Впрочем, уже в стратегии 2015 года, после воссоединения Крыма с Россией, появился термин «российская агрессия», а отношения с Москвой в основном упоминались в контексте давления и сдерживания от «будущей агрессии» при помощи коллективных европейских и американских санкций. Правда, тогда США еще надеялись «наладить партнерские отношения с Китаем», но сейчас они отказались и от такой возможности.

Новая стратегия вызвала отнюдь не однозначную реакцию в самих США.

«Этот документ написан в духе мировоззрения британского философа Томаса Гоббса», — пишет обозреватель вашингтонского издания The American Conservative Дэниэл Р.Депетрис, — «Картина мира, изображенная в нем, черно-белая: мир в ней жесток и немилосерден, в нем страны соперничают друг с другом за то, кто получит больший кусок глобального пирога. Россия и Китай представлены в качестве «ревизионистских держав», стремящихся к уничтожению международного порядка, который США и их европейские союзники «построили с нуля» после Второй мировой войны».

По мнению обозревателя The American Conservative, «США слишком свыклись с мыслью о том, что конкуренты страны будут четко следовать тем правилам, которые были написаны для них».

«Новая стратегия критикует сложившееся после «холодной войны» на Западе убеждение, что демократические принципы управления будут распространяться, подобно лесному пожару, а также что США будут неоспоримой сверхдержавой, определяющей принципы, по которым работает международное сообщество», — пишет The American Conservative, — «К сожалению, авторитарные государства проявили себя более компетентными, коварными и устойчивыми, чем им в том были готовы отдать должное американские идеалисты, и стратегия Трампа справедливо указывает на это».

Правда, большинство американских аналитиков все же не считают новый документ администрации Трампа «универсальным ответом на все вопросы».

«Мировые проблемы имеют неприятную тенденцию превращаться в кризисы, а кризисы — в катастрофы в мгновение ока», — напоминает, в частности, Дэниэл Р.Депетрис на страницах The American Conservative, — «Если Трампа глубокой ночью разбудит телефонный звонок, он не помчится стремглав в Овальный кабинет и не начнет отчаянно листать этот документ в поисках ответов.

В Москве новую стратегию Вашингтона восприняли как шаг к усилению конфронтации. 

«Новая стратегия национальной безопасности США станет угрозой для всего мира», — цитирует ТАСС председателя Комитета Совета Федерации по международным делам

Константина Косачева, — «Этот документ свидетельствует о попытках Вашингтона противодействовать восстановлению баланса сил и демонстрирует намерение США сделать ставку на силу во всех сферах, от экономики до обороны».

Петр Сергеев
Теги: США, Россия, Китай