«Хрущебы» канут в лету?

Фото: ok-inform.ru

22 февраля 2017 10:11:31

2823

Если, прав классик, однажды изрекший, что жилищный вопрос испортил москвичей, то эту «испорченность» вполне может исправить президент России, поручивший мэру столицы завершить снос ветхих пятиэтажек, прозванных в народе «хрущобами» в честь блаженной памяти первого секретаря ЦК КПСС Н.С.Хрущева.

С расчетом на ядерный взрыв

Встреча президента Владимира Путина с мэром Москвы Сергеем Собяниным, наверняка, оказалась, для многих москвичей главной новостью вторника. Еще бы! Президент велел столичному градоначальнику убрать с лица земли московской не только оставшуюся 71 панельную «хрущобу», но и вообще все пятиэтажки, а на их месте построить новые дома.

«Снос таких домов соответствует настроению и ожиданиям жителей Москвы, - сказал президент мэру. – Мне представляется, что это было бы самым правильным решением. Вопрос только в бюджетных возможностях столицы и ее возможностях в привлечении инвесторов».

«Снос по нынешней программе завершим к 2018 году, – пообещал мэр президенту. – В ходе программы реновации жилого фонда переселены 160 тысяч московских семей. Жителей снесенных домов будем расселять в пределах одного района».

Последнее особенно понравилось москвичам, опасающимся, что их, живущих пусть и в «хрущобе», но зато рядом с метро, скажем, «Первомайская», переселят куда-нибудь в Некрасовку, а то и в Новую Москву.

А Сергей Собянин продолжал радовать горожан.

«Программа расселения московских «хрущевок» будет беспрецедентной по масштабам, — написал в своем микроблоге в Твиттере воодушевленный встречей с президентом Сергей Семенович, — «Дома, построенные на месте советских пятиэтажек, прослужат сто лет».

Дело тронулось просто с невероятной для наших широт скоростью. Через несколько часов после встречи Собянина с Путиным, министр ЖКХ и строительства Михаил Мень подтвердил РИА Новости, что «президент уже поручил Минстрою подготовить федеральный закон, который позволит реализовать масштабную программу по расселению из ветхого и аварийного жилья».

Особенно учащенно бились сердца жителей «несносимых» серий пятиэтажек. Это тоже «хрущобы», но официально подлежащие капитальному ремонту. Во всяком случае, сносить их не собирались, хотя специалисты и утверждают, что сделать капремонт в таком доме, конечно, можно, но комфортабельно жить там все равно будет невозможно.

Это заметил даже непрофессиональный строитель, то есть, мэр Москвы.

«Хрущевки» находятся в плохом состоянии», — сказал он президенту, — «Балконы «провисают», швы на фасадах разошлись, центральное отопление вмонтировано прямо в стены домов, и чтобы его отремонтировать, придется выломать все стены, либо разместить отопление внутри помещений, а для ремонта канализаций придется снести перегородки между квартирами, в которые эта канализация вмонтирована».

Таких «неоперабельных» пятиэтажек в столице остается, по словам мэра, около 25 миллионов квадратных метров, на которых проживает 1 миллион 600 тысяч москвичей.

«Мы знаем, с чем сталкиваемся», — признался Сергей Собянин, предвкушая трудности со сносом «остатков», — «Когда сносили первую серию пятиэтажек, по масштабу это был меньший снос, но потребовались невероятные усилия. Многие инвесторы тогда просто разорились на этих проектах. Мы взяли эти проекты на бюджет и доводим до логического завершения».

В диалоге президента и мэра особенно обнадежили слова Собянина о том что «жители пятиэтажек, где невозможно сделать капремонт, тоже платят за будущий капремонт». Проистекает ли из этого, что отныне «пятиэтажникам», надеющимся на скорый снос их малолитражных каменных палат, уже не придется платить по 15 рублей за квадратный метр жилья в счет капитального ремонта, до которого это жилье не доживет? Пока этот вопрос провисает точно так же, как упомянутый мэром балкон на «хрущевке», пережившей пять генсеков и трех президентов.

Да что там генсеки-президенты! Страны под названием «СССР» уже нет, а «хрущевки» — вот они, стоят, сердешные! Хотя, скажем по секрету, строили их с расчетом только на двадцать пять лет, и, по идее, они давно должны были развалиться. Возможно, дома эти стоят только потому, что в СССР все строили еще и с расчетом на ядерный взрыв. А эти «панельки» как раз из героических времен «холодной войны», «Карибского кризиса» и прочих великих строек коммунизма. Ядерного взрыва, по счастью, не случилось, а больше «хрущобам» ничего не страшно.

Вот они и стоят. 

А пока они стоят,  нырнем ненадолго в историю вопроса.

История вопроса

История «хрущоб» ведет свое начало с 1948 года, когда в Москве, на Соколиной Горе и вдоль Хорошевского шоссе, эксперимента ради построили несколько каркасно-панельных домов, спроектированных Госстройпроектом при участии Академии архитектуры СССР и Мосгорпроекта. Но сразу после войны было не до великого переселения народа в отдельные «соты», и проект отложили до лучших времен.

Лучшие времена наступили в середине пятидесятых годов, при Хрущеве, подарившем новым «панелькам» свою фамилию. Исход москвичей из коммунального рая в отдельные квартиры был событием поистине историческим. Хотя, в 1956 году, когда проекты проходили одобрение, первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущев оставил только самые экономичные серии. По нынешним стандартам, это были неудобные клетушки с такими узкими лестничными пролетами, что трофейные рояли, серванты и прочее габаритное добро приходилось  втаскивать через окна, из которых по такому случаю высаживали рамы. Но народ все равно был счастлив, и уже за одно это – низкий поклон Никите Сергеевичу.

Итак, в 1956 году проект заработал на полную катушку. К его реализации подготовились серьезно: заранее построили 402 завода сборных железобетонных конструкций, и дома собирались на манер нынешнего «лего». Отсюда и скорость возведения. Конечно, жизнь вносила в проекты какие-то изменения: например, черепичные или шиферные крыши заменили более дешевыми плоскими битумными крышами. Уже к началу семидесятых годов в СССР было построено около 400 миллионов квадратных метров такого жилья, и Москва по числу новых квартир на количество жителей обогнала все столицы Европы. А московские Черемушки стали то ли трендом, то ли брендом, но свои «Черемушки» теперь были в каждом уважающем себя советском городе. Кто помоложе, тот не поверит,  в столичный район Черемушки водили экскурсии!..

Но мы отвлеклись.

Последние «хрущевки» были построены в начале 80-х годов. А поскольку степень их износа заставляла нервно заикаться даже видавших виды жилищных инспекторов, в конце 80-х заговорили о необходимости сноса «хрущоб». Но этот проект сдули «ветры перестройки», потом канул в Лету СССР, а новая Россия на первых порах сносила все что угодно, только не «хрущобы».

Только в 1999 году правительство Москвы издало постановление о сносе «хрущевок» до 2010 года. Тогда «под снос» попали 1722 пятиэтажки (серии перечислять не станем, а то читатель заскучает) общей площадью 6 миллионов «квадратов», возведенные в 1959-1962 годах. Столичный Стройкомплекс разработал график сноса,  и процесс пошел.

Москвичи, наверняка, помнят,  тот, первый снос велся «волновым методом». Задумка была неплохая: сначала строили дом, в него пересели обитателей «хрущобы», которую тут же сносили и на ее месте строили новый дом. В который переселяли обитателей другой «хрущобы», и т.д и т.п. Чем еще был хорош этот метод: народ не беспокоился, что его закинут куда-нибудь в Замкадье, поскольку новый дом часто оказывался во дворе старого, и новоселы перетаскивали вещи вручную, кряхтя, но радуясь, что не пришлось нанимать грузовик.

Пик сноса пришелся на 2006-2007 годы, когда власти под руководством крепкого хозяйственника Юрия Лужкова (кто не помнит, был такой мэр Москвы) умудрились расселить аж 680 «хрущевок». Темпы сноса притормозил кризис, и, скажем, в 2010 году снесли всего 48 домов, а в 2011 году и того меньше – 31 дом. 

Оставшуюся сейчас 71 «хрущобу» снесут, как обещал мэр, до 2018 года. Основной объем сноса, пот словам руководителя столичного Департамента строительства Андрея Бочкарева, придется на 2016-2017 годы, и несколько домов останется снести в 2018 году.

Эти несносные пятиэтажки

Конечно, многие жители «несносимых» серий панельных «хрущевок» с завистью смотрели, как в новые дома переезжают люди из соседнего, «сносного» дома. Невезунчикам, живущим в «панельках» серии 1-515, блочных домах серии 1-510 и кирпичных серии 1-511 и 1-447, оставалось только вздыхать. Потому что кто-то там, Наверху, решил, что конструктивно эти дома еще ого-го, и их надо только капитально отремонтировать.

«Тебя бы самого, гадюку, в такое «ого-го», посмотрели бы мы на тебя», — злились невезунчики, с неизбывной тоской в глазах разглядывая очередную красавицу-«башню» неподалеку от своей «хрущобы», — «Небось, через неделю взвыл бы, куриный клык…». 

Но тут случилось непредвиденное. Еще до встречи мэра с президентом, проблемой «несносимых» пятиэтажек занялись муниципальные депутаты, собравшиеся на съезд Совета муниципальных образований Москвы.

Видимо, эксперты убедительно доказали муниципалам, что капитально отремонтировать «хрущевки» невозможно, и проще их – то есть, дома, конечно,  снести, и переселить людей в современное жилье. А на месте неэкономичных пятиэтажек построить нормальные 20-30-этажные жилые дома.

 Обсудив проблему со специалистами и друг с другом, депутаты попросили столичные власти продлить программу сноса пятиэтажек. Свое предложение депутаты направили мэру аккурат накануне встречи Собянина с президентом. И то ли проникся Сергей Семенович чаяниями народно-депутатскими,  то ли мудрые люди в Стройкомплексе к тому времени что-то придумали, а только к президенту мэр Москвы пришел уже с готовым предложением, снос надо продолжить, а жителей пятиэтажек переселить в новые дома.

С чем президент и согласился.

Снос и деньги

Руководитель столичного Стройкомплекса, заместитель мэра по строительству Марат Хуснуллин проблемой пятиэтажек занимается не первый год, и знает здесь, кажется, все.

«У нас в Москве главная проблема – отсутствие стартовой площадки», — говорит чиновник, — «Снос потому и задерживался, что его последний этап проходил там, где уже не было земельных ресурсов. Да и далеко не все жильцы сразу соглашались выезжать из «хрущевок», и до двадцати процентов всей программы «уходило» в суды».

Памятуя, что президент интересовался у мэра бюджетными возможностями Москвы, спросим, может, все упиралось в отсутствие денег?

«Сегодня семьдесят процентов всех наших средств идет на решение транспортной проблемы в городских масштабах, тем более что программа расселения сегодня не так остра, как транспортная проблема», — пояснил Марат Хуснуллин.

Иными словами, деньги на снос «съедала» дорожно-транспортная программа. Увы, москвичей уже давно портит не только жилищный, но и транспортный вопрос…

О трудностях со сносом ветхого жилья говорил и руководитель Департамента градостроительной политики Сергей Левкин.

Но теперь это, судя по всему, в прошлом.

«Власти Москвы готовы разработать закон о сносе пятиэтажек, и все финансовые вопросы мы способны решить самостоятельно», — сказал мэр президенту.

А раз сказал – сделает.  

Григорий Саркисов
Теги: «Хрущевки», пятиэтажки, Владимир Путин, Сергей Собянин