Реальность, данная в ощущениях: меньше среднего класса — меньше революций

Фото: fototelegraf.ru

18 апреля 2019 22:28:08

1583

Это только в современной Америке, или на Западе так называемый «средний класс» выступает в качестве опоры экономической системы, основы политической стабильности. Казалось бы логично — чем лучше люди живут, зарабатывают, тем спокойнее властям. Меньше поводов для беспокойства, в плане помыслов про революцию. В России все не так

«Середняк», то есть относительно зажиточный, но еще не доросший до классово чужого кулацкого элемента крестьянин, рассматривался Сталиным в эпоху коллективизации как носитель враждебной, мелкособственнической стихии. То есть потенциально опасный, горючий материал, который подлежит уничтожению.

Правоту вождя всех народов полностью подтверждает новое время. Кто выходил на проспект Сахарова и Болотную площадь бунтовать против коррумпированной, тупиковой модели путинского развития? Кто первым возмутился по поводу попыток Роскомнадзора закрыть Telegram? Отнюдь не пролетарий, работник автомойки или крестьянин. Движущей силой общественного протеста стал пресловутый средний класс. То есть люди, живущие по стандартам выше среднего по стране, с высшим образованием и дорогим айфоном в кармане. Не занятый физическим трудом, то есть с уймой свободного времени для вольнодумства.

Так вот, этот самый «мотор революции» стал хиреть день ото дня. С 2014 по 2018 год доля россиян, относящих себя к среднему классу, сократилась с 60% до 47%, сообщает газета «Ведомости» со ссылкой на итоги ежеквартального опроса «Потребительский индекс Иванова», проведенного по заказу «Сбербанк CIB».

Хотя едва ли власти можно заподозрить в сознательном стремлении извести под корень «классово чуждый элемент», факты говорят сами за себя — россияне все сильнее расслаиваются на голытьбу и супербогатеев. Средний класс размывается и причем не в лучшую для себя сторону.

Экономической подэлите общества все чаще приходится задумываться не о революциях и преобразовании обществ, вооружившись ноутбуком и потягивая кофе в «Старбаксе», а о добывании хлеба насущного. Для властей и простого люда, сопрягающего свой непосильный труд с регулярным просмотром зомбоящика (по которому непрестанно трубят о небывалых успехах импортозамещения и происках врагов) — это хорошо. Наступает долгожданное время стабильности или застоя — как кому будет угодно.

А что же сам средний класс? Неужели он действительно перестает существовать как социальный вид? Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков все отрицает, в том числе существование самого среднего класса.

«Кто считает себя сами средним классом или ниже — это ощущенческая категория. Есть ли у нас понятие среднего класса?», — заявил он РБК.

«Для отнесения людей к «среднему классу» и фактически, и психологически главный критерий – уровень доходов и потребления. И именно с ними дела обстоят крайне неблагоприятно в последние годы. Этим нынешний кризис во многом отличается от предыдущих – 1998 г., 2008 г., когда после резкого ухудшения ситуации достаточно быстро происходило восстановление доходов. Но теперь реальные доходы падают шестой год подряд. При таком положении не только существенно и неумолимо ослабляется материальное положение среднего класса, как и многих других слоёв населения. Но он ощущает и некую безысходность, сложности изменения статуса кво, отсутствие перспектив улучшений. Всё это в совокупности и отражает не только объективные реалии, но и психологическое отношение людей к своей «среднеклассности». Для экономики это очень печальное явление. Средний класс выступает не только с материальных позиций как стабильный потребитель товаров и услуг, чей платёжеспособный спрос стимулирует производство. Но, помимо этого, в среднем классе, как правило, сосредоточены образованные, квалифицированные люди, которые стремятся к совершенствованию, они более креативны. Поэтому высокая доля «середняков» способствует развитию экономики и общества в целом» — сказал «Гражданским силам.ру» руководитель группы аналитиков  ООО «ЦАФТ» (Центр аналитики и финансовых технологий) Марк Гойхман.

«Обратимся к недавнему исследованию Росстата относительно благосостояния россиян (тема, наделавшая немало шума в СМИ, особенно в части того, что треть россиян не могут позволить себе купить вторую пару обуви по сезону). Там совершенно четко указано, что 53% россиян не способны справиться с какими-либо срочными тратами, связанными, например, с возникшими проблемами со здоровьем, неожиданной поломкой бытовой техники (холодильника, кухонной плиты, стиральной машины), срочного, пусть и небольшого, ремонта, вызвано, к примеру, протечкой труб и т.д. Для того, чтобы выйти из подобного затруднения им придется или брать кредит в банке, или собирать деньги по родным и знакомым. Т.е. это та категория наших сограждан, которые не имеют никаких запасов даже на случай форс-мажорных обстоятельств. Вычитаем из 100% эти самые 53% и получаем озвученные экспертами Сбербанка 47% россиян, которые причисляют себя к среднему классу. Получается, что средним классом у нас в стране считают себя те граждане, у которых есть хоть какие-то накопления или более-менее приличная зарплата для того, чтобы справиться с какими-то внезапными неприятностями. Это действительно дает некое психологическое ощущение защищенности. Пусть и очень условное, так как на Западе средний класс может позволить купить себе из «имеющихся под рукой средств» не стиральную машину, а престижный автомобиль, тур на океанском лайнере или пакет ценных бумаг, которые будут приносить немалый доход. Мы же и живем гораздо скромнее, и ведем себя гораздо скромнее. Ощущение, что «я не попаду в непроходимую беду, если сломается холодильник» уже позволяет нашим согражданам чувствовать себя тем самым средним классом, который в соответствии с вышеозвученным классическим определением «имеет устойчивые доходы, достаточные для удовлетворения широкого круга материальных и социальных потребностей». Что касается того, что количество россиян, относящих себя к среднему классу, сократилось с 60 до 47%, то это следствие, во-первых, снижения доходов россиян, во-вторых, неуверенности даже в ближайшем будущем. Риски потери работы, снижения зарплат, обесценивания рубля, нового экономического кризиса приводят к тому, что ощущение вот этой самой «подушки безопасности» заметно ослабевает. И все меньше людей уверены, что их доход сможет в будущем обеспечить им пресловутое удовлетворения широкого круга материальных и социальных потребностей», — отметил в беседе с «Гражданскими силами.ру» аналитик ГК «ФИНАМ» Алексей Коренев.

Ряд экспертов полагает, что в действительности к среднему классу в западном понимании можно отнести гораздо меньшую часть населения даже по сравнению с выкладками CIB.

«Ипотека, массовые кредиты, товары в рассрочку — это механизмы, созданные как раз для того, чтобы население с доходами «ниже среднего» и хуже могло «подтянуться» к уровню жизни среднего класса. Не думаю, что аргументы CIB в данном случае оптимальны для характеристики среднего класса в России: недостаточно иметь возможность откладывать деньги и посещать ресторан, чтобы охарактеризовать свои доходы «средними». Думается, что это все-таки немного иное: иметь возможность приобрести жилье без привлечения займов, пользоваться автомобилем без кредита (львиная доля машин на дорогах страны — это чьи-то открытые кредитные истории), отдыхать в Европе и премиум-Азии, оплачивать обучение, налоги. Средний класс — это, вероятно, повседневная жизнь без кредитов, тщательное планирование бюджета и будущего, долгосрочные инвестиции, разные источники дохода. Таких людей во всем объеме российского населения не больше 10-15%», — поделилась своими мнением с изданием старший аналитик информационно-аналитического центра «Альпари» Анна Бодрова.

Плох или хорош процесс размывания так до конца и не сформировавшегося среднего класса в России с точки зрения властей? Чем меньше народу будет сидеть за ноутбуком и заниматься вместо фантазий о переустройстве общества поисками хлеба насущного, тем лучше, с точки  зрения носителей, «скреп». Но с другой стороны, переток интеллигенции в трудящиеся массы вполне способен дать старт новой волне «хождения в народ», сродни с народовольческими. Пожалуй худшего кошмара, чем прогрессивно мыслящий программист, беседующий о реформах за чакушкой водки в подвале с бригадой сантехников, для власти и придумать трудно.

Сергей Путилов

Теги: средний класс, Россия, революции