Три загадки хабаровских выборов

Фото: pronedra.ru

01 октября 2018 22:52:25

1992

23 сентября, в день второго тура выборов губернатора Хабаровского края, социологи из коммуникационной группы «Медиатехнологии» провели экзит-полл (опрос граждан при выходе с избирательных участков).

Согласно результатам экзит-полла, за действующего губернатора Хабаровского края Вячеслава Шпорта во втором туре выборов главы региона проголосовали 57% избирателей, а за кандидата от ЛДПР Сергея Фургала — 43%.

Загадка первая

Проблема с этими цифрами в том, что официальные результаты подсчёта голосов оказались совершенно другими. Шпорт получил 28%, а Фургал — 69,6%. Как же объяснить это загадочное расхождение данных? Может быть, избирательные комиссии фальсифицировали результаты в пользу оппозиционера? Смешно, согласимся. Тогда, может быть, социологи исказили результаты опроса, чтобы прикрыть возможные фальсификации в пользу губернатора? Не исключено. Или избиратели в массе своей уже боятся открыто признать, что они проголосовали против партии власти? С точки зрения здравого смысла наиболее вероятен второй вариант, но, кто знает? Если справедлива последняя гипотеза, то дела партии власти в России совсем плохи. Возможно, российский авторитаризм – это дом, построенный на песке, и никакого фундамента в виде поддержки граждан под ним нет, а респонденты просто систематически врут социологам, поскольку боятся. Конечно, страх — тоже неплохой фундамент социального спокойствия, но очень ненадёжный.

Загадка вторая

По информации Леонида Волкова (одного из руководителей Фонда борьбы с коррупцией и начальника штаба Алексея Навального в период недавних президентских выборов): «Когда ФБК попросили наш хабаровский штаб записать видео для избирателей перед вторым туром, штаб отказался: мол, Фургал ничем не лучше Шпорта, и репутация у него в регионе соответствующая; приличные люди не должны такого кандидата поддерживать». Иначе говоря, наиболее мощная организация российской внесистемной оппозиции прямо отстранилась от участия в стихийной протестной коалиции «Большинство против партии власти». И, что знаменательно, это решение никакого заметного влияния на результат выборов не оказало. Почему же это произошло?

Особенно любопытно, что в августе (после того, как от участия в выборах мэра Хабаровска незаконно отстранили начальника местного штаба Навального А. Ворсина) сам Навальный открыто призвал своих хабаровских сторонников не участвовать в выборах 9 сентября, опубликовав пост с характерным заголовком «Поправка: в Хабаровске идти на выборы не надо. Там надо на митинг». «9 сентября, – писал он – на избирательных участках политики не будет совсем никакой, вся она в этот день в тех местах, где проходит всероссийская акция против повышения пенсионного возраста. В Хабаровске — тем более».

В политике, и даже в российской политике, нечасто случается такое явное попадание «в молоко». Именно на избирательных участках Хабаровска 9 сентября 2018 года снова началась политика, хотя, возможно и не та, которую желали бы видеть представители внесистемной оппозиции. Во избежание двусмысленностей уточним: требование Навального о допуске на выборы неподконтрольных Кремлю кандидатов абсолютно справедливо, но его стратегия «митинги вместо выборов» в сентябре 2018 года оказалась абсолютно провальной. Причём, казалось бы, ничто не препятствовало призвать избирателей сначала прийти на выборы и проголосовать против кандидатов партии власти, а уже потом идти на митинг. Но нет, Навальный фактически способствовал снижению явки протестного электората, хотя, как уже было сказано, без особых последствий. Дополнительную загадочность в эту историю привносит то обстоятельство, что стратегию бойкота несвободных выборов теперь отстаивает тот же политик, который в 2011 году с большим успехом агитировал «голосовать за любую партию, кроме партии жуликов и воров».

Похоже на то, что движение навальнистов пало жертвой собственного первоначального успеха. Сформировав мощное идеологическое сетевое ядро, готовое систематически поддерживать организацию деньгами и выходить на митинги по призыву лидера с ненулевым риском административного и даже уголовного преследования, лидеры попали от этого ядра в зависимость. Уж если оплачиваемые сотрудники штаба отказываются выполнять поручение из центра ввиду его моральной сомнительности с их точки зрения, то уж про остальной актив говорить не приходится. Парадоксально, но даже такой вполне авторитарный по своей стилистике политический лидер, как Алексей Навальный не может повести своих сторонников туда, куда они идти не хотят. А они не хотят идти на несвободные выборы, и не хотят создавать даже тактическую коалицию с партиями системной оппозиции, поскольку видят в них противников, а не потенциальных партнёров.

Загадка третья

Если верить данным СМИ, кампанию губернатора Шпорта вела «Бакстер-групп» политтехнологов Дмитрия Гусева и Олега Матвейчева. После первого тура в Хабаровск был переброшен сводный отряд лучших политтехнологов ЕР, только что успешно завершивших относительно конкурентные кампании в Екатеринбурге и Нижнем Новгороде. Политтехнологи-десантники не помогли, но, в общем, особых чудес после первого тура от них никто и не ждал. Однако самое интересное, что «Бакстер-груп» Гусева и Матвейчева после поражения в Хабаровске перебросили в Приморский край на новую более ответственную кампанию. 

Что же из этого следует? Возможно, заказчики вполне осознают, что проблема не в политтехнологах, и от политтехнологов теперь требуются, главным образом, исполнительность и верность. Или партия власти уже даже не рассчитывает на победу (во всяком случае, с помощью избирательных технологий)?

Не ясно, как скоро мы узнаем правильные ответы, но в российской политике, как в хорошем детективе, на смену одним загадкам быстро приходят другие, и скучать в любом случае не приходится.

Вадим Гончаров

Теги: выборы, Хабаровский край, политика, политтехнологи