Москва не для москвичей?

Фото: lifemo

10 октября 2016 14:40:07

4375

Почему и куда все же стоит перенести столицу Российской Федерации?

Современная Москва не приспособлена к тому, чтобы одновременно быть политическим, экономическим и культурным центром страны. Общее перенасыщение, чрезмерная загруженность и централизация обернулись очевидным коллапсом, найти выход из которого – одна из серьезных задач действующей власти.

Наша столица не соответствует и представлению о комфортной для жизни городской среде: трафик, неадекватное градостроительное планирование последних десятилетий, экология, миграция… Город, стабильно входящий в пятерку самых дорогих в мире, при этом по индексу пригодности городской среды для жизни занимает место в восьмом десятке! Москва давно превратилась в город-офис, где только работают, пьют и спят. При этом полностью разрушены социальные связи — согласно опросам, москвичи тотально не доверяют окружающим.

Современная Россия – это совершенно новое государство, хоть и имеющее очевидную преемственность с прошлым. В мире последние полтора десятилетия происходит крупная геополитическая революция, выразившаяся в новом возвышении Востока, в смещении центра экономической активности в Азиатско-Тихоокеанский регион. Растет мировое внимание к Арктике, к освоению ее ресурсов. Для развития страны в тех условиях, в которых она сейчас оказалась, необходимы новые подходы. Ну и, разумеется, имеют место очевидные диспропорции в развитии страны.

Все это выдвигает на повестку дня вопрос о переносе столицы. Выдвигает в качестве одного из сценариев. Не единственно возможного, но вполне реального, который был бы адекватной попыткой ответить на эти вызовы.

Если лет десять назад о переносе столицы рассуждали в основном эксперты, то теперь эта тема активно муссируется крупными политиками. Где именно возводить новую «белокаменную» - мнения разнятся. Наиболее популярное направление – Сибирь. В разное время сюда столицу предлагали перенести такие разные люди, как, например, нынешний министр обороны Сергей Шойгу, миллиардер и владелец «Русала» Олег Дерипаска, писатель и лидер «Другой России» Эдуард Лимонов. Города называются самые разные – Екатеринбург, Иркутск, Новосибирск, Красноярск, Хабаровск… Владимир Жириновский, в своей традиционной манере предлагал всем органам власти перебраться в Магадан. В этом году в медиасфере обсуждалось предложения сделать первопрестольную из Севастополя. Чтобы окончательно и бесповоротно подчеркнуть, чей именно Крым. И это только малая часть подобных инициатив. Отличить, какие из этих предложений действительно идеи, а какие - лишь способ напомнить о себе, непросто. Но дыма без огня не бывает.

Свой вклад в дискуссию внес и Владимир Путин. Комментируя возможность переноса отдельных столичных функций, заявил, что «об этом можно подумать».

«Это должно решаться в естественном режиме, спокойно и без всякого ажиотажа», - сказал президент.

Сложно не согласиться с ним в том, что комфортная и удобная во всех смыслах политическая столица – это еще и вопрос мировой репутации.

Конечно, Москву не задвинуть на задворки и не превратить в «героя второго плана». Она по-прежнему остается и останется навсегда «статусным» городом. Однако со статусом столицы политической необходимо что-то решать.

Несмотря на очевидность проблемы, содержательная часть дискуссии явно уступает актуальности. При погружении в тематику обнаруживаешь, что трудности возникают даже не только на уровне выработки достойного ответа на сложившуюся ситуацию, но и на уровне грамотной поставки самого вопроса.

Основной аргумент сторонников переноса столицы в любой другой город – экономический. Перенос позволит решить проблемы развития соответствующей части страны. Деньги придут в те регионы, на которые инвесторы ранее не обращали внимания. Критики идеи справедливо возражают, что перенос столицы отвлечет колоссальные ресурсы, которые государство могло бы потратить на решение более актуальных вопросов. Да и деньги, которые придут в новые регионы, перед этим уйдут из прежних. Получится тот же перекос в развитии.

Когда говорят о столице за Уралом, обычно указывают на необходимость «соответствовать мировому цивилизационному смещению с Запада на Восток». Россия, как традиционный посредник и балансир между Востоком и Западом, не может не среагировать на такое смещение смещением своего политического центра. Но движение в сторону Азии с ее специфическими ценностями и отношением к демократии, в то же время может обозначать регресс, желание уйти как можно глубже «в центр» евразийского континента. Да и в цивилизационном плане Россия рискует отделиться от славянской зоны, являющейся ее базой.

Вопрос куда именно переносить столицу, если делать его центральным пунктом дискуссии, упирается в более общую проблему: государство сначала должно определиться со стратегией развития. Если наша задача - стать Азиатско-Тихоокеанской державой, то столица уместно смотрится в Благовещенске или Владивостоке.

Если мы признаем наличие у России «третьего пути» и статуса главного государства Евразии — то можно говорить о Красноярске или Новосибирске. Возрождаем монархическую идею с продолжением устремления последних царей к Босфору и Дарданеллам – переносим столицу в Ростов-на-Дону. Заодно поближе к январской изотерме нулевых температур и теплому морю. Если мы не просто так поглядываем в сторону «старушки Европы», то наилучший вариант для столицы – Новгород. Все-таки - одна из первых демократических республик в Средневековье, наряду с Генуей и Флоренцией. Можно еще изучить вариант с «суверенной демократией» и вспомнить Учредительное собрание, когда-то разогнанное большевиками, перенеся столицу в Самару, как место последнего выборного правительства КомУЧ.

Возможно, в поисках «своего пути» есть смысл обратиться к международному опыту? Тем более, что он в плане переноса столиц богат, разнообразен и интересен. Наши соседи-казахи относительно недавно переносили столицу из Алма-Аты в Астану. Официальные причины: Алма-Ата находится на крайнем юго-востоке республики, в силу своего предгорного положения уже исчерпала возможности развития, довольно опасна в сейсмическом плане. Кроме того, ее дальнейший рост считался опасным в экологическом отношении. Поговаривают еще и об этно-демографических причинах – власти таким образом решали вопрос потенциально возможной сецессии преимущественно русскоязычного северо-востока республики, а заодно планировали быстро дерусифицировать преимущественно русскоязычный регион.

А в Австралии, например, все началось с того, что Сидней оспаривал столичный статус Мельбурна. В итоге было достигнуто соглашение: выделить для проектирования и строительства столицы участок земли примерно посредине между мегаполисами. Так в 1927 году и появилась Канберра.

Или Малайзия. Официальной столицей является Куала-Лумпур. Между тем, из-за высокой перенаселенности этого города и огромного количества автотранспорта в 2002 году государственные учреждения, администрация премьер-министра и судебные инстанции были переведены на окраины столицы в Путраджаю. Фактически в Куала-Лумпуре остался только парламент.

Интересен и нигерийский опыт. Из-за центрального расположения, развитой транспортной инфраструктуры, благоприятного климата, небольшой плотности населения и возможности увеличивать свою территорию в последующие годы Абуджа стала столицей Нигерии в 1991 году. Прежняя столица - Лагос - перестала выполнять свои функции, прежде всего, из-за неконтролируемого роста числа жителей.

В общем, воспользоваться международным опытом вряд ли получится. Ситуации слишком разные, причины слишком неочевидны. Да и вообще международный опыт – штука, как показывает история его внедрения в российские реалии, очень непрактичная.

Но кое-какие выводы все же можно сделать. Успешность региона страны вовсе не обязательно связана с нахождением на его территории города, выполняющего столичные функции. У современного государства, по большому счету, есть единственный метод политического стимулирования экономического роста – усиление регионализма, означающее оттягивание у центра властных полномочий и финансовых потоков, перевод в регионы предпринимателей и интеллектуалов. Россия должна научиться развиваться с меньшими региональными перекосами – это действительно важно. Но перенос столицы именно в этих целях – самый, как кажется, неэффективный способ решения задачи.

Да и с причинами переноса не все так ясно, как видится поначалу. Если свести проблему лишь к необходимости «разгрузить» перенаселенную Московскую агломерацию, то зачем для этого обязательно переносить резиденцию органов федеральной власти? Направлять целевые инвестиции в развитие российских регионов можно и без перемещения столицы. Москва нуждается в деконцентрации промышленных и банковских групп, а для этого нужна продуманная комплексная программа равномерного развития регионов страны. Нужен план социально-экономического развития и воля для его воплощения в жизнь.

С другой стороны, сам по себе перенос столицы, взятый в отдельности, не «разгрузит» Москву. Даже без высших органов федеральной власти город по инерции останется крупнейшим деловым центром России. По аналогии с США, она все равно будет играть роль Нью-Йорка. Только большего.

На мой взгляд, идея переноса столицы применительно к нашей стране должна обсуждаться в контексте разделения столичных функций между несколькими городами России. Обоснованность такого подхода определена объективностью: размеры страны не позволяют разместить столицу в таком месте, чтобы она была доступна для всех. Да, Москва расположена далеко от Сибири, но ведь и Сибирь ровно так же далека от Москвы.

Проект со столицей в Сибири или на Дальнем Востоке представляется мне красивым, но утопическим. Необходимо понимать, что перенос столицы или распределение ее функций между несколькими городами внутри исторического ядра российского государства – это одно. А перенос на совершенно иные земли, ставшие российскими и освоенные относительно недавно – это совершенно другое.

Стоит присмотреться к опыту Германии, где власть сосредоточена по оси Берлин – Бонн. Как вариант такой оси для России: Москва – Санкт-Петербург. Часть учреждений власти оставить в нынешней столице, часть перенести на берега Невы, часть – в Тверь, часть – в Новгород. Тем более, что в Санкт-Петербурге уже располагается ряд госучреждений: Конституционный суд, Межпарламентская ассамблея СНГ, ЕврАзЭС.

Рассуждая о движущих силах истории, английский историк Арнольд Тойнби пришел к выводу, что история цивилизаций развивается по схеме вызов-ответ. В Междуречье таким вызовом было внезапное изменение климата (недостаток дождей), что дало импульс развитию сельского хозяйства; в Греции – рост населения и недостаток пахотных наделов, что вызвало необходимость колонизации; в Китае – осушение земли. Тойнби считал, что те цивилизации, которые не в состоянии справиться со своим вызовом, сходят со сцены истории.

В России на данном этапе одним из главных вызовов стала проблема сверхцентрализации. В скрытом виде в этом вопросе уже содержится все прочее: вопрос о гражданском обществе, об отделении бизнеса от государства, о ценностях социальной справедливости, успехе экономических реформ – вопросы будущего России.

В последних словах - вся соль проекта. С точки зрения экономики перенос столицы, без комплексного плана развития даже не конкретных регионов, а всей страны в целом, ничего не изменит. И времени для реализации такого плана история отвела России не так много.

Сегодня нужно не просто спорить о том, стоит ли переносить столицу России и если да, то куда, а готовить обоснованные экспертные оценки и проекты. Понадобится также политическая воля для принятия решения, продиктованного не конъюнктурной выгодой, а перспективами развития страны на многие десятилетия вперед.

Олег Иванов - политолог, руководитель Центра урегулирования социальных конфликтов
Теги: Москва, столица