Повторим? Генштаб привел убийственные цифры потерь советской армии в битве на Курской дуге

Фото: © РИА Новости / Ф. Левшин

16 октября 2018 11:31:54

130550

Не так давно актер и шоумен Дмитрий Нагиев обрушился с критикой на автомобилистов, украшающих свои машины стикерами «На Берлин» и «Можем повторить».

Среди прочего он поделился воспоминаниями, как отмечал День Победы вместе со своим дедом-фронтовиком. Старики поднимали тосты с одной единственной фразой: «Лишь бы не было войны». Заявление актера вызвало бурю возмущения среди части общества, именующей себя «патриотами».

Между тем, Генштаб российской армии опубликовал лежавшие десятилетиями под сукном данные о соотношении потерь советской и германской армии в крупнейшем танковом сражении Второй мировой – битве под Прохоровкой. Последняя стала кульминацией Курской битвы летом 1943 года. Выяснилось, что Красная армия потеряла в этом сражении (которую официальные историки России зачисляют в актив «легендарных побед») 75% танкового состава, в то время как немцы утратили всего 20% бронетехники. Об этом заявил ведущий научный сотрудник Военной академии Генерального штаба ВС РФ научно-исследовательского института (военной истории) Валерий Маковский.

Выводы сделаны на основе подсчета потерь гвардейской танковой армии и второго танкового корпуса СС за 12 июля 1943 года, в ходе битвы на Курской дуге, когда, согласно официальной отечественной историографии, фашистской военной машине был «сломан хребет». Согласно собранной ученым документальной информации, из 670 танков и самоходных артиллерийских установок Красной армии, принимавших участие в контрударе под Прохоровкой, было потеряно 470 единиц бронетехники. Немцы же при этом потеряли из 490 танков всего 50 единиц бронетехники, пишет РИА Новости.

По оценке исследователя, неблагоприятная для советской стороны статистика объясняется целым рядом просчетов при подготовке сражения. По его словам, к началу наступления советской армии разработка планов артиллерийской контрподготовки на фронтах была проведена непрофессионально. В частности, разведка и авиация, по словам Маковского, оказались не в состоянии вовремя вскрыть районы сосредоточения немецких сил. Проведенная артподготовка, которую в советских учебниках истории подавали как «искусный маневр», в действительности ударила по еще не занятым противником площадям, и в итоге не причинила серьезного урона врагу. Благодаря «детским ошибкам» советского командования фашисты сумели сконцентрировать свои силы на танкоопасных направлениях. Напомнил историк и о том, что на Курской дуге советским танкам противостояли новейшие разработки немецкой промышленности, в частности «Тигр», оказавшийся слишком трудной мишенью для советских «тридцать четверок». При этом ученый признал, что итогом Курской битвы стал разгром немецко-фашистских войск, «несмотря на большие потери в технике и личном составе Красной армии». Все это дает повод задуматься об истинной цене, которую пришлось заплатить за победу нашему народу, не говоря уже о легкомысленных надписях на авто вроде «1941-1945. Повторим».

«Соотношение потерь в ходе битвы на Курской дуге между советскими и немецкими войсками по итогам сражения составило 1:6 не в нашу пользу. Крупные просчеты были допущены Ватутиным на южном фланге. Практически не сработала воздушная разведка. Бросать на противника армаду танковых войск, в которых значительную долю составляли легкие танки вроде Т-60 (и это при том, что даже знаменитые Т-34 не могли пробить броню «Тигра» с дистанции более 600 метров, в то время как «немец» пробивал «тридцатьчетверку» насквозь с километра), было слишком легкомысленно, тем более в отношении противника, который вывел на поле боя не только «Тигра», но и другие свои новейшие разработки – «фердинанды», «пантеры». От поражения наши войска спасла лишь глубоко эшелонированная оборона, которая простиралась на 200 км вглубь. Немцы поняли, что продолжать наступление бессмысленно. Но соотношение потерь было далеко не в нашу пользу», – сказал «Гражданским силам.ру» военный историк Эдуард Михайлов.

В свое время писатель Виктор Астафьев сказал, что победу над «коричневой чумой» мы одержали, «закидав врага трупами». И это не метафора. По данным поисковых отрядов, в среднем на каждого убитого фашиста на полях войны приходится от восьми до десяти останков наших солдат. Особенно велики были потери при наступлении, когда решения принимались порой не в соответствии с военной обстановкой, а были приурочены к определенным коммунистическим праздникам или очередному юбилею Страны Советов. Огромное количество ненужных жертв в расчет не принималось.

Число демографических потерь Советского Союза в ходе Великой отечественной было настолько ужасающим, что «великий кормчий», генералиссимус Сталин поначалу даже не решился произнести их вслух. В марте 1946 года советский диктатор в интервью газете «Правда» утверждал, что СССР потерял в годы войны 7 миллионов человек. Однако когда в 1959 году прошла первая послевоенная перепись населения СССР, выяснилось, что население страны сократилось минимум на 20 миллионов человек. Эту же ужасающую цифру позднее назвал и Хрушев. Лишь много лет спустя после перестройки, в 2009 году, комиссия Минобороны озвучила «слегка уточненные» цифры потерь страны за военный период, которые составили 26,6 млн человек. Из них потери действующих вооруженных сил – 8 668 400 человек. Для сравнения, потери германской армии, за исключением потерь на Западном фронте, составили около 4,5 млн человек.

Сергей Путилов

Теги: Генштаб, Курская битва, Красная армия, Т-34