«Пояс и путь»: болезни роста

«Пояс и путь»: болезни роста коллаж «Гражданские силы.ру»

10 сентября 2023 19:21:00

2209

Китайской глобальной инициативе «Один пояс, один путь» в этом году исполняется десять лет. Форум, на котором рассмотрят промежуточные итоги реализации проекта, пройдет в условиях острой дискуссии о его эффективности

Недавно стало известно о проведении в Пекине Третьего международного форума «Один пояс, один путь». Встреча пройдет в широком формате, с приглашением руководителей государств, имеющих то или иное отношение к глобальному китайскому проекту. Международные встречи на более низких уровнях проводятся практически постоянно.

Событие такого масштаба само по себе привлекает общее внимание, но за этим форумом мир будет следить особенно тщательно. В сентябре «Пояс и путь» отмечает свой первый, десятилетний юбилей – и к этой дате вокруг него накопилось множество вопросов, как в самом Китае, так и в связанных с проектом странах.

Политиков и чиновников разных государств беспокоит все возрастающая зависимость от Поднебесной и отсутствие заметного эффекта от участия в китайском глобальном проекте. Так, буквально накануне юбилея о своем выходе из проекта заговорили в Италии. Со своей стороны китайские бизнесмены и инвесторы, уставшие ждать серьезной отдачи от своих вложений, проявляют все большее беспокойство о возможных убытках.

К этому стоит добавить крепнущее внешнее давление глобальных противников идеи и ответный китайский ход – отказ от приглашения на форум руководителей ряда развитых западных стран.

Опираясь на древние традиции

О Великом шелковом пути так или иначе слышал, пожалуй, каждый. Этот караванный маршрут, связавший Китай с остальным миром, возник лет за двести до Рождества Христова. Он разделялся на две ветки – северную и южную. Первая вела через Алтай и Тибет, Памир и Ферганскую долину, казахские степи в Восточную Европу. Вторая шла через пустыню Такла-Макан, Бактрию (Афганистан), Парфию (Иран), Индию и приводила в Византию, арабские и западноевропейские страны.

Мир поставлял Поднебесной золото, серебро, кожу, шерсть, ковры и многое другое. Из Китая вывозили, конечно же, шелк и фарфор, чай и рис, бумагу и порох. Караванный путь способствовал не только развитию международной торговли и экономики, но и обмену технологиями. Более того, он влиял и на мировую политическую карту. В частности, считается, что он опосредованно ускорил падение Римской империи. И даже, по некоторым предположениям, содействовал появлению Древнерусского государства: часть пути проходила по русским рекам, что вызвало к жизни торговые города, их укрепление и последующую консолидацию.

Эпоха Великих географических открытий лишила Великий шелковый путь прежней значимости: морские трассы были и удобнее, и быстрее. Но полностью он не исчез. Например, его часть – Сибирский тракт, обеспечивавший чайную торговлю Китая с Россией и другими странами и позднее перевоплотившийся в Транссиб – дожила и до наших дней.

Претензия на глобальное лидерство?

О реанимации древнего международного торгового маршрута впервые заговорил в сентябре 2013 г. лидер Китая Си Цзиньпин в ходе своего государственного визита в Казахстан. Там он отметил общие для Китая и стран Центрально-Азиатского региона цели: стабильное развитие экономики, процветание и могущество государств. Он предложил для их эффективного достижения объединить усилия в рамках проекта, названного им «Экономический пояс шелкового пути» (ЭПШП).

Месяц спустя в ходе своего турне по странам Юго-Восточной Азии Си Цзиньпин предложил государствам региональной Ассоциации (АСЕАН) проект возрождения морской части шелкового пути (МШП). Позже оба проекта были объединены в общую стратегию «Один пояс – один путь» (ОПОП, или «Пояс и Путь»), которая стала если не основой, то весьма важной частью внешнеэкономической и внешнеполитической деятельности Китая.

Можно долго перечислять потенциальные выгоды проекта – такие, как рост инвестиций и торговли, укрепление сотрудничества и повышение качества жизни в странах-участниках. Однако нынешний шелковый путь далеко не ограничивается одной лишь торговлей.

За прошедшие годы внутри проекта были созданы несколько организаций, призванных координировать деятельность участников шелкового пути, унифицировать их налоговую и таможенную системы, снять лишние барьеры на пути сотрудничества. Созданы специальный Фонд и Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (АБИИ) с уставным капиталом в $ 40 млрд для обеспечения инвестиций в рамках проекта.

Но и на этом дело не заканчивается. Вряд ли купцы древности думали о чем-либо, за исключением торговли. Между тем, как внутри ОПОП уже возникли Университетский Альянс, Стратегический союз высших учебных заведений и Туристический союз городов «Одного пояса и одного пути». Рассказывать обо всех организациях, появившихся в рамках этой инициативы, никакого интернета не хватит.

Главное – базовые основы проекта китайский лидер перечислил ещё при первой презентации ЭПШП: политическая координация, взаимосвязь инфраструктуры, либерализация торговли, свободное передвижение капитала и укрепление взаимопонимания между народами. В один день такие вопросы не решаются, реализация проекта до его «выхода на проектную мощность» рассчитана на десятилетия.

Конкуренты не спят

Похоже, именно предложенная Китаем интеграция и сотрудничество сильно обеспокоили западную часть мира, претендующую на управление происходящими в мире процессами. Администрация тогдашнего президента США Барака Обамы резко активизировала работу по продвижению Транстихоокеанского партнерства (ТТП) и Трансатлантического торгово-инвестиционного партнерства (ТТИП).

При этом несмотря на то, что оба соглашения были объявлены открытыми для всех желающих, в Америке не особенно скрывали, что Китаю в них входа нет.

В те дни журнал The National Interest задавался вопросом, «Дело в том, следует ли Азиатско-Тихоокеанский регион в видении торговли за Вашингтоном или Пекином», цитируя президента Обаму: «Когда более девяноста пяти процентов наших потенциальных клиентов живут за пределами наших границ, мы не можем позволить таким странам, как Китай, писать правила глобальной экономики».

 

Как объясняла в своей статье доцент кафедры востоковедения МГИМО Наталья Стапран, «если ТТП – это скорее попытка установить новые глобальные правила игры в мировой торговле, то китайский проект – это яркая иллюстрация популярной сейчас в Азии концепции «взаимосвязанности», которая предполагает все возможные виды взаимодействия и сотрудничества».

Результат американских усилий вышел довольно скромным. ТТП вступил в силу в декабре 2018 г., но без участия США. А последняя новость о ТТИП относится к декабрю 2016 г.: Обама благодарит Олланда за «устойчивый вклад Франции в силу и единство Трансатлантического альянса».

Буквально на днях, 9 сентября, в ходе саммита G20 США, Евросоюз, Индия и ряд других государств выдвинули очередную альтернативу ОПОП: транспортно-логистически-инфраструктурный коридор из Индии через Ближний Восток в Европу. Проект подразумевает не только транспортную инфраструктуру, но и параллельную прокладку интернет-кабеля. В случае реализации проект может стать серьезным дополнением к маршруту коммерческих перевозок через Суэцкий канал.

«Пояс и путь» к своему десятилетию приходит с весьма впечатляющими результатами, о которых на своем брифинге 1 сентября рассказал официальный представитель МИД КНР Ван Вэньбин. Соглашения о сотрудничестве в рамках проекта подписали более чем 150 стран и 30 с лишним международных организаций. Реализовано более 3 тыс. совместных проектов и привлечены инвестиции на общую сумму почти 1 трлн долларов США.

Как подчеркнул китайский дипломат, за 10 лет, прошедшие с момента выдвижения инициативы «Пояс и путь», она превратилась из общей идеи в детальный план и стала самым популярным международным общественным благом и крупнейшей платформой международного сотрудничества, а ее результаты очевидны для всех.

Гладко было на бумаге

Желание китайского официоза представить ситуацию в максимально радужном свете понятно, но, увы, не все так просто. Западные оппоненты «Пояса и Пути» не устают напоминать, что реализация инфраструктурных проектов в рамках ОПОП за счет китайских инвестиций ведут к закабалению стран-реципиентов. Доля правды в этих словах есть.

Вялотекущий глобальный финансово-экономический кризис вносит свои негативные поправки в международный проект. Те или иные трудности при реализации планов в рамках «Пояса и Пути» испытали Непал, Индонезия, Мьянма, Венгрия, другие страны. В 2018 г. Малайзия из-за финансовых проблем отказалась выплачивать Китаю взятые предыдущим правительством кредиты. Шри-Ланка в схожих обстоятельствах была вынуждена передать китайской госкомпании контрольный пакет порта Хамбантота.

Судя по всему, понимают риски глобального проекта и в самом Китае.

«Китай стал больше внимания уделять долговым трудностям, связанным с инфраструктурной инициативой», – утверждал американский исследователь китайского происхождения Яшен Хуан. ИА «Регнум» цитирует его статью для издания Project Syndicate: «Существует широко распространенное мнение о том, что инвестиции в инфраструктуру способствуют экономическому росту, но доказательств этому очень мало. Фактически, Китай сам построил большую часть своей нынешней инфраструктуры после начала экономического подъёма. … Экономический подъём КНР начался не с инфраструктуры, а с внутренних реформ и инвестиций в человеческий капитал. Если инфраструктурные проекты не приведут к экономическому росту стран-участниц инициативы «Один пояс — один Путь», то китайские компании могут в конечном итоге понести крупные убытки».

Эта статья была опубликована в 2018 году, и с тех пор ситуация не стала лучше. Пандемия коронавируса действительно сильно ударила по менее экономически крепким странам, коих среди партнеров проекта – едва ли не большинство. Ее негативные последствия ощущаются до сих пор.

Не очень довольны проектом и в относительно успешных странах. Италия, лишь в 2019 г., при прежнем правительстве, присоединившаяся к проекту, при новом кабинете министров заговорила о том, что интеграция «не принесла тех результатов, на которые рассчитывали». Начались эти разговоры в мае, а недавно вице-премьер, министр иностранных дел и международного сотрудничества Антонио Таяни подтвердил, что страна выйдет из «Пояса и Пути», если так решит итальянский парламент.

«Экспорт Италии в Китай в 2022 году составил €16,5 млрд, Франции – €23 млрд, Германии – €107 млрд», — говорит Таяни. Правда, местные эксперты предполагают, что правительство «заметило слона» только после консультаций с американскими партнерами, но правительство это отрицает.

… а караван идет

Но вернемся к международным форумам «Один пояс – один путь». На высоком уровне они проводятся нерегулярно, хотя, как уже было сказано, рабочие группы стран-участниц встречаются достаточно часто.

Первая высокая встреча состоялась в мае 2017 г., в Пекине. Для участия в ней были приглашены главы 29 государств, а в качестве наблюдателей присутствовали представители США, Евросоюза, Японии, генеральный секретарь ООН, директор-распорядитель МВФ, а также президент Всемирного банка. Всего форум собрал около 1,5 тысяч участников и гостей из более чем 130 стран мира.

В своей резолюции участники форума оценили современные вызовы мировой экономики как открывающиеся возможности. Вместе с тем они признали политические сложности, сдерживающие свободную торговлю и международное сотрудничество, призвав объединить усилия для строительства «содействия экономическому росту и наращивания торгово-инвестиционных связей на основе единых «правил игры», рыночных принципов и общепризнанных международных норм».

Через два года, в апреле 2019 г., в Пекине состоялся второй форум высокого уровня в рамках проекта «Пояса и Пути». Он привлек к себе внимание участием европейских стран, ранее отклонявших приглашение присоединиться к инициативе. В Китай приехали лидеры 37 государств, а всего форум принял свыше 5 000 участников из 150 стран. В фокусе внимания собравшихся оказались итоги пятилетнего развития проекта и планы Китая по расширению финансирования проектов в рамках инициативы, а также создание с этой целью новых финансовых институтов.

Проведение Третьего форума высокого уровня было запланировано на 2021 г., но из-за пандемии было решено ограничиться видеосаммитом. В соответствии с актуальными проблемами времени особое внимание участники видеосаммита уделили борьбе с распространением коронавируса, взаимосвязанному развитию, «зеленой» повестке и инновациям. Несмотря на виртуальный характер встречи было подписано около 90 соглашений о сотрудничестве на сумму в 13 млрд долларов США, рекордную для данного формата.

И вот в октябре ожидается новая личная встреча лидеров государств-участников «Пояса и Пути». Основная повестка дня пока полностью неизвестна. Но, судя по словам официального представителя МИД КНР Ван Вэньбиня, основными предметами обсуждения станут достижения проекта за прошедшие десять лет, а на перспективу – развитие цифровизации, «зеленых» технологий и оздоровление человечества.

Это не очень похоже на судорожные попытки решить нерешаемые проблемы плохого администрирования и растущего кома долгового груза. Отчасти о том же свидетельствует и объяснение, отчего на форум не приглашены страны-локомотивы Евросоюза: Германия, Франция и Италия. Как пишет китайское издание Global Times, «власти Китая в вопросе организации таких мероприятий предпочитают «не масштаб и количество, а качество и эффективность». И, видимо, эти страны уже не отвечают китайским критериям.

Причем тут Россия?

Зато президента РФ Владимира Путина в Пекине ждут с нетерпением, как и на первых двух форумах. Россия, как ни странно, напрямую не участвует в инициативе «Один пояс – один путь», взаимодействуя с проектом через сотрудничество в рамках сопряжения строительства Евразийского экономического союза и Экономического пояса шелкового пути, соглашение о котором было подписано еще в 2015 году.

Фактически же Россия выступает в качестве одного из основных партнеров «Пояса и Пути», о чем говорит большой интерес к РФ со стороны участников проекта. Со своей стороны и Россия заинтересованно в его успешном развитии. Традиции «Великого чайного пути», проходившего по Сибирскому тракту, продолжаются и в наше время, а инициатива ОПОП позволяет стране встроиться в трансевразийские транспортные коридоры, укрепив свое положение, как важной транзитной державы. Крайне интересны для России и трансграничные партнерские проекты со странами-участницами ОПОП, позволяющие «оживить» приграничные регионы, повысить в них качество жизни людей.

Не менее важно и влияние «Пояса и Пути» на политическую и социально-экономическую обстановку в граничащих с нами странах Азии, а также Ближнего Востока. Развитие экономики и повышение качества жизни в проблемных государствах снижает угрозу терроризма, развития наркотрафика и распространения наркотиков в том числе и для нас.

Было бы достаточно наивно предполагать, что реализация проекта «Один пояс – один путь» идет «без сучка и задоринки». Проблем достаточно, как достаточно и разногласий между участниками, и внутренних неурядиц в экономиках Китая, России, европейских и азиатских стран. Да и внешние оппоненты не сидят, сложа руки. Однако динамика повестки высоких форумов ОПОП демонстрирует, что проекту удается преодолевать «детские» болезни роста. А это внушает некоторый оптимизм по поводу его будущего.

Илья Никонов
Теги: Китай, Россия,