Экономисты рассказали, как инициатива по ценовому потолку нефти может отразиться на бюджете России

Экономисты рассказали, как инициатива по ценовому потолку нефти может отразиться на бюджете России Фото © «Гражданские силы.ру»

21 августа 2022 11:18:00

1861

Россия не намерена продавать нефть за рубеж себе в убыток. Об этом заявил замглавы МИД России Александр Панкин. Дипломат таким образом отреагировал на планы стран «Большой семёрки» ввести ограничения на цены, выше которых Россия не могла бы продавать свою нефть

Панкин назвал такие планы антирыночными и волюнтаристскими, выразив уверенность, что попытка ввести верхний предел цен обернётся шоком для нефтяного рынка и взлётом стоимости «чёрного золота»

Механизм ценового потолка обсуждается в рамках G7 уже несколько месяцев. В конце июня издание Politico со ссылкой на свои источники сообщало, что страны-участницы клуба достигли общей договорённости по данному вопросу и начали прорабатывать конкретные меры для реализации этого вида ограничений. Отмечается, что таким образом США, Евросоюз и их партнёры намерены резко снизить нефтегазовые доходы РФ без объявления полного эмбарго.

Отказ от нефти из России сложно реализовать, поскольку далеко не все страны готовы будут к нему присоединиться, а если эмбарго будет неполным, то Россия возместит выпадающие доходы с помощью продажи нефти оставшимся потребителям, таким как Индия или Китай, но уже по более высокой стоимости из-за взлёта мировых цен. Исходя из этих соображений, страны G7 склоняются именно к механизму установления ценового потолка, при котором нефть из РФ нельзя будет покупать дороже определённого уровня. Канцлер ФРГ Олаф Шольц также в целом поддержал эту идею, хотя и назвал задачу амбициозной и полной вызовов.

При этом о попытке заставить Россию продавать нефть по цене ниже себестоимости, о чём говорил замглавы МИДа Панкин, речь не идёт. Суть инициативы в том, чтобы РФ получала минимальную прибыль сверх стоимости добычи, поскольку в этом случае и стимул продавать нефть всё-таки останется, и накапливать бюджетные резервы за счёт нефтяного экспорта уже не получится. Речь может идти о $40-60 за баррель российской нефти. Источники Financial Times сообщали, что администрация президента США Джозефа Байдена активизировала переговоры с Индией и Китаем, являющимися основными покупателями российской нефти, с целью убедить их присоединиться к будущим ограничениям её цены. Ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков считает, что введение такого механизма вполне вероятно, хотя эти меры и не смогут полностью перекрыть экспорт российской нефти сверх установленной цены. Специалист отметил, что у Запада есть достаточно эффективные инструменты контроля за морскими перевозками топлива – Великобритания и другие западные страны, на долю которых приходится львиная доля страхового рынка морских судов, могут перестать страховать и обслуживать танкеры, перевозящие партии российской нефти стоимостью выше установленного предела. Юшков добавил, что РФ могла бы страховать суда со своей нефтью самостоятельно, под собственные госгарантии, однако на это нужно будет ещё получить согласие азиатских партнёров. Между тем, им самим с чисто экономической точки зрения было бы выгодно получать топливо по искусственно заниженным ценам. В Китае и Индии после введения западных санкций и так покупают нефть из РФ с огромными скидками, доходящими до 30%, поскольку других альтернатив для продажи таких же объёмов у России просто нет. А зафиксировать такие дисконты на постоянной основе, присоединившись к глобальному ценовому потолку, для динамичных экономик этих стран, требующих огромных объёмов углеводородов, было бы весьма привлекательно.

Между тем, для российского бюджета подобные ограничения могут оказаться чувствительными.

«Нужно понимать, что по разным оценкам, от 45% до 60% поступлений в российский бюджет так или иначе связаны с экспортом нефтегазовых ресурсов. А это означает, что наш бюджет все-таки зависит от цены на наши ресурсы», — говорил «Московской газете» кандидат экономических наук Константин Селянин. Он пояснил, что каждый доллар в среднегодовой цене барреля нефти – это миллиард долларов, который госбюджет теряет при снижении или приобретает при повышении стоимости топлива. Соответственно, при ограничении цены на российскую нефть на уровне на 20-30 долларов ниже нынешней означает потери казны свыше триллиона рублей в годовом исчислении. Селянин подчёркивает, что Европа уже в следующем году будет способна полностью отказаться от нефти из России. Индия и Китай временно увеличили закупки, пользуясь возможностью приобрести топливо подешевле, однако и эти страны в перспективе готовятся перейти на альтернативных поставщиков, чтобы избежать западных вторичных санкций.

«С этим мало что можно сделать. Потому что упования на то, что у нас купит нефть Китай и Индия, нельзя назвать полностью адекватными. Нефть в большей степени идет по трубам, морским транспортом ее доставлять гораздо дороже. Чтобы экспортировать что-то в тот же Китай, нужно, чтобы он, во-первых, не испугался вторичных санкций, и, во-вторых, надо физически построить трубопровод», — резюмирует эксперт.

Игорь Юшков, в свою очередь, заметил, что Китай уже сейчас ведёт себя очень аккуратно, закупая российскую нефть не через крупные международные компании, а при посредничестве мелких фирм, не имеющих особых связей с глобальным рынком и потому мало подверженных влиянию возможных вторичных санкций.

Старший преподаватель Института политики и права МГГУ им. Шолохова Константин Шадров подтвердил в беседе с нашим изданием, что зависимость бюджета от нефтегазовых доходов действительно велика, однако заметил, что снижения доходов от этого экспорта ждать вряд ли стоит, так как мировой энергорынок без российских ресурсов обойтись вряд ли сможет. Впрочем, эксперт говорил в большей степени о газе, отмечая, что Европа пока никак не сможет от него отказаться. Про российскую нефть сказать, что она столь же незаменима, вряд ли возможно. Недаром ЕС сперва ввёл именно нефтяное эмбарго, так до сих пор и не согласовав газовое. Еврочиновники уверены, что большинство стран-членов союза способны полностью отказаться от российской нефти уже в ближайшие месяцы, а для Чехии и Венгрии, имеющих наибольшую зависимость от этих поставок, сделано исключение ещё на два года. Но доля этих небольших стран в общем объёме российского экспорта совсем невелика, поэтому совокупные эффект от эмбарго они не смягчат.

После европейского нефтяного эмбарго инициативу по ценовому потолку тоже стоит воспринимать вполне серьёзно. Тем более что в таких ограничениях кровно заинтересованы по внутренним причинам некоторые западные лидеры. Президент США Байден прямо говорил, что установление потолка цен на российскую нефть может подтолкнуть вниз топливные цены в самих США. А это важный фактор в преддверии осенних выборов в Конгресс, на которых у демократов не самые радужные перспективы. Если администрации Байдена действительно удастся купировать скачок цен на бензин, избиратели могут отдать должное его партии и помочь демократам сохранить большинство в парламенте. Поэтому не стоит ждать, что США и их партнёры собираются отказаться от идеи ограничить цену российской нефти. И главное, это говорит о том, что заявлять об исчерпанных возможностях Запада по давлению на Россию преждевременно.

Теги: экономика, нефть, цена, бюджет