Голунов и Устинов как иллюзия перемен

Фотоколлаж © «Гражданские силы.ру»

20 сентября 2019 16:54:09

1917

Гражданскому обществу советуют не обольщаться и не ждать кардинальной перестройки системы

Сейчас у большинства защитников приговоренного к трем с половиной годам колонии Павла Устинова, которого сегодня освободили из СИЗО, уже практически не осталось никаких сомнений в том, что актера не отправят в тюрьму. По большому счету, сомнений не было уже позавчера. Вопиющей несправедливостью приговор называет не кто-нибудь, а секретарь генсовета «Единой России» Андрей Турчак, решивший обозначить свою «гражданскую позицию». Тележурналист Владимир Соловьев лупит наотмашь решившую «хайпануть» столичную богему и вызывается найти и оплатить толкового адвоката, чтобы всем сразу стало ясно, что до этого адвокат был бестолковый, и дело в нем, а вовсе не в суде, упорно не желавшем смотреть видеозапись задержания Устинова, из которой отчетливо видно, как все было на самом деле. Но адвокат нашелся и без Соловьева. И опять же не кто-нибудь, а сам Анатолий Кучерена, председатель Общественного совета при МВД РФ. В общем, сплошь и рядом тяжелая артиллерия. Отменят ли приговор на предстоящей апелляции в Мосгорсуде (а, скорее всего, так и произойдет), или доведут до кассации – уже детали. Можно предположить, что решение разжать челюсти наверху принято.

Дело Устинова не зря сравнивают с делом Ивана Голунова. По внешнему эффекту они действительно очень похожи. То же массовое возмущение публичных фигур, те же пикеты под стенами административных зданий с участием коллег по цеху и российских селибрити. В случае с Устиновым поддержка даже немного выплеснулась за корпоративные рамки (открытое письмо священников и учителей). В общем, невиданная до последнего времени солидарность, породившая у многих надежду на то, что система начинает действительно меняться, обретая человеческое лицо вместо полицейского забрала.

Однако система, как справедливо заметил Андрей Колесников, не меняется, она продолжает регулироваться в ручном режиме, и в ситуациях, подобных делам Голунова и Устинова, дальше каждый раз придется прилагать больше усилий, чтобы сдвинуть рычаг. Системные изменения – это контроль институтов гражданского общества над судейским сообществом. Это, например, выборность судей, предложенная бизнес-омбудсменом  Титовым, и их ответственность за заведомо неправосудные решения. Но ничего такого мы пока не видим, и оснований думать, что увидим в ближайшем будущем, прямо скажем, немного. Пока мы наблюдаем стабильность в лице Вячеслава Лебедева, занимающего должность председателя Верховного суда с 1993 года и уже рекомендованного к переназначению на шестой срок.

Иван Голунов и Павел Устинов – это не начало перемен, это исключения из правил, сделанные под давлением мощного общественного резонанса, но при разных обстоятельствах. Журналист «Медузы», скорее всего, стал жертвой подковерной игры силовиков, а актер действительно случайный человек, с помощью которого власть, можно предположить, по ходу пьесы решает свои задачи. Любопытную точку зрения на этот счет высказал экономист Андрей Мовчан:

«Диалог власти и общества будет и далее идти в том же ключе – пока общество будет согласно на такой диалог. Пока оно – согласно: в хоре «разрешенных» и «свободных» голосов в защиту Устинова лучше всего слышен мотив: «он же в митинге не участвовал, отпустите». Это именно то, чего добивается власть: чтобы дискуссия перешла из плоскости «можно ли митинговать?» в плоскость «можно ли сажать того, кто не митинговал?». На последний вопрос власть радостно объединится с народом в ответе «нет» и предложит считать решенным не только этот, но и логически обратный к нему вопрос: «можно ли сажать того, кто митинговал?» – «да». Тех же, кто не объединяется с властью и требует ответа «да» на первый, неправильный вопрос, власть просто проигнорирует – до тех пор, пока у нее хватает терпения».

Подобные теоретические выкладки, конечно, немного льстят аналитическим способностям стратегов, не сумевших просчитать электоральный выхлоп от разогнанных дубинками московских протестов. Но, как бы то ни было, логика в рассуждениях Мовчана, безусловно, есть. Ведь для власти, логично предположить, опаснее всего, если граждане вдруг начнут думать, что норма – это не освобождение от судебного произвола случайно схваченных людей вроде Устинова, а как раз сами митинги. Свобода собраний, шествий, демонстраций и других мирных форм публичной активности, закрепленная в российской Конституции. А патология – это силовики, избивающие палками безоружных мирных граждан и пакующие людей в автозаки за чтение основного закона страны.

Надежды на изменение системы, к сожалению, иллюзорны. К этому просто нет экономических предпосылок. Остановить скатывание страны в социально-экономическую пропасть власть, видимо, уже не в состоянии, поэтому недовольство населения, скорее всего, будет только расти. Пожалуй, единственный способ самосохранения – это закручивание гаек, которое мы с высокой долей вероятности будем наблюдать и дальше.   

Антон Стариков

Теги: Иван Голунов, Павел Устинов