От чего сейчас зависит прогресс по иранской ядерной сделке?

От чего сейчас зависит прогресс по иранской ядерной сделке? freepik

19 октября 2022 15:36:00

1791

Переговоры в Вене по иранской ядерной программе, которые ведут Иран и шестёрка международных посредников, включающая США, Францию, Великобританию, Германию, Китай и Россию, продолжаются в течение многих месяцев. Переговорщики обсуждают конкретные условия снятия санкций с Ирана в обмен на отказ Тегерана от разработки ядерного оружия. И пока прогнозы по переговорам выглядят крайне противоречиво

Накануне постпред РФ при международных организациях в Вене Михаил Ульянов предположил, что Совместный всеобъемлющий план действий (официальное название соглашения по ядерной программе) может быть восстановлен уже во второй половине ноября, после завершения промежуточных выборов в Конгресс США. СВПД начал действовать ещё в 2015 году, однако спустя три года президент США Дональд Трамп обвинил Тегеран в нарушении условий сделки и вернул антииранские санкции, из-за чего соглашение де-факто перестало существовать. Администрация нового президента Джозефа Байдена начала работу по восстановлению договора, которая ведётся с апреля прошлого года. Однако сейчас американские коллеги оптимизм Ульянова не разделяют. Пресс-секретарь Белого дома Карин Жан-Пьер сказала журналистам, что дипломатические усилия в любом случае будут продолжены, однако Вашингтон не считает, что сделка может быть восстановлена в ближайшее время. Кроме того, она пообещала, что США продолжат поддерживать иранских протестующих.

Массовые протесты, бушующие в Иране уже около месяца, начинают оказывать своё негативное влияние на процесс восстановления СВПД. С 17 сентября иранцы выходят на улицы с требованиями свободы и соблюдения прав человека. Всё началось с гибели молодой девушки в полицейском участке после задержания за неправильное, с точки зрения полиции нравов, ношение хиджаба. Силовики утверждали, что у 22-летней девушки просто случился сердечный приступ, однако родственники погибшей и многие другие иранцы уверены, что она умерла от рук полицейских. По данным правозащитной организации Iran Human Rights, при разгонах демонстраций было убито свыше 200 человек, а масштаб антиправительственных выступлений по-прежнему не уменьшается. Президент Соединённых Штатов Джозеф Байден уже заявил, что шокирован действиями властей против демонстрантов и поддерживает храбрых иранских женщин, борющихся за свои права. А вскоре спецпосланник президента на переговорах с Ираном Роберт Малли сообщил, что в связи с жестоким разгоном протестных демонстраций переговоры по ядерной сделке на данный момент не находятся на повестке дня. Евросоюз также ввёл санкции против полиции нравов и нескольких чиновников Ирана в связи с протестами. Это указывает на то, что ЕС сейчас также не расположен к каким-то договорённостям с теократическим режимом Ирана.

Старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Владимир Сажин отметил, что ранее он полагал возможным восстановление СВПД до конца текущего года, однако протесты резко затормозили этот процесс.

«Теперь многое зависит от реакции Тегерана на протесты: если они их разгромят и зальют кровью, то в ближайшие месяцы на переговорах по ядерной сделке можно поставить крест», — считает Сажин. Он добавил, что в протестах участвуют всё более широкие слои общества, поэтому их затихания ждать не стоит. При этом европейские участники переговоров сейчас даже более жёстко настроены к властям Ирана, чем США. Сажин указал, что именно страны ЕС настаивают на увязке воедино процесса заключения ядерной сделки и отношения иранских властей к протестующим. Впрочем, даже позиции Франции и Германии вполне достаточно, чтобы застопорить переговоры.

Однако и США могут вскоре ужесточить свои требования к иранской стороне. Президент Американского университета в Москве Эдуард Лозанский отметил, что на выборах в Конгресс 8 ноября республиканцы, скорее всего, выиграют или серьёзно укрепят свои позиции, а представители этой партии традиционно более жёстко настроены по отношению к Ирану. Многие из них не поддерживают восстановление СВПД в нынешним виде. Они также теснее сотрудничают с Израилем, который также через своих лоббистов пытается торпедировать сделку.

Наконец, по восстановлению СВПД бьют сообщения о предполагаемых поставках иранского вооружения в Россию. О том, что Иран якобы поставляет в РФ ударные беспилотники, и ранее заявляли в Евросоюзе, США и Украине. А накануне агентство Reuters со ссылкой на источники в иранских дипломатических кругах сообщило, что Тегеран готов поставлять Москве также баллистические ракеты с дальностью в несколько сотен километров. Власти Ирана и РФ официально опровергают какие-либо оружейные поставки, однако лояльные эксперты и военкоры уже расписывают достоинства иранских дронов, а в Украине неоднократно показывали обломки предположительно иранских беспилотников, переименованных в «Герань-2». Поэтому формально отрицать поставки становится всё сложнее. Между тем, такое сотрудничество с Москвой ещё сильнее отвращает западных партнёров от заключения ядерной сделки, которая, по большому счёту, выгодна больше самому Ирану, чем США или Британии.

Напомним, из-за своей военной ядерной программы Иран находится под западными санкциями, включающими и эмбарго на экспорт нефти – главного природного богатства исламской республики. Но кроме энергетического экспорта ограничения касаются продажи Ирану целого ряда технологий, отключения Ирана от международных финансовых систем и санкций против банковского сектора. Даже по оценке МИД дружественного Китая, западные санкции нанесли Ирану ущерб минимум в $200 млн. Очевидно, что с экономической точки зрения Ирану крайне выгодно заключение ядерной сделки, чтобы по меньшей мере начать получать доходы от легальной продажи нефти. Кстати, протесты не в последнюю очередь вспыхнули из-за бедственной социально-экономической ситуации.

Однако научный сотрудник Центра ближневосточных и африканских исследований ИМИ МГИМО Адлан Маргоев указал, что для иранского режима большую важность имеет идеологический фактор. А в идеологию, помимо фундаментального ислама шиитского толка, входит ещё и антизападничество. Таким образом, действия Ирана по поставкам вооружений могут привести не только к сохранению прежних санкций, но и к введению новых, которые, в свою очередь, ещё сильнее ударят по иранской экономике и благосостоянию граждан. Владимир Сажин считает, что ещё большее падение экономики может сделать внутреннюю ситуацию взрывоопасной и даже угрожает сменой режима. И в любом случае очевидно, что все эти события отодвигают восстановление ядерной сделки на неопределённый срок.

В то же время такой исход парадоксальным образом может оказаться благоприятным для России. В марте Россия выступила с неожиданным требованием, чтобы в договорённость было включено положение о выведении из-под любых санкций российско-иранского экономического и военно-технического сотрудничества. Западные дипломаты указали, что такое условие не относится к переговорам по СВПД и не может быть гарантировано, после чего в переговорах была взята пауза. Позднее главы МИД России и Ирана заявляли, что Москва не блокирует процесс заключения ядерной сделки, а у обеих стран есть полное взаимопонимание по данному вопросу. Однако эксперты отмечали, что в нынешнем виде России СВПД действительно невыгоден. Во-первых, при снятии санкций с Ирана на его рынок смогут легко зайти западные компании, тогда как российская сторона будет по-прежнему подвергаться ограничениям. Во-вторых, восстановление легального экспорта иранской нефти поспособствует замене российского чёрного золота на европейском и других рынках и может подстегнуть полноценное антироссийское эмбарго.

Конечно, вряд ли удастся достоверно подтвердить, действительно ли РФ пыталась притормозить ядерную сделку и протолкнуть в неё выгодные для себя условия. Однако тот факт, что свободно продаваемая иранская нефть могла бы составить конкуренцию российской, отрицать сложно. И по этому поводу Москве, кажется, можно пока не волноваться. Слишком много появилось факторов, препятствующих достижению соглашения Ирана с посредниками. А ядерная программа может быть остановлена и другим путём, на который не раз намекали израильские военные. Похоже, переговоры Ирана и шестёрки посредников оказались в той точке, когда конструктивная дипломатия оказалась практически никому не нужна. На успех переговоров в такой обстановке рассчитывать не приходится.

Алексей Черников
Теги: Иран, ядерная сделка, прогресс