Государство в государстве, или в чем секрет непотопляемости госкорпораций?

Фото: oko-planet.su

06 июня 2019 12:41:29

1495

Дискуссия о целесообразности существования госкорпораций – уникального хозяйственного феномена, практически не имеющего аналогов за рубежом, и за которым в России тянется нескончаемый коррупционный шлейф, вышла на очередной виток, по всей видимости, как всегда, безрезультатный

И это при том, что тот же «Роскосмос» является рекордсменом по масштабам финансовых нарушений, заявил недавно глава Счетной палаты Алексей Кудрин. По его словам, речь идет о миллиардных злоупотреблениях. При этом российские госкорпорации, обладая функциями органов власти, получая от государства огромные субсидии, практически полностью закрыты для контроля. Об этом говорится в цитируемом «ТАСС» докладе «Открытость государства в России», подготовленном экспертами организации «Информационная культура» и Центра перспективных управленческих решений для Счетной палаты.

Госкорпорации планировалось упразднить еще в 2009 году, когда об их бесперспективности впервые заговорил Дмитрий Медведев. Однако количество их лишь прибавляется. На сегодняшний день к этой форме хозяйствования принадлежат Внешэкономбанк, «Ростехнологии», РОСНАНО, Роскосмос, Агентство по страхованию вкладов (АСВ), Фонд содействия реформированию ЖКХ, Автодор.

Юридически статус госкорпораций уникален. Коренное отличие госкорпорации от того же государственного унитарного предприятия (ГУПа) состоит в том, что госкорпорация, распоряжаясь казенным имуществом и деньгами, в то же время фактически выведена даже из-под номинального контроля государственных органов. Так, госкорпорации не обязаны отчитываться перед госорганами о своей деятельности, за исключением ежегодного представления правительству годового отчета, аудиторского заключения по ведению бухгалтерского учета и финансовой (бухгалтерской) отчетности (именно правительству, то есть любые другие органы власти, включая Минюст, налоговую и таможенную службу, перед госкорпорацией бессильны). Имущество и деньги, переданные госкорпорации государством, становятся ее собственностью — происходит «безвозмездная приватизация». Их нельзя обанкротить даже если деятельность корпорации приносит лишь убытки.

То, что, по сути, речь идет о «белом пятне» в российской экономике, прекрасно понимал еще в бытность свою президентом Дмитрий Медведев, когда 12 ноября 2009 года в своём послании Федеральному собранию заявил, что считает форму госкорпорации в современных условиях бесперспективной, поэтому они должны быть ликвидированы или преобразованы в акционерные общества, контролируемые государством. Проходят годы, однако, воз и ныне там. В чем же секрет живучести отечественных госкорпораций? Если сравнивать их с зарубежными собратьями, то в России для госкорпораций создан прямо санаторно-курортный режим.

«Корпорации в США подотчетны законодательной и исполнительной ветвям власти. Они предоставляют свой бюджет президенту США, который, рассмотрев его, направляет для утверждения в Конгресс США. Кроме того, государственные корпорации обязаны также представлять Конгрессу США ежегодный отчет, который включает в себя отчет по финансовым операциям. При разделении властей, партийной конкуренции, активности прессы и публичности политики и экономической деятельности злоупотребления, скорее, возможны как исключение, чем как правило. В России госкорпорации учреждаются также отдельными федеральными законами. Механизмы назначения их руководства и контроля деятельности также предусмотрены. Но фактически российские госкорпорации подчинены напрямую президенту, их руководители могут иметь на него прямой выход, как, например, руководство «Ростеха», и могут иногда игнорировать даже правительство. Послушный парламент это устраивает, население тоже. Впрочем, оно этим даже не интересуется, а понятие «независимые СМИ» превратилось в какой-то оксюморон. Вдобавок, хотя они, с одной стороны, государственные, а с другой стороны, –  корпорации, на них почему-то, как отмечается в докладе экспертов Счетной палаты, «не распространяются требования по открытости в отношении органов власти с одной стороны, с другой – не распространяются и требования, касающиеся прозрачности акционерных обществ». В условиях реальной демократии, разделения властей, рыночной экономики, независимых СМИ и судебной системы такое было бы вряд ли возможно», – сказал «Гражданским силам.ру» Алексей Калачев, эксперт-аналитик АО «ФИНАМ».

«Почему государственные корпорации так и не были преобразованы в более открытые организационные формы? Видимо, в какой-то момент российские власти посчитали, что курс на открытость и либерализацию менее эффективен чем, огосударствление экономики. Безусловно, в наиболее развитых странах (может быть, исключением здесь является Китай) общество выстраивалась на рыночных принципах, в основе которых лежит максимальная открытость. Поэтому таких структур в них меньше, а те, что есть, так или иначе, отчитываются перед общественностью», – отметил в беседе с «Гражданскими силами.ру» Антон Быков, главный аналитик ООО «ЦАФТ» (Центр аналитики и финансовых технологий).

Сергей Путилов

Теги: Дмитрий Медведев, госкорпорации, Роскосмос, Счетная палата