Закат Европы или новая паранджа для старой демократии

Фото © REUTERS

21 февраля 2017 18:56:06

2147

Похоже, Дональд Трамп, вдобавок к сказочной способности превращать в золото все, что плохо лежит, обладает еще и даром провидца.

Пророчество Трампа

18 февраля, выступая перед своими сторонниками во Флориде с речью, посвященной внутренней и внешней политике его администрации, Трамп вдруг сказал: «Посмотрите, что прошлой ночью произошло в Швеции! В Швеции! Кто бы мог подумать?! Эта страна приняла большое количество беженцев, а вместе с ними – и проблемы, о которых шведы не имели ни малейшего представления!..». 

В тот же день в Швеции не было, кажется, ни одного человека, который не высмеял бы «ляп» американского президента.

«18 февраля у нас в стране не зафиксировано ни одного происшествия, связанного с мигрантами», со снисходительной улыбкой заявили в шведском МВД. – У нас все спокойно, и мы не знаем, почему президент США плетет небылицы».

Тогда же официальный представитель МИД Швеции Катарина Аксельссон заявила в интервью «Reuters», что «наш МИД обратился за разъяснениями в Госдеп США». А экс-премьер Швеции Карл Бильдт в Твиттере отозвался о спиче Трампа совсем уж непочтительно: «Почему Трамп вдруг заговорил об исламских террористах в Швеции? Где увидел их Дональд Трамп в нашей стране, и что он перед этим покурил?».   

Наконец, посольство Швеции в США скопировало твит Трампа и добавило, что собирается «проинформировать правительство США о политике Швеции в отношении приема и интеграции мигрантов».  

Трампу пришлось даже оправдываться в Твиттере: мол, на меня повлияла передача о мигрантах в Швеции, показанная по каналу «Fox News». За своего шефа вступился и пресс-секретарь Белого дома Шон Спайсер: «Президент имел в виду рост преступности из-за беженцев в целом, а не какой-то конкретный инцидент».  

В ответ глава шведского МИДа Марго Валльстром включила в Твиттер фрагмент своего выступления на тему сугубой пользительности мультикультурализма, политкорректности и толерантности, особенно по отношению к мигрантам с Ближнего Востока. А если кто-то этого не понимает, то это его, непонятливого, личное дело, потому что демократия еще и не такое терпела…    

Шведы веселились так ровно полтора дня.

Но к вечеру 20 февраля им было уже совсем не до шуток.

Праздник толерантности

Не исключено, что Дональд Трамп, сам того не желая, выдал страшную тайну об уже изобретенной американцами Машине Времени.

 Чем черт не шутит, может, 18 февраля он и впрямь переместился из утренней солнечной Флориды в холодный вечерний Стокгольм 20 февраля. А потом вернулся назад во времени и пространстве, чтобы публично подивиться элегантным изгибам и непередаваемым нюансам шведской демократии.  

А 20 февраля в шведской столице действительно происходили весьма занимательные события.

Днем полицейские встретили в метро давно объявленного в розыск уголовника Махмуда. «Добрый день, Махмуд», - вежливо козырнули ему полицейские. – Пожалуйста, пройди с нами в участок, там мы тебя арестуем, потому что ты…».

Договорить полицейские не успели. Потому что Махмуд в участок идти не захотел, вытащил черный «люггер», и с криком «Да здравствует наша демократичная демократичность!» начал палить в оторопевших стражей порядка. Пока те расстегивали гламурную кобуру с розовыми водяными пистолетиками, Махмуд отстрелялся и убежал. Но на этом месте шведская демократия дала сбой: Махмуда поймали и без всякого почтения оттащили в кутузку другие полицейские.  

Этот страшный удар по мультикультурализму болью отозвался в сердцах жителей мусульманских кварталов на севере Стокгольма. Эти районы здесь давно именуют не иначе как «маленький Могадишо».  

Вечером в понедельник от пятисот до восьмисот фанатов Махмуда вышли на улицы, и с криками «Аллаху акбар!» и «Джихад неверным!» принялись толерантно крушить витрины магазинов, мультикультурно поджигать автомобили и политкорректно избивать случайных прохожих, на которых не было – ай-яй-яй! - ни бороды, ни паранджи.

Подтянувшиеся вскоре наряды полиции сразу попали под град булыжников, запущенных тренированными руками. Действовали погромщики удивительно организованно для «стихийного» выступления: пока одна группа грабила магазины, вторая поджигала автомобили, третья швырялась камнями в полицейских, а четвертая группа выстрелами из сигнальных пистолетов отгоняла пожарных, пытавшихся тушить горящие автомобили, а потом и подожженные магазины. По волшебному совпадению, очень похожие события происходили в то же самое время и в некоторых других районах города.  

Полицейские действовали в высшей степени аккуратно, политкорректно не обижая разбушевавшихся мигрантов дубинками, а когда дело дошло до откровенных нападений на служителей порядка, те толерантно заперлись в полицейских машинах. Один полицейский, правда, выстрелил в воздух, но сразу же извинился перед толпой нападавших за нарушение закона о тишине в вечернее время. Не будет ошибкой сказать, что в тот вечер шведский мультикультурализм сделал гигантский шаг вперед: полиция не задержала ни одного из участников погрома.  

Этот праздник европейской демократии продолжался всю ночь, а к утру погромщики растворились в сиреневом стокгольмском тумане.

Welcome, человек с мачете!

Еще в 2013 году шведское правительство в высшей степени положительно относилось к мигрантам. Которые до этого массово приезжали куда угодно, только не в холодную Швецию. Но потом появились беженцы с Ближнего Востока, и часть из них оказалась в Швеции по квоте Евросоюза.

Гостей приняли с распростертыми объятиями и с симпатичными плакатиками «Welcome!», поселили в комфортабельных центрах для беженцев, сытно кормили и сладко поили, и даже выдавали хорошие деньги на карманные расходы. А беженцы все прибывали и прибывали. Только в прошлом году в Швецию приехало еще 160 тысяч выходцев с Ближнего Востока.

Но как раз к 2016 году все изменилось. Шведские власти вдруг изменили отношение к мигрантам. Тех из них, кому было отказано в убежище, лишили права на денежные выплаты и бесплатное жилье. «Лишенцев» оказалось 12 тысяч человек. Сообразив, что Большая Халява кончилась, они обиделись и перешли на нелегальное положение. А это уже хорошая питательная среда для криминала, где могут находить новых адептов и радикальные исламисты.

Какая же муха укусила доселе толерантных и политкорректных шведов?

Сейчас благодаря либеральной миграционной политике шведских властей 15 процентов граждан этой скандинавской страны – выходцы из государств Ближнего Востока и Северной Африки. Многие шведские города уже больше напоминают пригороды Бейрута или Дамаска, причем в самом худшем варианте. Например, один из мусульманских районов Мальмё причислен к 55 самым опасным районам страны. Показываться здесь после 18 часов рискованно, и шведская полиция давно рекомендует местным жителям и туристам «ни при каких обстоятельствах не заходить» в населенные мигрантами районы. Да и сами полицейские неохотно заезжают туда, где им могут запросто подпалить машину, проломить голову железным прутом, или просто пристрелить.

…19 декабря 2008 года прочно врезалось в память полицейских и жителей Мальмё. Два дня подряд здесь, в округе Розенгорд, продолжались беспорядки и ожесточенные столкновения групп молодых мусульман с полицией. Причиной погромов стал отказ местных властей продлевать аренду подвала, используемого мусульманской общиной в качестве мечети. Как только Мусульманский культурный центр Мальмё получил отказ в аренде, члены общины забаррикадировались в подвале, откуда их силой вывели полицейские. И беспорядки не заставили себя долго ждать. На улицы Мальмё вышло до тысячи молодых брюнетов спортивного сложения. Погромщики били витрины магазинов, переворачивали и поджигали автомобили, а когда на место прибыли полицейские, их начали забрасывать камнями и обстреливать из ракетниц.

…В 2010 года в стокгольмском районе Ринкебю было зафиксировано около десяти нападений на местный полицейский участок. Как правило, такие нападения случались после задержания очередного преступника, живущего в этом районе. Так, однажды более ста человек пытались отбить задержанного полицейскими наркоторговца. Осадив участок, спортивные молодые люди из толпы начали забрасывать его булыжниками и бутылками с «коктейлем Молотова», а потом толпа пошла на штурм. Только после того, как к участку были подтянуты дополнительные силы полиции, а потом и военных, им с трудом удалось отогнать и рассеять боевиков.  

…24 мая 2013 года в исламских кварталах Стокгольма в течение пяти дней и ночей продолжались беспорядки, устроенные членами мусульманской общины. Опять горели машины и магазины, и все было очень похоже на события шестилетней давности в Мальмё. Только теперь в полицию не только бросали камни, но и стреляли.

Причиной беспорядков стала история с жителем стокгольмского района Хюсбю, выходцем с Ближнего Востока. В один прекрасный день этот, по словам имама местной мечети, «благородный и порядочный человек», вышел прогуляться с мачете. Ничего необычного в ношении мачете или пистолета для этого «веселого» района нет, и на «благородного человека» не обратили бы внимания, если бы ему не взбрело в голову зарубить полицейского. Как на грех, коллеги тяжело раненного стража порядка оказались нервными людьми. Даже не прочитав человеку с мачете лекцию о пользе демократии и толерантности, они просто пристрелили его. Потом полицейские оправдывались, что человек с мачете  пытался зарубить и их, но возмущению шведской общественности уже не было предела. А возмущенная мусульманская общественность срочно начала погромы, в которых приняли самое деятельное участие до пятисот спортивных молодых людей.

Конечно, можно долго говорить о том, что такие инциденты имеют, прежде всего, социальные причины. И что люди, приехавшие из ближневосточного региона, далеко не всегда способны «вписаться» в европейские рамки. Они не знают языка,  а значит, им трудно найти работу. Все это так. Но ведь и то правда, что в чужой монастырь со своим уставом не лезут. А тут – лезут, да еще как. Уже сейчас в том же Стокгольме коренные шведы – и особенно коренные шведки,  не рискуют заходить во многие районы города, который еще в недавние времена считался едва ли не самым безопасным в мире.  Причины нападений могут быть самыми разными, но все чаще в полицейских сводках отмечаются нападения на женщин, одежда которых не понравилась бородатым блюстителям шариатской нравственности. Которые давно чувствуют себя хозяевами в мультикультурнейшем Шведском королевстве, и уже диктуют шведам, как правильно жить по заповедям пророка Мухаммеда.

Тут уж впору вспомнить старую сказочку про гостеприимного зайчика и лисичку, однажды выгнавшую зайца из его лубяной избушки…  

Синдром Мальмё

Мальмё – третий по величине город Швеции, в последнее время получил нелестное звание «шведской столицы изнасилований». В этом некогда тихом городе теперь ежегодно конфискуют до двухсот «стволов», легко можно купить любые наркотики, а уровень преступности уже зашкалил за все шведские стандарты.

Стычки с полицией здесь стали обыденным делом, а разбойные нападения на коренных жителей Мальме происходят с такой пугающей регулярностью, что многие предпочитают навсегда покинуть родной город. Оставшиеся же тихонько сидят по домам.

Не стал исключением и нынешний Новый год. Это раньше горожане выходили целыми семьями к елке на центральную площадь, танцевали, пели и пили шампанское. Нынче Новый год народ отмечал, запершись в своих домах и квартирах. А на площади без елки, которую запретили устанавливать, чтобы не оскорблять религиозных чувств мусульман, резвились арабские подростки. Они приставали к прохожим, дрались с полицейскими, прыгали на крышах автомобилей и били витрины магазинов, и все это – под аккомпанемент веселых «кричалок» про джихад и на тему «чужая земля – наши порядки».

«Мы предложили ввести в Мальмё дополнительные силы полиции и армию», — сказал в интервью газете «Aftonbladet» один из лидеров партии Sverigedemokraterna, то бишь, «Шведские демократы», Магнус Ольссон, — «Я понимаю, что армия не должна выполнять полицейские функции, но в стране сложилась кризисная ситуация, и одной полиции тут уже недостаточно».

«Шведские демократы» быстро набирают популярность в стране, и на волне победы Трампа в США, и на волне антиисламских настроений. Сейчас пария Ольссона занимает второе место во всех опросах.

А в шведской прессе, еще недавно слывшей образцом толерантности, все чаще появляются репортажи вроде того, что недавно прошел в эфире «Шведского радио». Героем передачи стал молодой сириец Махмуд.

«Я хочу дом и жену!», — сразу заявил журналистам Махмуд, — «Я очень надеялся на то, что мне дадут здесь свой дом. А мне дали только комнату! Да, я пристаю к женщинам на улице, а что мне делать, если мне двадцать пять лет, я хочу женщину, а мне не дали дом! Что же мне, жену в комнату приводить?..»

Мило, не правда ли?

«Есть три вещи, на которые можно смотреть бесконечно», —   грустно иронизирует Магнус Ольссен, — « Это огонь, вода и шведское самоубийство…»

В 2015 году в шведском городе Мундекаль неожиданно сгорел приют для беженцев. Еще через год так неожиданно сгорел дотла приют для беженцев в Стокгольме.

Бумеранг вернулся

В «мультикультурной»  Европе отношение к беженцам изменилось после терактов во Франции, Бельгии и Германии. Пока евродепутаты  дискутировали на тему «достаточно ли широко мы открыли двери беженцам?», правые партии во Франции, Австрии, Венгрии, Польше и других странах ЕС набирали силу и популярность. Даже в ФРГ, власти которой пока явно не собираются менять отношение к миграционной проблеме, уже поговаривают о крахе миграционной политике канцлера Ангелы Меркель, которая вполне может и не стать канцером Германии в четвертый раз в 2017 году, когда пройдут выборы в бундестаг. Хотя бы потому, что даже баварская ХСС, входящая в коалицию Меркель, уже давно выступает против присылки в Баварию новых партий мигрантов. Вот выйдет ХСС из коалиции, и что тогда будет делать фрау Ангела?  Ведь ее рейтинг, еще в 2015 году превышавший 70 процентов, в 2016 году опустился до 59 процентов, а в первый месяц нынешнего года едва добрался до 45 процентов. Однако, падает рейтинг…

Сейчас на Западе модно обвинять в расколе Европы Путина и «происки Кремля». Но дезинтеграцию ЕС вызывает вовсе не Путин, а миграционный кризис, ставший прямым следствием политики США и НАТО на Ближнем Востоке.

«Вместо того, чтобы объединиться и противостоять угрозе захвата Европы агрессивными исламистами, члены ЕС все более утрачивают способность договариваться друг с другом», — пишет обозреватель «Foreign Policy», — «Они проводят противоречивую миграционную политику, часто в ущерб своим соседям, а в это время популисты набирают рейтинги и получают голоса на выборах во Франции, Голландии и Германии, на референдуме в Венгрии и на повторных выборах в Австрии». 

По данным «Pew Research Center», в прошедшем году до 59 процентов европейцев были уверены, что засилье в их странах беженцев с Ближнего Востока повышает риск терактов и разрушает европейскую экономику. Этот страх сказывается на отношении уже не только к «новым», но и к «старым» беженцам, давно интегрировавшимся в европейское общество. Опросы общественного мнения показывают, что  отрицательнее всего к мусульманам относятся в Венгрии (72 процента), Италии (69 процентов), Польше (69 процентов) и Греции (65 процентов). Как указывает «The Telegraph», за 2016 год негативное отношение к беженцам выросло в Великобритании на 9 процентов, в Испании – на 8 процентов, а в Греции – на 12 процентов…

Это сопровождается ростом популистских правых партий, вроде нидерландской «Партии Свободы», или французской «Народной партии», требующих «закрыть границы для мусульман».  

Чем это может закончиться? Не становимся ли мы свидетелями «поправения» Европы? Не замкнулся ли круг демократического развития Старого Света, и теперь мы можем столкнуться здесь с обратными процессами?

Победа Дональда Трампа в США показала, что даже в «самой великой демократии» планеты лидером может стать человек, ненавидящий СМИ и допускающий негативные высказывания даже против священной коровы всякой демократии – гомосексуализма. Такое было бы трудно представить еще пять лет назад. Сейчас это едва ли не норма. И все чаще звучат разговоры о «сильной руке», которая наведет «порядок».

Нужна ли свобода такому «свободному миру»? Нужна ли демократия «миру демократии»?

Увы и ах, но бумеранг, запущенный Вашингтоном и Брюсселем на стыке ХХ и XXI веков, во время инициированных Западом войн и ближневосточных «цветных революций», вернулся туда, откуда он был запущен.

Впрочем, стоит ли спрашивать, как и кого ударит это опасное оружие, если уже ударило? 

Григорий Саркисов
Теги: Европа, Швеция, США, беспорядки