Ушла из жизни «прабабушка русской контрреволюции», ветеран Русской службы «Голоса Америки» Наталия Кларксон

https://www.rferl.org/

06 декабря 2019 21:15:23

16633

В советское время таких, как Наталия Мейер-Кларксон — многолетняя сотрудница «Голоса Америки» — называли «радиодиверсантами», а еще «отщепенцами»

Она действительно родилась в эмиграции, в Белграде. Родители ее были белоэмигрантами. Отец Юрий Константинович фон Мейер сражался против красных в армии Деникина. Мать Ирина была художницей. После поражения белых в Гражданской войне они вынуждены были бежать из России и обосновались на Балканах. В 1932 году у них родилась дочь Наталия. Во время Второй мировой семья вынуждена была уехать в Германию. По окончании войны они осели в Мюнхене, где Наталия окончила русскую гимназию в лагере для беженцев Шлайсхайм. В возрасте двадцати лет благодаря хорошему знанию языков (русского, сербского, немецкого, английского) она в 1952 году была приглашена на работу в только что открывшееся в Мюнхене Европейское отделение «Голоса Америки». С тех пор и вплоть до падения «железного занавеса» прорывающийся сквозь советские «глушилки» голос Наталии Мейер-Кларксон стал своего рода визитной карточкой для слушателей VOA в Советском Союзе. 3 ноября 2019 года «прабабушка русской контрреволюции», как ее в шутку называли коллеги по радио, умерла в вашингтонском пригороде Бетесда в возрасте 87 лет. Об этом сообщает «Голос Америки». 

За сорок пять лет работы на «Голосе Америки» (в 1932 году она переехала из Германии в США) Наталия прошла путь от корреспондента до политического обозревателя, а в 1984 году стала начальником Русского отдела, самого большого языкового отдела радиостанции. Одновременно с работой на «рупоре антикоммунизма» Наталия окончила в Вашингтоне университет, получив диплом журналистки. Напомним, что вещание на русском языке «Голос Америки» начал на коротких волнах в 1947 году, с началом «холодной войны». В советские годы «Голос Америки», наряду с радиостанцией «Свобода», и другими «вражьими голосами» являлись для слушателей в СССР единственными источниками информации, представляющими отличную от газеты «Правда» точку зрения на происходящие в стране и мире события. С помощи разветвленной сети передатчиков глушения советские власти пытались воспрепятствовать прослушиванию советскими гражданами «подрывных радиоцентров». Но, тем не менее, при умелом пользовании коротковолновым приемником определенная информация все же доходила. Особенно в сельской местности, куда порой не добивали сосредоточенные в основном вокруг городов станции радиоподавления, и где прием мог быть относительно чистым. 

«Советские власти обвиняли нас в «злостной пропаганде» и, возможно, что те, кто нас никогда не слушал, верили этому. Но я могу, положив руку на сердце сказать, что мы неизменно придерживались обязательства, которое прозвучало на волнах Голоса Америки в 1942 году. Тогда, в разгар немецких побед и союзных поражений, эта американская радиостанция начала свои передачи словами: «новости могут быть хорошими, новости могут быть плохими, но мы будем сообщать правду», — рассказала о своей работе на станции Наталия Мейер-Кларксон в одном из интервью. В то же время она признавала, что основной целью «донесения правдивой информации» до советской аудитории являлось «содействие освобождению страны от репрессивной системы, воспрепятствование ее насильственной экспансии в другие страны». Благодаря Наталии Мейер на «Голосе Америки» в пятидесятые годы вышло интервью с главой Временного правительства Александром Керенским. В то время она была еще совсем юной, Наталии было немного за двадцать. Воспоминания Наталии Кларксон о Керенском, впрочем, весьма нелицеприятные: «Хам! Сидел, когда со мной говорил, задрав ноги на письменный стол, и похлебывал молочко!» Куда большее впечатление на нее произвел советский диссидент, писатель Александр Солженицын. Внучке царского генерала удалось сделать то, что не получилось у многих американских журналистов: уговорить Александра Исаевича лично записать для радио серию отрывков из его романа. «Слава Богу! — крестится Наталия Юрьевна. — Он согласился. И мы приехали в Вермонт и записали 36 отрывков. И потом мы полгода это передавали», — вспоминает она в сборнике «Судьбы поколения 1920–1930-х годов в эмиграции» (Москва, «Русский путь», 2006).

После распада «империи зла» Наталия наконец смогла побывать на родине. По приглашению «Радио Россия», она участвовала в его передачах в качестве корреспондента в Вашингтоне. После выхода на пенсию в 1997 году, не желая прекращать связи с Россией, она еще несколько лет продолжала работать в рамках программы Библиотеки Конгресса «Открытый мир», общаясь с соотечественниками. 27 июля 2008 года Русская служба «Голоса Америки» прекратила радиопередачи и полностью перешла на Интернет. Впрочем, в американском конгрессе в последнее время все громче раздаются голоса о возобновлении эфирного вещания на путинскую Россию.

«Передачи «Голоса Америки» в середине восьмидесятых годов, когда заведовать Русской службой стала Наталия Кларксон, отличались взвешенным подходом, что вызывало к этой станции большее доверие по сравнению с такими одиозными западными радиоголосами, как, например, «Радио свобода», «Немецкая волна». И это привлекало аудиторию. Стиль работы станции отличался высокой оперативностью, огромным разнообразием тематических передач. В школе у нас тогда были уроки политинформации. Мне, как ответственному комсомольцу, поручалось вести их. Значительная часть интересной информации поступала как раз из передач «Голоса Америки». Хотя, разумеется, подавать эти сообщения аудитории приходилось, как сообщения «клеветников на советскую действительность», которые полагалось опровергать. Но интерес среди одноклассников каждый раз был огромный. Хотя преподаватели и с неудовольствием перед каждой политинформацией подходили и советовали больше рассказывать о сообщениях в «Правде», чем на «Голосе Америки». Приходилось их убеждать, что, для того чтобы победить врага, его нужно знать», — сказал «Гражданским силам.ру» радиолюбитель Вадим Губнов.

 

Сергей Путилов
Теги: Наталия Мейер-Кларксон, Голос Америки