Брежневский или путинский застой – что хуже?

Фотоколлаж © «Гражданские силы.ру»

30 июля 2019 23:44:54

16549

Глава Счетной палаты Алексей Кудрин выразил сомнения в том, что ВВП страны сможет достичь ожидаемого роста на 1,3% по итогам 2019 года. Минэкономразвития, в свою очередь, прогнозирует рост показателя в текущем году на уровне 1,3%, Центробанк России – на 1-1,5%. Глава Минэкономразвития и вовсе сулит рецессию, то есть уход экономики в минус уже в 2021 году

Таким образом, страна неумолимо погружается в состояние застоя или спячки, когда производительные силы не растут, доходы населения снижаются (уже шестой год подряд), бизнес хиреет. Для сравнения, даже в самые глухие времена брежневского застоя темпы роста экономики не падали ниже 2,5%.

Какой все-таки застой хуже – тогдашний или нынешний? Лучше или хуже сейчас живут люди (12 млн за чертой бедности), чем во времена Брежнева, когда квартплата составляла всего 3% от средней зарплаты? С другой стороны, возникшие тогда проблемы – крен в сторону сырьевой экономики и отставание в области высоких технологий – не решены и по сей день. Мешают этому не только санкции. Ждет ли Россию очередная перестройка, коренная ломка экономических и политических устоев, или выйдем все же на некое эволюционное развитие?

Напомним, термин «застой» ведёт своё начало с доклада Михаила Горбачева на XXVII съезде КПСС, в котором констатировалось, что «в жизни общества начали проступать застойные явления» как в экономической, так и в социальной сферах. Обычно этим термином охватывается два десятилетия так называемого «развитого социализма» — с момента прихода к власти Л.И. Брежнева (1964 год) до XXVII съезда КПСС (февраль 1986 года), когда руководством страны был взят курс на «перестройку». Примечательно, что лишь в эпоху развития гласности и бурного роста критического сознания брежневское правление подверглось категорическому осуждению. Говорили об устойчивом снижении темпов экономического роста и ухудшении динамики производительности труда. Но при этом сама система социализма и уровень жизни граждан не подвергались каким либо серьезным вызовам. Люди были уверены в завтрашнем дне. Развитие страны в отличие от нынешнего положения не останавливалось, в то время как темпы роста ВВП на 1,3% в год можно назвать в полном смысле слова застойными. Тогдашний застой отличается от нынешнего тем, что происходил он на фоне впечатляющих успехов, достигнутых в первый период правления Брежнева. В 1965 году инициировал свою экономическую реформу председатель Совмина Алексей Косыгин. Сравнимой по масштабу замыслов и реформаторской решимости фигуры в путинском правительстве не просматривается и близко. Масштаб косыгинских преобразований не может не впечатлять. По сравнению с нынешней ситуацией, когда власти озабочены единственно лишь тем, чтобы сохранить равновесие между  кланами, поделившими экономику на сферы влияния, Брежнев выглядит едва ли не революционером. Косыгин в эпоху самого что ни на есть торжества «развитого социализма» провел удивительную реформу промышленности, предусматривавшую оставление части полученной прибыли на предприятиях. Чем успешнее и производительнее было предприятие, тем большая зарплата причиталась его трудящимся. По сути, внедрялись капиталистические методы хозяйствования. На пленуме 1965 года Брежнев исправил ошибки Хрущева на селе: был отменен запрет на личные приусадебные участки и на содержание домашнего скота, снижены цены на сельскохозяйственную технику, а закупочные цены на продукцию аграриев наоборот повышены, ставку подоходного налога для колхозников, напротив, понизили. Результаты оказались впечатляющими. В период 1966-1970 гг. объем производства в СССР вырос на 50%, а восьмая пятилетка по выдающимся результатам была названа «золотой». Было начато массовое жилищное строительство, причем квартиры граждане получали бесплатно. Люди получили возможность приобретать хоть качеством и пониже, чем импортная, но, тем не менее, вполне работоспособную бытовую технику. Цветные телевизоры «Горизонт», магнитофоны «Весна», холодильники «Бирюса», стиральные машины стали неотъемлемым атрибутом каждого дома. Причем все это не закупалось в Китае, а производилось внутри страны. В 1980 году Советский Союз занимал первое место в Европе и второе место в мире по объёмам производства промышленности и сельского хозяйства. Если в 1960 году объём промышленной продукции СССР по сравнению с США составлял 55%, то уже через два десятка лет, в 1980, — уже более 80%. Население Советского Союза в те годы увеличилось на 12 млн человек, при том что сейчас число россиян лишь снижается ежегодно на 150 тысяч человек.

Разумеется, все это не отменяло «родимых пятен» советской экономической модели в виде чрезмерной забюрократизированности, подмены частной инициативы администрированием, засилья госплана. Но даже при таких системных недостатках тогдашние результаты, по сравнению с «достижениями» эпохи Путина (при том что последний уже практически сравнялся с Брежневым по сроку своего правления), не могут не впечатлять. Наиболее удивительно, что, даже пройдя через перестройки, ломки экономических и политических устоев, страна и под «мудрым руководством» Путина так и не смогла оторваться от своей углеводородной пуповины, решительно изменить ситуацию к лучшему в плане развития высокотехнологичного производства, повышения производительности труда. В отличие от советских времен наше государство теперь может с полным основанием называть себя «аграрно-сырьевым придатком» развитого мира.

«Сравнивать «брежневский застой» и нынешнюю стагнацию крайне непросто. Не только потому что корни у этих двух проблем в основном разные, но еще и из-за того что проявляется этот застой по-разному. Да, в брежневские времена квартплата составляла 3% от зарплаты, бензин стоил сущие копейки, медицина была хоть и не передовой, но бесплатной, а образование, за которое также не приходилось платить, и вовсе считалось одним из лучших в мире. Но ведь, с другой стороны, одежда была в дефиците и стоила по нынешним меркам немыслимых денег. Хорошо, если зимние сапоги удавалось купить раз в 3-4 года, а то и реже. Приличный костюм мог запросто «съесть» половину месячной зарплаты, а импортные джинсы и вовсе превышали заработок ведущего инженера крупного НИИ. Да и копеечный бензин был востребован единицами, так как автомобилей в личном пользовании было крайне мало, а для приобретения машины, даже если на это были деньги, надо было годами стоять в очереди. Я уж не напоминаю про пресловутый дефицит всего и вся с бесконечными очередями в ожидании «а вдруг чего-нибудь выкинут» на пустые прилавки магазинов. Было ли тогда бедных людей больше, чем сейчас? Полагаю, что да, хотя критерии бедности тогда и сейчас в корне отличаются. Но вот разрыв в доходах между различными социальными слоями россиян был в разы, если не в десятки раз меньше, из-за чего та, «брежневская», бедность меньше бросалась в глаза. Сейчас же, когда немалая часть наших сограждан живут в роскошных домах, ездят на дорогих иномарках и летают отдыхать на лучшие курорты мира, тот факт, что 17% населения до сих пор не имеет канализации и вынуждены «ходить до ветру» во двор, просто режет глаз. Именно социальная несправедливость, коррупция, отсутствие социальных лифтов, когда если ты родственник чиновника, тебе открыты все дороги, а если «безроден», то будь хоть семи пядей во лбу, рассчитывать в жизни просто не на что, вызывают такое недовольство россиян. И как бы ни были дешевы джинсы, смартфоны или путевки в Турцию, то, что у значительной части наших семей от трети до половины дохода уходит на оплату ЖКХ, а остальное тратится на еду, и при этом качественная медицина, равно как и хорошее образование зачастую бывают исключительно платными, вызывает у многих приступы ностальгии. Я бы предостерег от бесплодных мечтаний «вернуться» в СССР, так как те, кто этого бы желал, в большинстве своем представляют картину так: «у меня есть все то, что я имею сейчас (иностранный смартфон, иностранный телевизор, стиральная машина, пусть недорогой, но почти в каждой семье автомобиль, возможность полететь в отпуск, если не на Канары, то хотя бы в Турцию или Египет), но при этом возвращается всё лучшее, что было в «брежневские времена» – низкие расценки на ЖКХ, бесплатная медицина и образование, социальные лифты, определенная духовность, которая отчасти утрачена сейчас и т.д.». Нет, так не бывает. Если вернуться назад, то забудьте про личный автомобиль, отдых за границей, возможность за копейки купить качественную одежду или современную бытовую технику. Механический возврат – это будет возврат в страну тотального дефицита и недоступности большинства из товаров и благ, что мы имеем сейчас. К чему все эти рассуждения? Да к тому, что сравнивать ту эпоху и нынешнюю попросту невозможно. Да и бессмысленно, как и мечтать о возврате в прошлое. Закономерный вопрос – а как все изменить? Как сломать ситуацию, убрав из неё все те откровенно негативные моменты, что я перечислил выше? Перестройка? Революция? Прилетят марсиане и все сделают за нас? Все эти варианты примерно одинаково маловероятны. Единственный путь – это поступательное развитие с постепенным реформированием экономики страны, а также качественное улучшение в правовой и судебной системах. Изменение подходов к налогообложению, пенсионной и социальной системам, формирование реально работающих социальных лифтов, поворот на большую социальную ориентированность и еще целый ряд подобных мер способны постепенно улучшить ситуацию в стране», – сказал «Гражданским силам.ру» Алексей Коренев, аналитик ГК «ФИНАМ».

Сергей Путилов

Теги: эпоха застоя, Брежнев, Владимир Путин, СССР