Дважды оклеветанные: Главная военная прокуратура оправдала 60% дел эпохи «Большого террора»

Фото: twitter.com

29 сентября 2019 13:32:34

3625

Если фактически с момента смерти Сталина в 1953 году и вплоть до перестройки набирал обороты процесс реабилитации, то есть оправдания жертв репрессий (в основном посмертно), то нынешние российские судебные органы, похоже, задались обратной целью — обелить палачей и реабилитировать карательные внесудебные расправы эпохи сталинизма

Военные прокуроры проверили 270 тыс. дел времен сталинских репрессий. 60% приговоров признали обоснованными. Проверка заняла почти три десятка лет, в результате осуждение 180 тыс. репрессированных было признано обоснованным. Об этом пишет «Интерфакс» со ссылкой на Главную военную прокуратуру.

Особую кощунственность заявлению ГВП придает то, что по ее признанию проверки проводили, руководствуясь законом о реабилитации жертв политических репрессий, который был подписан Борисом Ельциным в 1991 году. Политическими репрессиями, согласно закону признаются не только необоснованные судебные решения, но также административные меры ― ссылки, высылки, принудительные работы и другие. К жертвам политических репрессий закон относит не только самих репрессированных, но и их родственников. То есть вместо того, чтобы раскрыть полный масштаб беззаконных действий сталинских палачей, нынешние прокуроры по сути их оправдали. О том, что выстроенная на основе некоего «анализа» сфальсифицированных, выбитых под пытками показаний, порочна уже в своей сути, свидетельствует тот факт, что еще 16 января 1989 года был принят Указ Президиума Верховного Совета СССР, в котором говорилось: «Осудить внесудебные массовые репрессии периода сталинизма, признать антиконституционными действовавшие в 30-40-х и в начале 50-х годов «тройки» НКВД-УНКВД, коллегии ОГПУ и «особые совещания» НКВД-МГБ-МВД СССР и отменить вынесенные ими внесудебные решения, не отмененные к моменту издания настоящего Указа». Между тем, на основании решения «троек», которые пытается реабилитировать ГВП, как раз и выносились приговоры в эпоху Большого террора 1937-1938гг. Напомним, в период «ежовщины» с 1 октября 1936 года по 1 ноября 1938 года органами НКВД СССР арестовано 1 565 041 человек. За это время по решению «троек» осуждено 1 336 863 человек, из которых 668 305 человек, то есть — половина расстреляны.

Как можно признать решения карательных органов «обоснованными», если сами действия этих органов, являющихся лишь жестокой пародией на правосудие, ранее официально были признаны не имеющими законной силы? Объяснить это можно лишь тем, что нынешние прокуроры по сути нарушают закон, выказывая доверие кровавым фальшивкам, выбитым под пытками. Почему Верховный Совет признал не имеющими юридической силы материалы «следствия» «троек», вполне объяснимо. В состав «троек», созданных для рассмотрения дел арестованных в ходе массовой операции по приказу НКВД СССР № 00447 от 30 июля 1937 года, как правило входили: председатель — местный начальник НКВД, члены — местные прокурор и первый секретарь. Решения выносились «тройкой» заочно — по материалам признаний, выбиваемых из подозреваемых сотрудниками НКВД, а во многих случаях и вовсе при отсутствии каких-либо материалов — просто по представляемым спискам арестованных. Из этого уже видно, о каких «обоснованных» делах сейчас разглагольствует ГВП. Как и сталинские палачи нынешние прокуроры, по всей видимости, считают признание вины подозреваемым уже достаточным основанием для приговора. Между тем, как получались такие признания выразительно рассказал в свое время начальник управления милиции в Иваново М. П. Шрейдер, вспоминавший о выездном заседании местной «тройки»: «До суда всех подследственных крепко обрабатывали, уговаривая их не отказываться от выбитых у них показаний, обещая за это сохранить им жизнь. Следует отметить, что ещё до начала судебного заседания машинистка печатала под диктовку секретаря суда заранее определённые приговоры с одной только мерой наказания — расстрел. Хотя я имел право войти в помещение, где происходил суд, я не мог этого сделать — мне стыдно было смотреть в глаза подсудимым».

Решение «тройки» обжалованию не подлежало, и, как правило, заключительным документом в деле являлся акт о приведении постановления в исполнение.

О том, насколько «обоснованными» были судебные дела можно судить также и по тому, как и кто попадал под гребенку сталинских репрессий. Согласно секретному приказу НКВД № 00447 от 30 июля 1937 года репрессированию подлежали ведущие активную антисоветскую (подрывную) (преступную) деятельность бывшие кулаки; члены повстанческих, фашистских, террористических и бандитских формирований; члены антисоветских партий, бывшие белые, чиновники, каратели; уголовники, ведущие преступную деятельность и связанные с преступной средой.

В действительности под каток репрессий как правило попадали рядовые граждане, среди которых были крестьяне, рабочие, сельское духовенство. В соответствии с приказом репрессии осуществлялись на основании ориентировочных «плановых цифр». Впоследствии руководителями среднего звена и органами НКВД «плановые лимиты» были многократно превышены.

О каких «врагах народа» в действительности шла речь можно судить хотя бы по тому, что значительной категорией репрессированных были священнослужители. Согласно цифрам, приведённым А. Н. Яковлевым в 1937 году было арестовано 136 900 православных священнослужителей, из них расстреляно — 85300, а в 1938 году было арестовано 28 300, расстреляно — 21 500.

Общее число репрессированных в СССР неизвестно по сей день. Документально установлено, что только в 1937–1938 годах было арестовано более 1,6 млн граждан, из которых почти 700 тыс. ― расстреляны. По данным «Мемориала», общее число репрессированных в СССР превышает 12 млн.

«Говорить об объективности ГВП, взявшейся оправдать репрессии, разумеется не приходится. Не только по тому, что всем прекрасно известно, как фабриковались эти дела, но и за давностью лет — не осталось ни свидетелей тех событий, ни сгинувших в машине террора жертв, ни в большинстве случаев даже палачей. Моя бабушка вспоминала, что когда они с дедом работали геологами в Оймяконе, у них был знакомый инженер. Он отсидел десять лет за то, что рассказывал анекдоты про Сталина. И таких случаев — тысячи. Зачем понадобилось прокуратуре «обосновывать» эти дела можно лишь догадываться. Возможно с тем, чтобы подготовить страну к новой волне гонений на общество. Уже сейчас можно угодить за решетку за посты, репосты. То есть по сути, в свое время как за рассказ анекдотов про «великого кормчего». Учитывая декоративный характер нашей демократии, исключить такую возможность в будущем нельзя. Тем более, что стараниями властей уже идет реабилитация сталинизма. Достаточно сказать, что почти половина россиян согласно опросам уже считают, что под каток Большого террора как правило попадали не невинные люди, а «враги народа», — сказал «Гражданским силам.ру» руководитель электронной библиотеки «Вне насилия» Виталий Адаменко.

Сергей Путилов

Теги: Главная военная прокуратура, репрессии