Четыре госпереворота за год. Реален ли российский след в дестабилизации Африки?

Четыре госпереворота за год. Реален ли российский след в дестабилизации Африки? Фото © «Гражданские силы.ру»

06 февраля 2022 19:35:00

13929

6 февраля на саммите Африканского союза, проходящем в столице Эфиопии Аддис-Абебе, были озвучены неутешительные итоги последнего времени в плане стабильности на континенте. Комиссар Африканского союза по политическим делам, вопросам мира и безопасности Банколе Адеойе заявил, что организация решительно осуждает военные мятежи и перевороты в любой форме

В АС напомнили, что впервые в истории объединения за один год из-за смещения конституционных властей пришлось приостановить членство сразу четырёх государств – Мали, Судана, Гвинеи и Буркина-Фасо. При этом одним из последствий политических потрясений стала активизация террористических группировок, в первую очередь в западной Африке. Лидеры государств континента сейчас вырабатывают план совместных действий для противостояния этой волне переворотов. Буквально несколько дней назад очередной мятеж был подавлен. На этот раз центром событий стала ещё одна западно-африканская страна Гвинея-Бисау, однако там верные правительству войска смогли предотвратить смену власти.

Африка в последнее время становится одной из точек пересечения интересов крупных держав. И Россия, особенно после 2014 года, играет в этой борьбе за «чёрный континент» далеко не последнюю роль. Эксперты объясняли, что у Москвы есть целый ряд интересов, подталкивающих её к сотрудничеству с африканскими странами. Во-первых, это чисто экономическая выгода. Африка является одним из немногих регионов, где у российской продукции сельхозмашиностроения и некоторых других отраслей фактически нет конкуренции, прежде всего из-за бедности этих государств и низких цен на российские товары в сравнении с западными и даже китайскими аналогами. Во-вторых, Россия крайне заинтересована в рынках сбыта своих вооружений, и африканский континент также играет большую роль в этом плане. И, наконец, претендуя на роль державы глобального масштаба, РФ пытается нарастить своё политическое влияние через разностороннее сотрудничество с Африкой.

Заместитель председателя Ассоциации российских дипломатов Андрей Бакланов объяснял, что через влияние на африканские страны можно, в частности, увеличить свой вес в ООН, поскольку у этих государств больше 50 голосов в организации, которыми не так уж сложно управлять в своих интересах.

«Спектр интересов Москвы на континенте довольно широк. Россия демонстрирует подвижки как в восстановлении связей с партнерами советского периода — например Анголой и Мозамбиком, так и со странами, которые традиционно входили в сферу западного влияния — Марокко, Нигерией и ЮАР», — отмечал директор франко-российского аналитического центра «Обсерво» Арно Дюбьен.

Именно здесь, по всей видимости, кроется основная причина тех проявлений нестабильности, которыми обеспокоены в Африканском союзе. Речь, вероятно, идёт о банальной делёжке сфер влияния в худших традициях холодной войны прошлого века. Тогда, кстати, метод смещения неугодных африканских лидеров и перетаскивания стран из соцлагеря в лагерь союзников Запада и обратно был весьма распространён. Сейчас такой геополитический стиль вновь становится актуальным. Основная схватка развернулась между Россией и Францией. При этом российские власти официально отрицают любую причастность Москвы к подготовке госпереворотов или поддержке властей некоторых стран Африки.

Но официальным заявлениям, похоже, верят не все.

Британская Times по следам военного переворота в Буркина-Фасо констатировала, что Россия якобы пытается усилить своё влияние в регионе путём смены власти в странах Африки на пророссийски настроенные режимы. В Буркина-Фасо переворот также произошёл совсем недавно – в конце января. И некоторые его элементы действительно выглядели, мягко говоря, необычно. Сразу после смещения лояльного Франции президента Рока Каборе и захвата власти военными на митингах в поддержку нового режима появились российские триколоры и призывы к Москве о помощи, а руководитель некого Содружества офицеров за международную безопасность Александр Иванов пообещал местным военным поделиться опытом подготовке силовиков, накопленным в ЦАР.

Сомнительно, что у жителей Буркина-Фасо в чуланах на всякий случай лежали флаги далёкой северной страны, которые они и извлекли для спонтанных митингов. А Иванова, между тем, СМИ называют руководителем русских военных инструкторов в Центральноафриканской Республике.

Тот факт, что у Москвы есть свои виды на Буркина-Фасо, подтвердила доцент МГУ, политолог Наталья Пискунова.

«Уже есть достаточно большое присутствие российских компаний в соседних странах — Мали, Нигерия, Гвинея, — и теперь идет наращивание в Буркина-Фасо. Это не самое богатое ресурсами государство, а по большей части транзитное. Однако оно имеет большое значение для компаний и поддержания обстановки в регионе. То есть в контексте российских интересов тут речь идет не столько о добыче полезных ископаемых, сколько о борьбе с террористическими организациями», — говорит эксперт.

В соседних странах российское присутствие действительно есть, и его уже никто не отрицает. Переворот в Мали, богатой запасами драгоценных и чёрных металлов, но также страдающей от террористических группировок, произошёл ещё в 2020 году. До этого наступление исламистов на столицу и другие крупные города сдерживали французские миротворцы, действующие в рамках антитеррористической операции «Бархан» в Западной Африке. Но после свержения президента Кейты и прихода к власти военных малийские власти пригласили на помощь частную военную компанию из России. Наличие российских наёмников в этой стране подтверждал и глава МИД Сергей Лавров. В ЦАР, где инструкторы действуют с 2018 года, также много различных полезных ископаемых, включая золото, алмазы и уран. Эти ресурсы, скорее всего, и являются одним из основных объектов российских интересов, хотя в официальных источниках о подобном экономическом сотрудничестве с российской поддержкой, по всей видимости, объявлять не спешат.

Одним словом, история африканских госпереворотов последних лет изобилует «совпадениями» с теми или иными интересами России. Последний пример, который стоит упомянуть – это Судан. Там в течение двух лет произошло сразу две насильственных смены власти. И всё это время Москва пыталась согласовать возведение российской военно-морской базы на Красном море в городе Порт-Судан. BBC напоминает, что первое соглашение о создании российской базы было заключено с новыми властями в 2019 году, через месяц после смещения военными многолетнего суданского военного деятеля Омара аль Башира. Но в июне 2021 года на фоне улучшения отношений с США в Судане заявили, что это соглашение может быть пересмотрено, и появление российской базы окончательно ещё не согласовано.

А вот реальные выгоды для России в этой ситуации вызывают большие сомнения. С одной стороны, глава ФСВТС Дмитрий Шугаев отмечал, что на Африку может приходиться до 40% экспорта российских вооружений. Но, если учесть, сколько миллиардов долларов долга Москва прощает своим африканским партнёрам, то становится уже не до подсчёта прибыли. Более реалистично выглядит мотив, озвученный главой Центра по исследованию Африки в Национальном университете обороны США Джозефом Сиглом.

«Африка — это притягательная цель для России, которая реализует стратегию по созданию постлиберального международного порядка. В рамках этой стратегии она нетрадиционными тактическими шагами подрывает демократическое правление и расширяет глобальное влияние Москвы», — пишет исследователь.

Чего не сделаешь ради претворения в жизнь своей картины мира и нанесения ущерба геополитическим соперникам. В таких высоких материях даже финансовые выгоды отступают на второй план. Похоже, у Африканского союза есть все основания беспокоиться по поводу волны неконституционных мятежей и обдумывать совместные меры противодействия такой тенденции. Осталось только более чётко определиться с направлением этого противодействия.

Алексей Черников
Теги: Африка, Африканский союз, саммит, Россия