Гамбургский счет: боевая ничья

Фото: Souzveche.ru

08 июля 2017 14:58:52

3789

Первое «нетелефонное» общение президентов США и России, состоявшееся 7 июля на полях саммита G20 в выставочном центре «Hamburg Messe», вполне может оказаться главным политическим событием 2017 года.

Но важность этой встречи определяется не только и не столько достигнутыми на ней договоренностями, сколько самим фактом личного общения лидеров двух крупнейших ядерных держав.

Путин и Трамп решили не торопиться, и вместо отведенных на встречу 35 протокольных минут общались более двух часов. Путину даже пришлось извиняться перед японским премьер-министром Абэ за опоздание, но японец только вежливо покивал головой: он был готов ждать и дольше, лишь бы только русский и американец договорились вместе воздействовать на опасную соседку Японии, накачивающую ядерные мускулы Северную Корею.

Оставим другим изданиям экзотическую тему динамики рукопожатий и «символической» мимики двух президентов. Наверное, куда интереснее и полезнее рассмотреть результаты генерального гамбургского рандеву.

Как и ожидалось, Путин и Трамп обсудили ситуацию в Сирии и на Украине, поговорили о необходимости согласованных действий против международного терроризма и ликвидации киберугроз.

Что касается Украины, то здесь была достигнута во многом «прорывная» договоренность о создании канала между президентами России и США для урегулирования украинского конфликта на основе Минских соглашений. Это означает, что, вопреки желаниям Киева, никакого пересмотра Минских договоренностей не ожидается, и Украине придется выполнять свою часть пунктов соглашения под присмотром Вашингтона. Это не умаляет важности сохранения нормандского формата, и в субботу на рабочем завтраке в гамбургском отеле «Атлантик» Владимир Путин, Ангела Меркель и Эммануэль Макрон подтвердили важность достигнутого перемирия на юго-востоке Украины. Так что, теперь Киев будет выполнять Минские соглашения под двойным контролем — со стороны Европы, и со стороны США. Что вовсе не означает немедленного наступления мира на Донбассе, поскольку на Украине сильны позиции «партии войны», а часть вооруженных сил открыто не подчиняется Петру Порошенко, и продолжает обстреливать населенные пункты юго-востока даже во время перемирия.

Не стоит забывать и другого: объективно Соединенным Штатам выгодно сохранение напряженности на юго-западных рубежах России, да и «украинская тема» оказалась удобным поводом для регулярного введения антироссийских санкций.

Это как раз то, о чем говорил Владимир Путин на пленарной сессии «Большой двадцатки», когда под прикрытием политических требований ведется банальная конкурентная борьба за европейские рынки, и, прежде всего, за европейский газовый рынок. Не случайно же накануне встречи с Гамбурге Трамп настойчиво «продвигал» идею превращения Польши в главный газовый хаб, откуда Старый Свет сможет получать американский сжиженный газ взамен куда более дешевого, а значит, и более конкурентоспособного российского природного газа.

Примечательно, что в беседе Путина с Трампом никак не затрагивались темы «Северного потока-2» и «Турецкого потока», ведь иначе встреча двух лидеров вылилась бы в обыкновенные экономические переговоры о дележке европейского газового рынка.  

Но украинская тема не была главной на встрече Путина и Трампа. Куда больше их волнует взрывоопасная ситуация в Сирии, где напрямую столкнулись российские и американские геополитические интересы.

Напомним, что буквально за день до встречи президентов России и США издание «Daily Beast» со ссылкой на источники в Белом доме и Конгрессе сообщило, что «администрация Трампа приняла в отношении Сирии новую стратегию, не предусматривающую отстранение президента Башара Асада, и предполагающую более тесное сотрудничество с Россией, в том числе и военной сфере». Как сообщает газета, «в администрации президента подтвердили, что США не будут возражать против предложенных Россией зон деэскалации в Сирии и патрулирования ряда районов страны российскими военными, в частности, речь тут может идти об Алеппо». При этом «Daily Beast» подчеркнула, что «США не собираются передавать сирийскому правительству территории, отбитые у боевиков ИГ (террористическая организация, запрещенная в РФ. - ред.)».

Очевидно, ответственность за эти территории американцы собираются возложить на «крышуемые» спецслужбами США вооруженные антиасадовские формирования,  например, на «Сирийские демократические силы». Не исключено, что какие-то силы в Вашингтоне не исключают последующего расчленения Сирии на две зоны влиянии – российскую и американскую, и в этом случае речь может пойти даже о создании двух сирийских государств.

Как бы то ни было, но пока Путин и Трамп смогли договориться и здесь, пообещав друг другу содействовать обеспечению территориальной целостности Сирии, согласовав зоны деэскалации на юго-западе, и договорившись о перемирии на юге этой арабской страны с полуночи 9 июля. Правда, с зоной деэскалации на севере Сирии  президенты России и США так ничего и не решили, но, как говорится, лиха беда начало.

Что касается ликвидации угрозы кибератак, то здесь стороны пришли к выводу  о необходимости рамочного соглашения о совместной борьбе с киберугрозами. 

Как ни странно, но Путин и Трамп так и не определились с простым, казалось бы, вопросом, касающимся возвращения российской дипломатической собственности в США, арестованной уходящей администрацией Обамы в конце декабря прошлого года «за вмешательство в выборы» и «давление на американских дипломатов в Москве». Скорее всего, Трамп решил вообще не поднимать этот вопрос на встрече с Путиным, чтобы не дразнить вашингтонских «гусей», или, скорее, «ястребов».   

Между тем, поначалу возвращение России этой недвижимости рассматривалось администрацией Трампа в качестве некой «разменной монеты» на переговорах с Путиным. Однако буквально перед отъездом Трамп получил письмо, подписанное сенаторами-республиканцами Марко Рубио, Джонни Исаксоном и сенатором-демократом Джин Шахин. 

«Возвращение этих двух объектов России в то время, как Кремль отказывается отвечать за свою кампанию влияния против США, укрепит президента Путина, и будет способствовать опасной эскалации дестабилизирующей деятельности Кремля против демократии во всем мире», — приводит РИА Новости выдержку из этого письма, — «Мы призываем вас, господин президент, исключить возвращение этой недвижимости из любых переговоров и обсуждений с Путиным».

Если целью сенаторов было лишить Трампа возможности маневра на переговорах с российским лидером, то они этой цели не достигли, но, как говорится, неприятный осадок остался, и теперь вопрос возвращения российской дипломатической недвижимости в  США вполне может стать поводом для ответных действий Москвы в отношении американской дипломатической собственности в России, что вряд ли улучшит и без того не идеальные российско-американские отношения. Но именно на это и делают ставку те силы в Вашингтоне, которые никак не заинтересованы в размораживании этих отношений.  

Вот, собственно, и все темы, на которые побеседовали президенты России и США 7 июля. Но нельзя исключать и того, что Путин и Трамп достигли каких-то негласных договоренностей по Сирии, Украине, КНДР, и, вполне возможно, по Парижскому климатическому соглашению, о выходе из которого Трамп объявил почти сразу после победы на президентских выборах. Не станем исключать и возможной договоренности по разрешению «газового спора», - вполне возможно, США не станут «давить» на европейских союзников, требуя от них бойкота проекта «Северный поток-2», а Россия не будет критиковать американские планы поставок сжиженного природного газа в Европу.

И Путин, и Трамп высоко оценили прошедшие переговоры, и это была явно не «дежурная» вежливость президентов России и США. Они увидели друг друга, смогли «из первых рук» узнать точки зрения на ключевые вопросы международной жизни и двусторонних отношений. Главное, эта встреча открывает возможность для постепенного продвижения двух держав по пути нормализации отношений, совместного решения действительно актуальных глобальных проблем.

В заключение не удержимся, и посочувствуем американскому президенту. Ведь теперь, если он назовет переговоры с Путиным успешными, его ждут в США очередные обвинения в «связях с Кремлем». А если скажет, что переговоры не дали ничего конкретного, его назовут «слабым дипломатом».

Словом, куда ни кинь, всюду клин…   

Петр Сергеев
Теги: Дональд Трамп, Владимир Путин, Гамбург, G20