Как Россия пострадает от конфликта с Грузией?

Фото из открытых источников

09 июля 2019 18:46:50

6471

Извечный российский имперский принцип, согласно которому «чем хуже соседу, тем лучше мне», в случае с Грузией не сработал. Хорошо не стало никому, особенно российским потребителям, которым вместо лучшей минералки в мире «Боржоми» теперь придется пить воду из-под крана (80% подделок, по данным Роспотребнадзора), европейскую кислятину или отечественную бормотуху вместо превосходных грузинских вин

Российским туристам, из-за того что один мужик обматерил другого, «повезло» в особенности. Тех из них, кто путешествовал в составе организованных групп, словно котят за шкирку подцепили и вернули на историческую родину. Авиасообщение между двумя странами из-за кремлевских капризов разорвано, равно как и экономические связи, едва успевшие с трудом реанимироваться после российско-грузинской войны 2008 года.  В Грузии отчетливо понимают разницу между российским народом и их сумасбродными правителями. Теперь и у граждан РФ будет хороший повод поразмышлять на эту же тему.

Пока депутаты требуют крови «проштрафившегося» тбилисского журналиста, власти рвут по живому экономические и человеческие связи между двумя народами. Мало кто в России задумывается о том, что от расторжения отношений страдают не в последнюю очередь сами россияне. Разумеется, мы теряем экономически не так сильно, как грузины, но репутационные издержки от абсурдной политики Кремля оказываются слишком велики. Кто из соседей захочет иметь с нами дело после скандала, порожденного Москвой буквально на ровном месте? Вместо того чтобы идти навстречу вековой заинтересованности двух народов в сближении друг с другом все обрывается на имперском эгоизме, тупом желании вершить судьбами наших ближайших соседей. И касается это не только российско-грузинских связей.

«Понятно, что российское эмбарго по отношению к Грузии – это не экономическое, а исключительно политическое решение, принятое без всяких попыток просчитать экономические последствия. Понятно и то, что для России ущерб будет сравнительно небольшим, в то время как для грузинской экономики это будут значительные потери. Но не это главное. Конкретные убытки российских предприятий можно будет подсчитать позднее, и часть из них придется компенсировать из бюджета. Минтранс, например, предварительно оценил убыток авиакомпаний от прекращения полетов в Грузию в сумму около 3 млрд рублей. Потери туриндустрии, вероятно, будут поменьше. Срыв планов и испорченное настроение пассажиров и туристов оценивать не будем. Запрет на импорт грузинского вина отрицательно повлияет на продажи, хотя и не так сильно. Но от запрета на «Боржоми» пострадает российская же «Альфа групп», которая контролирует производителя – IDS Borjomi International. Беда не в текущих потерях, а в стратегических последствиях. Конечно, вводимые ограничения болезненно ударят по грузинской экономике, особенно в ближайшее время. Но жизнь продолжается, пострадавшие отрасли предпримут усилия, чтобы заместить российских потребителей выходом на другие рынки, и рано или поздно, но это получится. В результате, зависимость Грузии снизится еще больше, и Россия окончательно потеряет экономические рычаги влияния. Реализованная угроза перестает быть угрозой и больше не работает. Конечно, впоследствии отношения нормализуются, грузинские товары и услуги вернутся на российский рынок, но он перестанет быть настолько важным, каким был раньше. Но есть и косвенные стратегические потери, которые стоит учитывать. Ближайшие соседи и партнеры, видя наглядный пример, начнут более предметно оценивать риск своей зависимости от российского рынка и от переменчивости политической конъюнктуры. Кто-то, вероятно, станет «более покладистым», а кто-то на всякий случай постарается разнообразить свои экономические связи, диверсифицировать экспорт и импорт, чтобы снизить такую зависимость», – сказал «Гражданским силам.ру» Алексей Калачев, эксперт-аналитик АО «ФИНАМ».

«Большую роль в популярности Грузии среди отечественных туристов играл создаваемый со времен СССР положительный образ кавказской страны, где проживают доброжелательные и близкие по менталитету люди. Не стоит забывать и про привлекательные цены: с 2018 года курс лари упал более чем на 16%, благодаря чему российские туристы могли чувствовать себя достаточно раскованно в финансовом плане. В прошлом году в страну въезжало порядка 60 тысяч отечественных туристов ежемесячно. При этом туры покупало менее половины визитеров, предпочитая путешествовать самостоятельно. Таким образом, потери туристических фирм будут достаточно незначительными по сравнению с потерями авиакомпаний (около 3 млрд рублей) и местных жителей, у которых россияне снимали жилье. Например, в Аджарии порядка 90% съемных квартир приходилось именно на наших соотечественников. Вероятнее всего, число людей, желающих отдохнуть в Грузии, останется достаточно высоким: несмотря на увеличенную длительность перелета с необходимой теперь пересадкой, цены на авиабилеты увеличатся незначительно. Что касается экспорта минеральной воды в Россию, то он незначителен и совершенно теряется на фоне продаж вина. Пожалуй, единственной популярной грузинской маркой является Боржоми, однако, она заметно уступает в популярности конкурентам, например, «Святому источнику» (первое место по популярности в России) или «Ессентукам», на которые делают основную ставку в IDS Borjomi. Тогда как на Боржоми приходится лишь порядка 10% от всей минеральной воды. Несмотря на огромную работу по пиару своей продукции на Западе и якобы высокую заинтересованность в грузинском вине со стороны мировых потребителей, основными импортерами продукции на 2018 год являлись Россия ( 53,6 млн бутылок), Украина (10,6 млн бутылок), Китай (6,9 млн бутылок), Казахстан (3,5 млн бутылок). Таким образом, на Россию приходится порядка 62% от всего экспорта вина из Грузии, а значит, в случае эмбарго на поставки отрасль может серьезно пострадать. В первую очередь за будущее бизнеса беспокоятся крупные компании, которые имеют четкое расписание по поставкам на годы вперед. С точки зрения среднего российского потребителя ничего катастрофического не произойдет: на грузинские вины приходится порядка 7% всех продаж, а значит для большинства граждан запрет останется незамеченным», – поделился своим мнением с «Гражданскими силами.ру» Геннадий Николаев, эксперт Академии управления финансами и инвестициями.

«Отношения России и Грузии имеют волнообразный характер: острые моменты то затухают, то активизируются вновь. При этом сама суть противоречий не решается никак, и это значит, что основания для подобного рода скандалов сохраняются. Думается, что бизнес будет работать там, где есть финансовая и стратегическая заинтересованность – политика тут имеет мало значения, если предприниматели умеют считать свои деньги. Это будет актуально, если на политическом уровне не будет принято решений о полном запрете двусторонних отношений. Сейчас происходящее больше похоже на политическую перебранку, чем на какой-то выраженный конфликт. Ничего страшного в этом нет», – сказала «Гражданским силам.ру» Анна Бодрова, старший аналитик информационно-аналитического центра «Альпари».

Сергей Путилов

Теги: Грузия, Боржоми, Borjomi