Реальные причины избрания Жаира Болсонару в Бразилии, ответственный прагматизм и последствия для России

Фото: twitter.com

25 ноября 2018 17:38:12

5316

Возможно из-за отсутствия достаточных знаний о Бразилии или желания чрезмерно упростить ситуацию, международные СМИ предпринимают поспешные попытки предствить победителя бразильской президентской гонки 28 октября 2018 года Жаира Болсонару в качестве «Тропического Трампа» или же «Бразильского Дутерте».

В реальности дело обстоит совершенно иначе. Болсонару не является ни первым ни вторым, а его довольно агрессивная и простая манера общения, в сочетании с характерным для Бразилии культурным обликом, не позволяют увидеть подлинно тонкий характер и сложную натуру этого человека.

Вне всяких сомнений весь мир уже в самое ближайшее время будет поражен не столько жестокостью первых шагов нового правительства Бразилии, сколько его прагматическим курсом. Как бы там ни было, даже бразильские СМИ не пожелали выяснить действительные причины столь широкой поддержки Болсонару на выборах президента страны.

Первая причина его победы лежит в плоскости общественной безопасности. Родина латиноамериканских танцев стала настоящим «адом» на земле, с которым бразильцы и, прежде всего, наименее защищенные, сталкиваются ежедневно.

Статистика правонарушений в Бразилии является еще и объектом подтасовок со стороны полицейского ведомства по политическим причинам. Невозможно фальсифицировать лишь число убийств, которое вызывает настоящий ужас: в 2017 году было зафиксировано 62500 правонарушений с летальным исходом, то есть, в среднем, 171 убийство ежедневно, в 15 раз больше, чем аналогичный показатель в России, правда для европейской страны и эта цифра, к несчастью, оказывается выше нормы. Каждый день именно представители среднего и бедного классов подвергаются самому разнообразному грабежу и насилию. Благодаря совершенно неэффективным мерам образовательного характера, соблюдая политическую корректность и проявляя определенное попустительство, рабочая партия Бразилии позволила уровню насилия буквально взлететь до небес, к тому же, что оказалось еще более серьезным, созданные в тюрьмах банды стали бесконтрольно расти и крепнуть. Две самые крупные преступные группировки страны (Командо Вермельо и Примейро Командо да Капиталь), помимо всего прочего, ведут сегодня тотальную войну за контроль над оборотом наркотиков и каналами их поставки, планируя уже в ближайшее время стать более мощными, нежели мексиканские наркокартели. Преступники уже добрались до государственного аппарата, а в некоторых регионах и до политических институтов. К счастью, в результате выборов они проиграли гонку за лидерство. Жители Бразилии ожидают самых жестких мер в области общественной безопасности и защиты частной собственности, что им обещал Болсонару в своей предвыборной программе, поэтому в настоящий момент можно сказать, что он выполняет задуманное. 

Вторая причина — это общая коррумпированность общества. На протяжении 10 лет рабочая партия Лулы и ее многочисленные союзники, раскинувшиеся на политическом небосклоне страны от крайне левых сил до правых консерваторов, были ежегодно замечены в махинациях на сумму в 50 миллиардов евро, забирая эти внушительные средства у государственных компаний, в частности у Petrobras, зачастую прибегая к более или менее добровольному содействию крупного частного бизнеса. Эта ситуация была тесно связана с фасадом общественных успехов трудовой партии, которая по мере своего обогащения, перешла все допустимые пределы прожектерства и сомнительных предприятий, действуя в обход государственного финансирования, что, косвенно влияло и на жизнь простых людей. К голосу традиционных партий по вопросу коррупции уже более не прислушивались, так что факт избрания Болсонару является определенным обновлением политического ландшафта Бразилии.

Новичками в политике являются не только некоторые федеральные депутаты, среди которых есть и два знаковых друга нового президента – Гелио Барбоса и представительница лесбиянок Кароль Эллер, но и новые губернаторы некоторых штатов. Разумеется, старые партии не ушли с политической арены, однако их влияние постепенно снижается. Бразильцы ждут сильных мер и реальных последствий для тех, кто запятнал свое имя коррупционными правонарушениями. Болсонару принимал участие в различных выборах, начиная с 1991 года, но ни разу не был обвинен или приговорен по суду за коррупцию, что для Бразилии является случаем нерядовым. Сам новый президент является залогом стабильности для своего народа.

Третья причина – низкоэффективная экономика. Деятельность рабочей партии привела к тому, что конституция 1988 года стала сложным и забюрократизированным документом, хотя первоначально она была хороша настолько, что четко регулировала даже рабочее время домашней прислуги. Бразильцы хотят видеть повседневную экономику своей страны более подвижной и динамичной, а Жаир Болсонару пообещал им скорее «освободить», нежели даже «либерализовать» экономику в целом. Эти меры могли бы позволить вывести экономическую активность из неформального сектора и вернуть ее в контролируемую государством плоскость. В свою очередь, это позволит высвободить немало времени и энергии, потерянных большим количеством бизнесменов во время взаимодействия с банками и различными административными органами, а также вне всякого сомнения даст возможность развиваться сектору электронной торговли, до недавнего времени постоянно недооцененному в Бразилии по причине административных барьеров.

Последняя и наиболее важная причина победы нового президента лежит в плоскости национальной гордости, которую испытывают Бразилии. Это государство, пусть данное утверждение и не понравится кому-то, вовсе не очередная сказочная страна, где жители, лишенные всяких корней и прошлого, ощущали бы себя Гражданами Мира. Все совсем наоборот – в Бразилии причудливо перемешаны расы и социальные классы, в особенности это касается патриотов и тех, кто гордится институтами своей родины. Они чрезвычайно слабо придерживаются идеи принадлежности к восьмой по мощности экономике мира, однако, по мнению многих, не готовы и считать себя страной Третьего мира. Экономический кризис, ставший следствием политических и институциональных катаклизмов, стоит, прежде всего, отнести к негативным результатам деятельности рабочей партии и ее союзников. Все они не смогли устранить в собственном государстве социальное неравенство, поскольку часть населения оказалась безработной. Не удалось справиться и с проблемами образования, здравоохранения и общественной инфраструктуры. В планах Болсонару еще и модернизация страны, которая будет реализована силами высокоэффективной команды профессиональных экономистов, набранной специально для этих целей. Между вчерашней Бразилией и народом этой страны уже нет никаких противоречий и раскола, а население испытывает сильную потребность изменить положение вещей и дать возможность стране занять достойное место в ряду мировых держав. Разумеется, Болсонару предстоит столкнуться с множеством внутренних проблем, требующих решения: безопасность, реформа социального управления и вопрос пенсий, ускорение экономического развития, возможные конституционные реформы и пр. 

Безопасность и важность национальных интересов, впрочем, будет превалировать над интересами частными или иностранными, притом, что еще совсем недавно именно они значительно влияли на процессы принятия тех или иных решений на самом высоком уровне. Ближайший круг сподвижников Болсонару включает и несколько военных, обличенных высокими воинскими званиями. Сам новоизбранный президент является капитаном запаса, поэтому есть все основания полагать, что в вопросах экономического развития и международных отношений на авансцену выйдет бразильская военная доктрина «Ответственного прагматизма».

Эта доктрина базируется на идее исключительности Бразилии, международного стремления к независимости и лидирующих позициях страны «Юга Атлантики». Со времен Эстадо Ново, установленного президентом и некогда бывшим военным деятелем Жетулиу Варгасом в 1934 году, территориальные притязания, а также политический, экономический и даже дипломатический вектора развития Бразилии находились в руках военных. Так была проведена колонизация и освоение чрезвычайно труднодоступных земель (Амазонии и Пантанала) в сочетании с развитием нескольких промышленных «передовиков», обладавших высоким экспортным потенциалом. Военные приложили руку и к тому, чтобы вывести некоторые стратегические виды промышленности на первые роли, в частности речь идет об оборонной, авиакосмической, атомной и других отраслях. Наконец, не без влияния военной доктрины Бразилия сделала ряд осмысленных шагов по снижению зависимости от зарубежных партнеров, в отличие от сопредельных с ней государств этого региона. Здесь стоит отметить такие отрасли, как энергетика (биотопливо и гидроэлектроэнергетика), регулярное содействие развитию открытым информационным системам, контроль за телекоммуникационными сетями, развитие средств охраны государственных границ, а также авиа- и космическое машиностроение и пр.

Именно строго следуя этой доктрине, Бразилия в 1975 году приняла решение не двигаться систематически в фарватере политики Соединенных Штатов, установив, например, дипломатические отношения с Китаем, углубив связи с СССР, а также наладив устойчивый диалог с рядом западноафриканских государств, причем не только с португалоязычными. Разрыв военного соглашения Бразилии с США в 1977 году означал конец эпохи наставничества и зависимости этой страны от Вашингтона. Это знаковое событие своего времени тесно связано с появлением идеи Меркосура (1985), а также ряда других региональных организаций, среди которых стоит назвать южноамериканский оборонный блок (1988), где Бразилия занимает место регионального лидера. Так называемая бразильская мягкая сила тоже является наследием военной доктрины, согласно которой использование вооруженных сил служит неконструктивным методом. Именно с таких позиций в 1990-е годы страна стала реализовывать свои амбиции превратиться в мировую державу. Вслед за этим последовало увеличение и укрепление бразильского присутствия в самых разных международных организациях. Армия же, в свою очередь, предоставила Бразилии дополнительную возможность утвердить свое влияние посредством миссии MINUSTAH на Гаити (с 2004 по 2017 годы), которую страна приняла решение осуществить, несмотря на многочисленные протесты и попытки вмешаться в процесс со стороны США в течение всей миссии.

Стоит еще раз отметить, что повсеместное присутствие военных среди ближайших сподвижников новоизбранного президента, скорее подтверждает решимость «Тропического Трампа» ни в коем случае не разбазаривать потенциал стратегически важных отраслей промышленности и не сближаться с США более, чем необходимо Бразилии. Недавно сделанное представителем МИДа Бразилии заявление от лица высших чиновников государства, вряд ли как-то серьезно повлияло на выборы Болсонару. МИД страны подтвердил отсутствие каких-либо изменений в общей внешнеполитической стратегии страны в контексте международных отношений с новой администрацией.

Что же касается России, которая уже является ведущим стратегическим союзником Бразилии на международной арене, выборы Болсонару следует признать скорее новой возможностью, нежели неудачей. В отличие от заявления бразильской партии «левых» и ряда представителей международного сообщества, Болсонару вовсе не является американским «засланным казачком», даже если ряд интересов нового президента и его действий будут соответствовать устремлениям Дональда Трампа. В свою очередь, совершенно очевидно, что американское «Глубинное государство» проводило широкую политическую кампанию против нового президента, а ЦРУ даже дошло до того, что предпринимало чрезвычайно активные действия с целью создать негативный образ Болсонару еще с мая 2018 года. Подобные шаги, в действительности, привели к тому, что теперь США и Бразилия могут испытывать серьезные трудности или замедление сотрудничества в таких областях, как авиастроение, исследования космоса или производство оружия. 

По мнению многих, Болсонару — скорее «Тропический Путин», нежели Трамп, поскольку у него появилась уникальная возможность реформировать институты своей страны, восстановить стабильность и одновременно с этим подарить своим соотечественникам чувство национальной гордости. Первые решения президента по назначениям и будущим министерствам, показывают, в свою очередь, его хорошие способности вести реальную политику. Остается лишь пожелать министру иностранных дел РФ поскорее наладить отношения с командой будущего президента бразильской Республики и не придавать большого значения по этому поводу мнению международных СМИ и даже позиции некоторых южноамериканских партнеров РФ (в частности Венесуэле).         

Николя Доло (Nicolas Dolo) - эксперт в области международных инвестиций

Теги: Бразилия, Россия, политика, Жаир Болсонару