«Заклинания от Жириновского, Володина и Зюганова не решают проблем»: политологи рассуждают о кризисе российской партийной системы

http://test.club-rf.ru

28 июля 2020 14:21:00

1276

А также говорят о возможных путях выхода из него

Разговоры о кризисе партийной системы в России длятся уже не первый год. О его причинах звучат разные экспертные мнения, однако большинство политологов сходятся на том, что кризис связан с падением уровня доверия к партиям как таковым.

Очередной виток дискуссии в данном направлении вызвало высказывание лидера КПРФ Геннадия Зюганова, заявившего, что «пчелиные» законы идеальны для партстроительства.

«Матку все слушают. Не имеют права никто ни перечить, ни возражать. Более того, когда выводят вторую матку, две матки не живут, она пытается ее проколоть жалом. Пчелы ее не имеют права трогать», — цитирует РИА «Новости» Геннадия Зюганова.

Политтехнолог Евгений Сучков прокомментировал позицию лидера КПРФ:

«Может, у пчел оно и так, но уж коли Геннадий Андреевич завел речь о партстроительстве, то в нем есть прямая аналогия с подобной схемой — это гитлеровская NSDAP в чистом виде. И «матку» никто не смел трогать, и вторую потенциальную «матку» — Рема, тут же кончили. Так что, может, стоит уважаемому тов. Зюганову быть поаккуратнее в подборе аналогов при разговорах про партийное строительство. Даже если и в шутку. Кстати, и аналогия партии с пчелиным роем у него не полная. Пчелы размножаются, роясь и создавая совсем новую «структуру». Этим в отношении КПРФ давно занимается АП. А вот «размножение» любой настоящей партии должно идти наращиванием мощи ее региональных структур и количества электората».

Однако с последним способом «размножения» у большинства партий, можно предположить, есть определенные проблемы. И связано это, вероятно, в том числе и с кризисом доверия.

«Действительно, российская партийно-политическая система переживает кризис, — считает политконсультант Андрей Перла. — Заклинания, которые мы услышали в последнее время от Жириновского, от Володина, от Зюганова, не решают никаких проблем и не достигают своей цели. Суть кризиса партийной системы состоит в том, что слишком большое количество людей утратило доверие к политическим партиям. Несмотря на то, что уровень доверия к российскому парламенту, по мнению ряда социологов, несколько вырос, к партийной системе это не относится. Причина этого, пожалуй, в том, что все российские партии воспринимаются как «крылья, ноги и хвосты» одной-единственной «партии власти». И все депутаты Государственной думы, вне зависимости от того, коммунисты они, «жириновцы», «эсеры», или «единороссы», воспринимаются как власть. Они там, наверху, и к нам, к народу, к нашим чаяниям, проблемам, пониманию нашей ситуации никакого отношения не имеют».

По мнению эксперта, этот кризис в рамках существующей партийно-политической системы непреодолим. Вряд ли решит проблему увеличение количества партий или замена одной на другую.

«По сути, сейчас в России есть только партии, ориентированные на одного лидера. Такая система работы характерна, в том числе, и для представителей оппозиции. Если мы посмотрим, как устроена «Открытая Россия» Ходорковского или ФБК Навального, то мы увидим организацию, участники которой, вероятно, не имеют права на собственное мнение за пределами очень узкого коридора «правильных мнений». В этом плане они, думаю, мало отличаются от «системных» партий. Замени завтра в Госдуме, например, Жириновского на Навального, создай там фракцию ФБК — и абсолютно ничего не поменяется в политической системе. В этом и есть большая проблема», — считает Андрей Перла.

Причем, по мнению эксперта, проблема выстраивания идеальной партийной системы не только российская.

«Если мы посмотрим на взаимоотношения избирателей в Великобритании с лейбористами, или избирателей США с демократами и республиканцами, или избирателей центральноевропейских государств с традиционными для этих стран партиями, как бы они ни назывались, мы обнаружим все тот же самый кризис доверия. Отчасти этот кризис локально, на некоторое время преодолевается — когда возникает какая-то совершенно новая ультрапопулистская партия, и своими ультрапопулистскими лозунгами привлекает к себе внимание на один электоральный сезон. Но на средней дистанции выясняется, что это не рост доверия к партийной политической системе, а наоборот, это еще один дополнительный фактор потери этого доверия. Популисты, прорываясь в парламент, никаким образом ничью жизнь к лучшему не изменяют, они просто продолжают произносить свои громокипящие лозунги вне всякой связи с реальностью. А люди, понимая, что их в очередной раз обманули, еще более убеждаются в том, что бюрократия отдельно, власть отдельно, а мы как-то отдельно живем. И величайшие политологи мира пока не придумали лекарство от этой «болезни», — сказал Андрей Перла.

Политтехнолог Денис Ястребов считает, что доверие избирателей к партийной системе может быть подорвано, в том числе, и потому, что партии в регионах нередко работают «по франшизе», а сами партийные лидеры слишком далеки от своего электората.

«Основная причина кризиса, на мой взгляд, состоит в том, что три составляющие — гражданское общество, граждане и партии — существуют отдельно друг от друга. В последнее время процессы, происходящие во многих региональных отделениях партий, привели к тому, что они фактически стали «франшизой»: в состав отделений вводятся люди, которые удачно используют эту партию как бизнес. В той или иной степени это, к сожалению, касается практически всех организаций. В результате отдаление от избирателей, от населения становится максимальным. Плюс, большинство партий «оживают» лишь в период избирательной кампании, а до этого момента чаще всего находятся в полуспящем или совсем в спящем состоянии», — считает эксперт.

По мнению Ястребова, сейчас в России почти нет партий с выраженной идеологией, с четко осязаемой и понимаемой программой, — в традиционном западном понимании партий XIX-XX веков. В основном партии представлены лидерскими проектами.

«Единая Россия» — это такая партия в «поддержку президента», ЛДПР — тоже лидерская партия. И партия «Яблоко» во многом такая же, потому что она формировалась как поддержка именно Григория Явлинского — может быть, с более проработанной местами программой. Единственная партия, которая была идеологической долгое время и оставалась такой — КПРФ. «Справедливая Россия» обещала стать идеологической социал-демократической партией, но пока, на мой взгляд, она лишь на пути к этому. Будет ли этот путь удачным — покажет время. Сейчас предприняты попытки оживления партийного спектра: появились несколько новых организаций — «Партия прямой демократии», проект «Новые люди», «За правду», пытаются еще «Родину» где-то «подтолкнуть» на региональных выборах. Думаю, эти проекты призваны решать тактические задачи на предстоящих в 2021 году выборах в Государственную думу. Однако вряд ли они решат задачу по созданию устойчивой партийной системы, глубоко связанной с гражданским обществом, носящей ценностный характер», — отмечает Денис Ястребов.

Управляющий партнер консалтингового агентства «LSP Consulting» Венера Люцик считает, что, похоже, политические партии нередко существуют в параллельных мирах со своими избирателями.

«Складывается впечатление, что политические партии просто перестали видеть, слушать и, соответственно, слышать избирателя. Партии, такое ощущение, подчас сами себе придумывают желания и чаяния избирателей, на основе своих собственных представлений составляют программы и формируют повестку. То есть, существуют как «вещи в себе». Стоит ли говорить о том, насколько все это в действительности соответствует политическим запросам людей «на земле»? Причем это в равной степени относится как к системным, так и к несистемным партиям — отсюда и соответствующие результаты на выборах. Бывают исключения, когда на региональных выборах победу одерживает кандидат от оппозиционной партии: например, победа коммуниста Коновалова на выборах главы Хакасии в 2018 году. Однако рискну предположить, что этот результат (как и похожие результаты в ряде других регионов) связаны не со всплеском доверия к КПРФ и лично Коновалову, а с нежеланием избирателей голосовать за кандидата, по их мнению, связанного с властью. Выходит, исключения лишь подтверждают правило», — считает Венера Люцик.

Санации партийной системы, по мнению эксперта, будет способствовать работа «снизу»:

«Я думаю, партиям нужно активней участвовать в самых малых избирательных кампаниях — в буквальном смысле начинать с поселковых советов. И далее, отработав эту нишу по максимуму, двигаться выше. На таких выборах, кстати, опытным путем, путем контакта с избирателем, формируется реальная, а не придуманная повестка. Проблема, на мой взгляд, состоит в том, что всевозможные муниципальные мандаты — вплоть до мандата депутата городской думы — интересантам, как правило, не нужны. И партии, вероятно, не видят смысла тратить ресурсы на эти «мелкие» выборы. Таким образом, некоторая тактическая экономия грозит стратегическим проигрышем».

По мнению кандидата политических наук Александра Твердова, в течение последних двух наблюдается тенденция «стирания» партийных брендов:

«Возможно, это связано с появлением информации о «пакетных соглашениях» представителей различных партий на федеральном и региональном уровнях о количестве мандатов в органах законодательной и представительной власти. Поэтому у многих и потерян интерес к партийным брендам. Мы это наблюдаем сейчас в Хабаровске: вроде бы прислали в качестве врио представителя ЛДПР, однако внушительная часть населения все еще стоит в зоне протеста. Опять же непонятна позиция Владимира Жириновского относительно арестованного экс-губернатора. Складывается впечатление, что могут быть определенные договоренности с властями — и народ это тоже чувствует».

По мнению эксперта, для преодоления кризиса в первую очередь необходимо кадровое обновление парламентских партий.

«Партиям нужны сильные и харизматичные личности. Пока, в большинстве своем, таких людей партии «вытаптывают». Надо в корне менять эту ситуацию, иначе мы ни до чего хорошего дойдем. Дальний Восток тому пример», — отметил Александр Твердов.

Денис Ястребов  считает, что для России в перспективе наиболее удачной была бы двухпартийная система, аналогичная той, которая существует в некоторых англосаксонских странах:

«Такая система позволяет при наличии патриотического консенсуса между этими партиями создать серьезную внутриполитическую конкуренцию, которая способствует кадровому отбору, движению наверх одаренных, пассионарных и организационно состоятельных лидеров. Пока, к сожалению, наша политическая партийная система с такой задачей не справляется. Дело не только в смене лидеров, вопрос в отсутствии острой политической конкуренции, а главное — конкуренции продуктивной, создающей новые смыслы, новые перспективные направления развития нашей страны», — сказал Денис Ястребов.

Алексей Нилов, Ирина Климова
Теги: ЛДПР, ЕР, КПРФ, кризис партийной системы