Россия начала и тут же прекратила нефтяную войну

https://www.vbr.ru

09 апреля 2020 20:31:39

22483

Почему возник месячный нефтяной кризис?

Сегодня, как считается, должен утихнуть мировой нефтяной кризис, вызванный обвалом цен. А почему он начался?

Судя по мировым медиа, история завертелась чуть ли не с произнесенных 6 марта министром энергетики РФ Александром Новаком нескольких слов, которые, возможно, войдут в историю: «С учетом сегодняшнего принятого решения с 1 апреля этого года нет ни у кого из стран, входящих в ОПЕК, и не-ОПЕК обязательств по сокращению». После этого цены обвалились с рекордной стремительностью.

Поначалу эксперты хватались за голову от мысли, что нефть упадет в цене с $60 до $40 за баррель. На самом деле показатель рухнул почти до $20.

Официально сообщалось, что ОПЕК (читай: Саудовская Аравия) тогда предложила альянсу ОПЕК+ (читай: Россия) дополнительное сокращение добычи на 1,5 млн баррелей в сутки до конца 2020 года. Но Новак отказался поддержать эту инициативу Саудовской Аравии.

Подоплеку этого демарша выболтал часто очень откровенный пресс-секретарь основной российской нефтяной компании «Роснефть» Михаил Леонтьев. Мораль его комментария можно изложить так, как говорят в таких ситуациях дети: «Не очень-то и было нужно».

«Все объемы нефти, которые выбывали в результате неоднократного продления соглашения ОПЕК, полностью и достаточно быстро замещались на мировом рынке объемами американской сланцевой нефти», — сказал Леонтьев.

По его словам, кроме США, есть и другие страны, которые находятся за периметром соглашения ОПЕК и готовы наращивать нефтедобычу, поэтому «с точки зрения интересов России эта сделка просто лишена смысла».

СМИ утверждают, что глава «Роснефти» Игорь Сечин давно лоббировал отказ от сокращения нефтедобычи в рамках сделки с ОПЕК.  По данным «Новой газеты»,  Сечин и подтолкнул президента РФ Владимира Путина к разрыву договоренности, аргументируя это ситуацией с американской сланцевой нефтью: «Вот сейчас мы им покажем! Они при текущей цене активно вкладывают в свою сланцевую нефть, но ее добыча при цене ниже 40 долларов едва ли целесообразна», а «Роснефть» может позволить себе такое падение».

Судя по всему, предполагалось, что заокеанские компании по добыче сланцевой нефти будут вынуждены банкротиться. (Впрочем, этот процесс впоследствии действительно пошел.)

И Путин решился «перевернуть глобальный нефтяной рынок с ног на голову», утверждали инсайдеры. Кремль посчитал, что сокращение добычи и поддержка цен в условиях эпидемии будет подарком США и его сланцевой индустрии.

Похоже, что независимые эксперты российского нефтяного рынка были в шоке от того, к чему привело стремление России наказать США. В российском руководстве, однако, ситуацию предпочитали особо не комментировать. Рассуждали только, что России такой шторм выдержать легче, чем саудитам: если российский бюджет сводится при цене $42 за баррель, то казна Саудовской Аравии балансируется лишь при  $83 за баррель.

Тем временем инициировавшая наказание сланцевой отрасли  США «Роснефть» 28 марта, как говорится на ее сайте, объявила «о прекращении деятельности в Венесуэле и продаже активов, связанных с деятельностью в этой стране».

Как потом выяснилось, Сечин продал активы правительству РФ ради того, чтобы США сняли с компании санкции.

В России же в сочетании с разраставшейся пандемией коронавируса обвал нефтяных цен создал очередной «идеальный шторм». Стало не до куража, но признавать слабость и идти на встречу саудитам нам не позволяла гордость. Пока не вмешался тот, кого мы как бы наказали — президент США Дональд Трамп. Он, судя по всему, решил, что выгоды американцам от дешевой нефти уступают бенефиту от продажи углеводородов по нормальным ценам и перед 1 апреля, днем, когда нефть в отсутствие ограничений должна была стать дешевле воды, не посчитав для себя это зазорным, начал лично разруливать этот мировой кризис. Американец позвонил лидерам России и Саудовской Аравии. Которые, такое ощущение, без этой подсказки, сами бы долго еще не решались сделать, что называется, шаги к новой нефтяной сделке.

После Трампа и Путин начал высказываться о том, что низкие цены это, оказывается, нехорошо. На совещании 3 апреля российский лидер заявил о необходимости сократить добычу нефти в мире на 10 млн баррелей.

Накануне сегодняшних переговоров о будущей сделке по стабилизации нефтяных цен Россия, как сообщил Reuters, впервые отправила партию пшеницы в Саудовскую Аравию из одного из портов на Черном море — видимо, это знак того, что перед грандиозной договоренностью стороны помирились.

«За последнюю неделю все могли убедиться, что если ничего не делать, цены на физическом рынке нефти будут менее 20 долларов за баррель, что само по себе приведет к вынужденным сокращениям. Крупнейшим производителям выгоднее убрать хотя бы часть «лишней» нефти добровольно, чтобы замедлить рост товарных запасов и поддержать цены», — сказал старший директор группы по природным ресурсам и сырьевым товарам агентства Fitch Дмитрий Маринченко.

Спрашивается, почему месяц назад лидеры России начали показывать характер, понимая, что эти нефтяные игры скажутся на экономике, прежде всего, собственной страны? А теперь, только после вмешательства руководителя государства, которое и ставилась цель наказать, пошли на попятную? Возможно, потому, что американского лидера совсем скоро о ценах на углеводороды спросят избиратели из Техаса и Оклахомы, главных нефтяных штатов страны. А вот в России и Саудовской Аравии учитывать мнение избирателей, видимо, относятся по-другому.

Неразумные действия, когда, действуя назло кому-либо, кто-то делает плохо прежде всего себе, формулируются в поговорке «Назло бабушке отморожу уши». В английском языке есть аналог нашему выражению: «Назло мужу  сяду в лужу».

Борис Куркин
Теги: нефть, Саудовская Аравия, Россия, США