Вернется ли камчатский краб в Россию?: Рыбопромышленники Мурманской области надеются на нового губернатора

Фото: © 51rus.org

05 апреля 2019 18:16:31

3405

На самом деле, камчатский краб вовсе не камчатский и даже не краб. Это рак-отшельник семейства крабоидов, который попал в Баренцево море с Дальнего Востока. Это была одна из многочисленных новаторских программ, разработанных энергичными советскими биологами. Тогда мейнстримом была селекция, прогрессивный ландшафтный дизайн в виде поворота сибирских рек в Азию и прочие витки креатива, которые далеко не всегда имели положительные последствия.

Транспортировка крабов из Охотского в Баренцево море удалась далеко не сразу. В резервуарах, не насыщаемых искусственно кислородом, они гибли через два дня, тогда как на транспортировку требовалось около 11. Спустя девять лет крабов доставили на самолете. Так же пытались вырастить потомство из икры, но она не прижилась. Тогда продолжили транспортировать взрослых особей, планомерно заселяя Баренцево море.

Стоит отметить, что ряд ученых подверг проект критике, ссылаясь на недостаточное количество данных для проведения такого эксперимента. Вспомнили и неудачную попытку заселить Австралию кроликами, и связанные с этим негативные экологические последствия — те расплодились и буквально обглодали растительность континента.

Но в итоге ученые-реформаторы одержали победу и в течение двадцати лет усердно завозили на новое место жительства взрослых и молодых особей вместе с икрой. Радость первых уловов сменилась опасениями, так как крабы размножались со скоростью вышеупомянутых кроликов, и их популяция, не имеющая в Баренцевом море врагов, за десять лет выросла в десять раз. Вскоре их численность начала конкурировать с историческими обитателями: камбалой, треской, пикшей и прочей рыбой.

Еще одна справка из дневника пытливого натуралиста: камчатский краб – это хищник-палиофаг, то есть он совершенно гастрономически непривередлив — буквально ест все, что попадается на его пути. При этом он убивает раза в три больше, чем съедает по факту. И так как их численность очень быстро растет, а российские биологи так и не заселили Баренцево море кроликами, существует вариант развития экологической катастрофы.

В итоге в Норвежском и Баренцевом море добывается до 30% мирового улова.

Но ситуация в Норвегии и России имеет одно кардинальное различие: в Норвегии разрешена любительская рыбалка, в России же краба можно ловить только по лицензии. Росрыболовство дает квоту на добычу ракообразных, разыгрывая ее на аукционе. Вылов крабов в прибрежных водах запрещен, считается браконьерством и влечет за собой уголовную ответственность. И вот тут как раз все это упирается в суровые российские реалии. Рынок монополизирован и уже очень давно.

Если объяснять простым языком, происходит следующее: на аукционе разыгрывается квота на несколько десятков тонн. Квоты не разбивают на меньшие по количеству килограмм, что было бы вполне логично с точки зрения возможности развития среднего бизнеса. Стоимость за лот на такой вес очень велика, и мало кто может зайти на этот рынок. Более того, для такого объема необходимы большие суда, что также сужает количество претендентов буквально до одного.  

«Владыкой морей» является компания СЗРК, во главе которой стоит режиссер телевидения Геннадий Миргородский. Историю его прихода и стремительного развития в рыболовецком бизнесе с удовольствием бы купил HBO.  

В 80-е годы Миргородский был режиссёром на телевидении. Его первым частным бизнесом стал кооператив, который занимался съёмками клипов. Кооператив сделал клипы таким мастодонтам отечественного рока, как «ДДТ» и «Алиса». 

Как рассказал сам предприниматель в интервью изданию «Собака.ру», работая теле-режиссёром, он с командой искал варианты конвертации рублей в доллары, но их везде обманывали. Потом они познакомились с рыбаками, которым «нужно было оплачивать рублевые заказы», а за продажу рыбы они получали доллары. На третий или четвертый раз этой «операции» они признались, что все рубли пропили, и предложили им акции своего рыбного предприятия. Несмотря на все безумие затеи, ему захотелось попробовать. И выяснилось, что бизнес весьма прибыльный. В итоге он оставил режиссерскую профессию, погрузившись в новую деятельность. Бизнес стремительно набирал обороты, доходы компании росли. Вскоре флот уже насчитывал десятки кораблей. 

Но возвращаясь к реалиям и отматывая на пять лет назад, мы обнаруживаем, что в январе 2014 года эта компания обходит всех крупных игроков на аукционе по приватизации 100% тралового флота Архангельска (АТФ). В итоге обновлённый флот, закупленный у норвежцев, де-юре прописан в Мурманске, а де-факто стоит в Киркенесе и Тромсе, не заходя в порты «по прописке». Поэтому пока, увы, крабовое мясо в основной массе импортируется, а в самом Мурманске и Мурманской области морские деликатесы стоят не дешевле, чем в других городах России. Ну а те крабоиды, которым посчастливилось и дальше бороздить просторы дна Баренцева моря, продолжают размножаться и поедать промысловую рыбу, заполняя мелководье на местах ее нереста. Стоит упомянуть о постановлении от 2017 года № 974 «Об изменениях доставки уловов водных биологических ресурсов и произведенной из них продукции».

Если бы это постановление вступило в силу, уловы, добытые в Балтийском, Черном, Азовском и Баренцевом морях, рыба и морепродукты, а также произведенная из них продукция, должны были бы в обязательном порядке доставляться именно на российский берег, а в закон о любительской рыбалке, возможно, внесли бы изменения.

4 апреля Госдума рассмотрела законопроект, подготовленный Министерством сельского хозяйства в феврале прошлого года, перераспределяющий квоты по ловле краба, что может существенно изменить действующий «исторический принцип». Дополнительный доход государственного бюджета, как считают в Минсельхозе, увеличится на 82 миллиарда рублей в год. Глава комитета Госдумы по природным ресурсам Николай Николаев считает, что эту ситуацию необходимо изменить.

«На сегодняшний день оборот в крабовой отрасли составляет порядка 60 млрд рублей в год. Всего порядка 10 бенефициаров-владельцев компаний по добыче краба (а их около 90) получают 100-процентную рентабельность. Только от 50 таких компаний чистая прибыль — более 32 млрд в год. Но государство на сегодняшний день получает в качестве платы за этот колоссальный, ценный ресурс — краба — меньше одного процента — 388 млн в год. Кроме того, на сегодняшний день флот судов, предназначенных для вылова краба, устарел, суда-краболовы эксплуатируются более 30 лет, — отметил Николай Николаев. — Что касается рабочих мест, то вылов крабов будет производиться в тех же регионах, суда будут приходить в те же порты. И поэтому фактический объем вылова краба останется такой же, если не будет больше. Поэтому количество рабочих мест не будет сокращаться. Даже если на этом рынке появятся новые игроки, им будут нужны работники, они будут приписаны в те же порты. Этот законопроект направлен на то, чтобы крабовая отрасль работала для людей, для государства, а не на отдельно взятых граждан, которых мы даже в России не видим».

Тем временем, рыбопромышленники Мурманской области возлагают надежды на нового губернатора Андрея Чибиса, сменившего на посту главы региона Марину Ковтун.

«Мы надеемся, что новый губернатор региона проявит усердие и настойчивость, чтобы вопрос распределения квот по вылову краба приобрёл новый характер. Переняв опят пилотного проекта, который работает на Камчатке, где местному населению разрешено вылавливать по несколько особей краба в сутки для собственных нужд, несомненно, повысят уровень жизни местного населения и сделают привлекательным туризм на Кольском полуострове, — сказал в беседе с журналистом сетевого издания «Гражданские силы.ру» руководитель регионального отделения политической партии «Альянс Зелёных» в Мурманской области Михаил Сухотин.

Марианна Сапорони

Теги: камчатский краб, Мурманская область, Андрей Чибис, Альянс Зеленых