Новый продовольственный порядок: грядёт ли «продуктовая пандемия»?

Новый продовольственный порядок: грядёт ли «продуктовая пандемия»? Фото © «Гражданские силы.ру»/ Алёна Черепкова

19 ноября 2021 13:51:00

943

1 ноября заместитель председателя Совета безопасности РФ Дмитрий Медведев предупредил о том, что впереди нас ждёт продовольственный кризис из-за спада мировой экономики. Во многом на это повлияла пандемия, «побочным эффектом» которой стали нарушенные торговые связи между разными странами, перебои с поставками, в том числе и продуктов питания, и ценовая неразбериха

По мнению Дмитрия Медведева, современные экономические явления в наибольшей степени коснулись развитых стран как наиболее вовлечённых в глобальные мировые процессы, но при этом они же показывают и скорейший экономический рост, возможности выхода из кризиса. В то время как в странах «третьего мира» ситуация и с продуктами, и с медициной, и с развитием экономики остаётся «стабильно тяжёлой». Всего до пандемии в ООН называли цифру около 113 млн человек в мире, которые уже испытывали проблемы с продовольствием в связи с засушливостью регионов, катаклизмами или обстановкой в стране. В основном это жители некоторых стран Африки и Азии.

Русская служба BBC связала ситуацию, в том числе в сельском хозяйстве, с климатическими изменениями: никто не отменял ни глобального потепления, ни роста температуры как в целом на планете, так и в отдельных её регионах, ни задымления от пожаров, ни засухи. Во время пандемии специалистам, спасательным службам и общественным организациям по всему миру труднее бороться с этими явлениями. Все аномалии сказываются на привычных, веками устоявшихся сельскохозяйственных процессах, зависящих от погоды и климата, не лучшим образом. А локдауны, закрытие целых стран на карантин и сбои в мировой транспортной системе только мешают борьбе со стихией и природными проявлениями. В течение всего 2020 года страны только и делали, что фиксировали «антирекорды» жары, холода, дождей, ураганов, пожаров и засухи. Украина, Румыния и Франция отмечали пересыхание водохранилищ, засуха сменялась наводнениями в Германии и ураганами в США. Изменение температуры Мирового океана сказывается на всех атмосферных явлениях на планете. Крупнейшие страны-поставщики, учитывая сложившуюся ситуацию, в том числе и с ограничениями перевозок «эпохи коронавируса», ограничили экспорт продуктов питания и лекарств.

Но Минсельхоз России смотрит на ситуацию оптимистично. Дефицита продуктов в России нет, утверждает министр сельского хозяйства Дмитрий Патрушев. А скачок цен на продукты – не что иное, как ответ на мировые тенденции в системе взаимосвязанных экономик разных стран. Минсельхоз надеется отрегулировать цены, «отвязав» внутренние цены от мировых и оказывая сельхозпроизводителям государственную поддержку. А климатические условия и обширный аграрный сектор должны позволить России стать ведущим мировым игроком на продовольственном рынке, обеспечив поставками собственной продукции в том числе и рынок внутренний. В это же время Дальний Восток и север страны уже столкнулись с неудержимым ростом цен на продовольственные товары и нехваткой продуктов питания в магазинах.

Пока специалисты уверяют, что цены на товары первой необходимости поднимаются искусственно, потребители вынуждены выплачивать указанные суммы. Население старается запасаться продуктами длительного хранения и первой необходимости. Цены на продукты для российского покупателя уже давно являются безошибочным сигналом: брать, пока есть в наличии и не подорожало ещё больше.

С трудом верится, что в обществе потребления, привыкшем к большому ассортименту, может случиться продовольственный кризис. Но мнения экспертов, факты в виде дикорастущих цен и периодические всплески массового спроса, как, например, на гречку, налицо. Говорить о том, что продовольствия действительно не хватает, не только в России, но и в мире, пока действительно рано: наибольшие проблемы пандемия вызвала со сбором и доставкой урожая и продуктов питания. Но для конечного потребителя это не имеет решающего значения, если результат в обоих случаях один и тот же: пустые полки магазинов, кадры с которыми в начале пандемии уже обошли весь интернет, и поля, на которых фермеры уничтожают продукцию, не имея возможности её сбыть.

Вопросы о том, какие меры принять, чтобы смягчить последствия этих процессов, звучат на разных уровнях.

«Инфляция за октябрь уже составила более 8%, а продукты питания обогнали общую инфляцию и подорожали на 10,9%. Но часто цены на продовольствие связаны с урожаем, а урожай – это всегда в некоторой степени неопределённость, он в большой зависимости от многих факторов, в том числе и от погодных условий, однако это разовый фактор, – привёл цифры президент АККОР, первый заместитель комитета Госдумы по аграрным вопросам Владимир Плотников, задавая вопрос председателю Центробанка Эльвире Набиуллиной. – Зачем Центробанк повышает ключевую ставку, если инфляция растёт из-за разовых, временных факторов, на которые он не может повлиять?».

Как пояснила председатель Центробанка, инфляция наблюдается как в сфере продовольственных, так и непродовольственных товаров. И разовые факторы, давшие стимул к росту цен на продукты, одновременно спровоцировали негативные явления и «завышенные ожидания» в других сферах экономики, запустив ту самую цепную реакцию роста цен, которой так опасаются россияне.

Наталья Кондратенко
Теги: Минсельхоз, продовольствие, продукты, пандемия