Обвиняемый по делу о строительстве котельных Игорь Кулаков объявил голодовку

Обвиняемый по делу о строительстве котельных Игорь Кулаков объявил голодовку Фото из архива Кулаковых

06 февраля 2024 20:02:00

1416

Бывший вице-губернатор Тамбовской области Игорь Кулаков, обвиняемый по делу о строительстве котельных, объявил голодовку. Его супруга поделилась с редакцией «Гражданские силы.ру письмом, в котором Кулаков рассказывает о том, как именно силовики оказывают на него давление

Поводом для возбуждения уголовного дела стал проект по строительству шести котельных в городе Котовске. Компания «Компьюлинк инфраструктура ТО» заключила соглашение с местной администрацией и построила объекты, общая стоимость которых составила 500 миллионов рублей. Из этой суммы 300 миллионов поступили от Фонда содействия реформированию ЖКХ, а оставшиеся 200 миллионов были предоставлены частными инвесторами.

Проверки, проведенные Фондом и экспертными учреждениями, нарушений не выявили. Однако в 2020 году было возбуждено дело о мошенничестве. По версии обвинения, стоимость работ оказалась завышена, а четверо фигурантов, включая Кулакова, организовали преступную группу и злоупотребили должностными полномочиями.

В этом материале мы сфокусируемся на продолжающемся давлении, оказываемом на участников дела. Супруга Игоря Кулакова Ольга передала в редакцию письмо, в котором рассказала следующее (орфография сохранена, — прим. авт.):

«С утра я была в СИЗО-1, где содержится мой супруг Кулаков Игорь Николаевич. Заявление на свидание у меня приняли, а вот передачу нет, сославшись на то, что мой супруг объявил голодовку.

И вот сейчас я получила от него письмо, в котором он подробно рассказывает о том беспределе, который происходит с ним в данный момент. Вот выдержки из его письма:

«Меня сегодня хотели посадить в карцер, объявили 8 суток, самое интересное за что — что встал не в 6-05, а в 6-17.

Человеку, который страдает хроническим заболеванием, принимает сильнодействующие препараты, из-за 12 минут — в карцер! Вызвали на комиссию, я объяснил, что пью таблетки и вставать тяжеловато, но вердикт был неумолим. Потом я описал все нарушения при объявлении мне выговора и постановлении в выдворении в карцер, но вердикт неумолим!

Рассказал о других своих хронических заболеваниях, в том числе, как у Юрия Ивановича, Царствие ему Небесное, и что меня хотят вслед за ним отправить, но вердикт неумолим. После этого я объявил голодовку и отказался от приема лекарств. Повели в медсанчасть делать заключение на возможность содержания меня в карцере. Давление после первого измерения показало 165/95 — пригодное для содержания в карцере. После моих требований сообщить о происходящем прокурору и моем желании хоть как-то донести до здравого смысла происходящее, сделали второй замер давления: 173/103. После этого сказали, что давление чуть повышено. В карточке выдворения указали давление, но мою просьбу показать написанные цифры не удовлетворили. Потом очень долго держали в медсанчасти. Пытались накормить меня таблетками, я отказался. В таких условиях могут что-нибудь дать и превратишься в овощ.

Потом отвели в отдельную камеру на первом этаже. Типо под наблюдение врача. Здесь холодновато. Камера, где умер Юрий Иванович напротив. Сижу один. Единственное отличие от карцера — это возможность получать и отправлять письма. За меня не переживай — я все выдержу. Теперь точно не отступлю. Совсем совесть потеряли, видят, что от иностранцев не ломаюсь, так пусть в карцере посидит. Пишу все это и кажется, что все во сне происходит. За 12 минут сна человека сажают в карцер. Заметь, больного человека! В конц лагерях, наверно, таких методов не было. Но ничего — Господь наша сила и опора! Буду молится, одиночку буду считать своей кельей, тем более завтра праздник Святой Ксении Петербургской!»

Вот такие методы работы с подозреваемыми. О факте объявления голодовки руководство СИЗО-1 никого не уведомило».

Происходящее лишний раз иллюстрирует предположение, что обвиняемым по делу о строительстве котельных создают нечеловеческие условия. По мнению экспертов, подобные методы не новы. Разговоры о них обычно возникают в случаях, когда виновность доказать не удаётся. Тогда обвиняемых пытаются додавить иными способами.

Член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Александр Брод уже призывал соответствующие ведомства досконально проверить доводы защиты о вопиющих проблемах в ходе следствия.

«Объявление голодовки — это всегда крайний шаг, когда другие аргументы и меры уже исчерпаны, — сказал Александр Брод в беседе с журналистом издания «Гражданские силы.ру». — Шаг, небезопасный для здоровья. Со своей стороны я направил информацию об объявлении голодовки в Центральный аппарат ФСИН России и в аппарат Уполномоченного по правам человека в РФ Татьяне Николаевне Москальковой. Убеждён, что должна быть проведена оперативная проверка условий содержания Кулакова И. Н. и других подозреваемых, качества их медицинского обеспечения, обоснованность вынесения взысканий. В начале января в этом СИЗО уже случилась трагедия, умер подозреваемый. Значит, не всё там ладно».

Игорь Кулаков занимал должность заместителя главы администрации Тамбовской области с 2015 по 2018 годы. В сфере его ответственности находились вопросы жилищно-коммунального хозяйства. У Кулакова имеются государственные награды. После ухода с должности по собственному желанию он переехал в Москву, где и был арестован по делу о мошенничестве при строительстве модульных котельных компанией «Компьюлинк» в Котовске. Позднее постановление об объявление Кулакова в розыск было признано незаконным.

Напомним, другой фигурант этой истории — 65-летний военный пенсионер Юрий Чернышов умер в СИЗО в начале 2024 года. В своих письмах родным он указывал на холод в камере, который усугублял его пневмонию. В начале января, когда Юрий Чернышов скончался, в Тамбовской области стояли сильные морозы.

О том, как развивались события в деле о котовских котельных писал «ПравозащитникИнфо».

Евгений Савин
Теги: Тамбов, Игорь Кулаков, СИЗО