Тверское отделение Российского фонда мира ищет хозяев мемориальной плиты в память о погибших поляках

«Вся Тверь» / Сергей Самцов

29 мая 2020 15:58:20

1381

Плита была снята со здания Тверского государственного медицинского университета по требованию прокуратуры, однако оказалась не востребована владельцами

Тверское областное отделение международного общественного фонда «Российский фонд мира» подготовило обращение к правообладателям мемориальной плиты в память о погибших гражданах Польши, снятой со здания Тверского государственного медицинского университета по предписанию прокуратуры Центрального района Твери.

Общественники предлагают исключить политическую составляющую из так называемой «катынской темы», вокруг которой уже порядка трех десятилетий ведутся ожесточенные дискуссии. Точку в этом непростом вопросе, по мнению авторов обращения, должны поставить историки после детального изучения всех документов и фактов. Также авторы обращения просят в рамках народной дипломатии откликнуться владельцев мемориальной плиты, а также всех неравнодушных граждан Польши и России, заинтересованных в установлении истины и восстановлении добрососедских отношений между двумя славянскими государствами.

История вопроса

Доктор исторических наук, профессор Алексей Плотников рассказал в интервью «Московской газете» о предыстории событий. 1 сентября 1939 года вооруженные силы Германии начали боевые действия против Польши. К 16-17 сентября, по словам историка, организованное сопротивление польских войск в основном было сломлено, и немецкая армия почти беспрепятственно продвигалась внутрь страны. Советскому Союзу было предложено занять территории, вошедшие в сферу его влияния в соответствии с секретными приложениями к советско-германскому договору о ненападении 1939 года, — в противном случае они были бы заняты вермахтом. 17 сентября РККА перешла границу Польши и заняла Западную Украину, Западную Белоруссию и Виленскую область.

В результате этой операции в советской зоне влияния оказались в качестве интернированных десятки тысяч польских военных и полицейских. Однако, по словам Алексея Плотникова, после того как польское эмигрантское правительство задним числом объявило войну СССР (Анжерская декларация), эти люди получили статус военнопленных. Большая часть из них вскоре вернулась домой, порядка 25 тысяч к 1940 году оставались в спецлагерях на территории СССР.

13 апреля 1943 года «Радио Берлина» объявило, что неподалеку от Смоленска, у деревни Катынь обнаружено массовое захоронение польских граждан. Министр народного просвещения и пропаганды Германии Йозеф Геббельс заявил, что поляков расстреляли органы НКВД в 1940 году. Комиссия под руководством академика Бурденко, исследовавшая вопрос после освобождения Смоленска, опровергла версию Геббельса, придя к выводу, что поляков убили немцы. Как рассказал Алексей Плотников, доказан факт использования немецкого оружия при расстрелах, а руки казненных были связаны бумажной бечевкой, которую на тот момент выпускали только в Германии. Однако с началом перестройки в СССР точка зрения министра пропаганды Третьего рейха вновь стала господствующей.

В начале 90-х годов прошлого века СМИ заявили об обнаружении еще одного массового захоронения польских граждан неподалеку от села Медное Тверской области. Было объявлено, что здесь покоятся более 6 тысяч граждан Польши, которые содержались в Осташковском лагере. По мнению сторонников этой версии, поляков весной 1940 года партиями привозили в Калинин (так называлась Тверь с 1931 по 1990 годы) и расстреливали  в здании областного управления НКВД (в котором сейчас находится медицинский университет).

Меж тем в представлении прокуратуры Центрального района Твери говорится, что «в фондах архива Управления Федеральной службы контрразведки по Тверской области хранятся более 60 томов с протоколами заседаний тройки, распорядительными документами по исполнению решений тройки, различной перепиской о приведении приговоров в исполнение. Анализ данных документов показал, что ни в одном из них не имеется сведений о приведении приговоров в исполнение и захоронений расстрелянных…», из чего делается вывод, что размещение мемориальной плиты на фасаде здания медицинского университета не основано на документальных фактах. В итоге 7 мая 2020 года плита была демонтирована.

Две версии

Сторонники вины СССР в убийстве поляков ссылаются на слова генерал-майора КГБ Дмитрия Токарева, который в 1940 году был начальником управления НКВД Калининской области. В ходе следствия, которое начала Главная военная прокуратура СССР, Токарев дал показания, из которых следует, что приказ о расстреле польских граждан из Осташковского лагеря отдал ему замначальника наркома внутренних дел Богдан Кобулов. Описал отставной генерал и процедуру расстрела: якобы ежедневно в Калинин доставлялась партия заключенных численностью 250–300 человек, их помещали во внутреннюю тюрьму УНКВД, а в темное время суток выводили строго по одному, сверяли личные данные, после чего уводили в подвал, где и расстреливали. Тела, по словам Токарева, выносили во внутренний двор, откуда в грузовиках вывозили под Медное (около 30 км от Твери), где захоранивали в вырытых экскаватором ямах. На этом месте построен Государственный мемориальный комплекс «Медное», посвященный памяти жертв политических репрессий.

Публицист Анатолий Вассерман считает, что к показаниям Токарева следует относиться критически. По его мнению, детали, которые сообщил генерал, «не вписываются» в здание, где все это якобы происходило. Исследователи на месте подсчитали, что, если следовать описанной Токаревым процедуре, на одного человека (начиная с момента выведения из камеры и заканчивая самой казнью) должно уходить не менее 4 минут. Тогда получается, что на расстрел 250 заключенных (по словам Токарева, ежедневно из Осташкова этапировали партии 250–300 человек) необходимо более 16 часов. А это, по мнению Вассермана, плохо стыкуется с утверждением отставного генерала о том, что казни происходили только в темное время суток (напомним, речь идет об апреле-мае).

«Блестящая работа! Понятно, человек очень опасался, что если он не подтвердит казенную версию, то его  загрызут, но также понятно было, что он не хотел отвечать за то, чего не было. Он устроил свой допрос так, чтобы в суде его показания гарантированно завалились», — считает Анатолий Вассерман.

Во время изыскательских работ на месте захоронения, которые проводились в начале 90-х годов прошлого века, были обнаружены артефакты, свидетельствующие о том, что здесь захоронены именно поляки. Однако, по мнению Вассермана, и здесь не обошлось без странностей: польская униформа была найдена в отдельном раскопе, и там же обнаружили отлично сохранившееся периодическое издание 1940 года.

По данным профессора университета Монклер (США) Гровера Ферра, польские и украинские археологи в 2012 году обнаружили во Владимире-Волынском массовое захоронение граждан Польши. Установлено, что этих людей расстреляли служащие германских карательных подразделений в 1941 году. Исследователи нашли номерные жетоны №1099 и №1441, которые, как выяснилось, принадлежали сотрудникам польской полиции Людвигу Маловейскому и Йозефу Кулиговскому. При этом имена Маловейского и Кулиговского присутствуют на мемориальных табличках в Медном: они числятся узниками Осташковского лагеря, расстрелянными в Калинине в 1940 году. По данным г-на Ферра, в ходе исследований во Владимире-Волынском были найдены и другие жетоны, однако имена их владельцев не раскрываются.

Как сообщала «Московская газета», тверские историки и общественники доказали, что на территории ГМК «Медное» присутствуют советские воинские захоронения: здесь хоронили бойцов и командиров РККА, умерших от ран в располагавшихся поблизости полевых госпиталях. Имена двух из них были установлены, и 22 июня 2019 года исследователи передали соответствующие документы руководству мемориального комплекса.

Многие эксперты уверены, что ситуация неоднозначна и требует, как минимум, дополнительных исследований.

«Ради исторической правды и справедливости, ради восстановления добрососедских отношений России и Польши мы должны создать совместную российско-польскую комиссию, которая придет к истине на основе современных методов и инструментария. Невзирая на итоги работы будущей комиссии, мы примем любую правду, если она будет научно доказана и обоснована», — считает депутат Государственной Думы РФ Алексей Чепа.

Без политики

Представители тверского отделения Российского фонда мира в своем обращении акцентируют внимание именно на судьбе мемориальной плиты в память погибших поляков. Говорится, что, вопреки распространяемой некоторыми СМИ информации, плита цела, она находится на хранении у общественного деятеля, издателя книг по катынско-медновской тематике Максима Кормушкина. Г-н Кормушкин, присутствовавший при ее демонтаже, сообщил в Facebook, что никто из официальных лиц не смог ответить на вопрос о том, что будет с мемориальной плитой в дальнейшем.

«Я, как представитель общественности, решил сохранить эту табличку, чтобы решить ее судьбу совместно с представителями польской общественности по принципу народной дипломатии. Насколько нам известно из текста на самой табличке, к ней имеет отношение польская организация «Катынские семьи», — написал Максим Кормушкин.

По словам общественника, он готов передать мемориальную плиту законным владельцам, однако до настоящего времени обращений от них не было.

Тверское отделение Российского фонда мира предлагает решить этот вопрос в рамках народной дипломатии:

«Мы надеемся, что научный подход восторжествует в решении этого сложного вопроса истории. Мы надеемся увидеть реакцию политически неангажированных представителей польского демократического общества. Рассчитываем на конструктивный диалог».

Алексей Нилов
Теги: Тверская область, таблички, Медное, катынская тема