У ЕС нет конкретной политической стратегии. Быть или не быть европейской армии?

У ЕС нет конкретной политической стратегии. Быть или не быть европейской армии? Фото © «Гражданские силы.ру»

07 сентября 2021 19:06:00

673

«Я настаиваю, что потребность Евросоюза в собственной оборонной системе стала очевидной после Афганистана», — верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Боррель назвал ситуацию в Афганистане провалом Запада и поводом к снижению доверия международного сообщества к силам Североатлантического альянса

Опыт НАТО в Афганистане вновь показал, что в сфере обороны у Европейского союза стратегический застой. Американские войска ушли, а ЕС, по словам главы Минобороны ФРГ Аннегрет Крамп-Карренбауэр, «не оказали почти никакого сопротивления решению США о выводе войск ввиду нехватки собственной дееспособности». 

Боррель подчёркивает, что интересы Евросоюза и США «далеко не всегда идентичны», но при этом констатирует, что Европе за 20 лет не удалось выработать собственной позиции по Афганистану. На неофициальной встрече министров обороны ЕС в Любляне верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности заявил, что «верность Европы её альянсам не должна мешать ей располагать собственной способностью анализа ситуаций и собственными возможностями действий». К октябрю-ноябрю ЕС готовится представить европейскую концепцию безопасности «Стратегический компас». Европейские политики отмечают, что данная концепция по своей форме будет похожа на концепцию НАТО, но будет сфокусирована на определении общего видения внешних угроз, определении совместных действий и планирования совместных проектов в сфере обороны. 

Идея о создании европейской армии или Европейского Оборонительного Сообщества (ЕОС) отнюдь не нова: инициатива сформировать организацию, которая обладала бы объединёнными европейскими вооружёнными силами с общим органами управления и бюджетом возникла в 1952 году. Вопрос о перевооружении ФРГ и страхи Франции по поводу военного усиления Западной Германии нашли отклики в Плане премьер-министра Франции Рене Плевена. Однако ФРГ вошла в состав НАТО, деятельность которого практически заместила Западноевропейский союз в годы Холодной войны. 

Как и тогда США предпринимают попытки не допустить стремления ЕС к военно-оборонной автономии, мотивируя свою позицию тем, что «любая попытка ослабить связь между Северной Америкой и Европой не только ослабит НАТО, но и разобщит Европу». 

Однако после «бегства» США из Афганистана международное сообщество говорит о потере Штатами статуса сверхдержавы, что означает ослабление влияния НАТО на международную обстановку. И Европа вновь стоит перед решением о создании собственной военно-оборонной структуры. Европейские политики расходятся во мнении: одни считают, что надо пересмотреть политику ЕС с Россией (к ним относится депутат Бундестага Сара Вагенкнехт), а другие – что ни в коем случае нельзя этого делать. Жозеп Боррель настаивает на том, чтобы не дать России и Китаю взять ситуацию в Афганистане под контроль. ЕС должен говорить с «Талибаном» (террористическая организация, запрещенная в России — прим.ред.) и установить в Кабуле свое влияние. И талибам надо дать понять, что им невыгодно отгораживаться от международных сил, особенно от европейских. 

Афганистан показал, что США сходят с мировой арены, и время для определения конкретной политической стратегии для ЕС идёт. Принципы Евросоюза всё ещё остаются абстрактными и не содержат конкретной позиции. Решение ЕС касательно выстраивания диалога с Москвой и Пекином внесёт ясность в будущее международной политики. Но пока ЕС по-прежнему ведет «игру с нулевой суммой». 

Елизавета Седых
Теги: Евросоюз, стратегия, политика, армия