Закон об оскорблении власти стал для нее ловушкой?

Фото из открытых источников

03 июня 2019 17:10:42

3609

Исследование показало, что посты с оскорблениями власти в социальных сетях получают рекордное количество просмотров именно после санкций в отношении авторов

29 марта вступил в силу так называемый закон об оскорблении власти, вызвавший широкую общественную дискуссию. По сути, новый акт сводится к изменениям в ст. 20.1 КоАП РФ и закон «Об информации, информационных технологиях и защите информации». Теперь за распространение информации, которая в неприличной форме оскорбляет человеческое достоинство, общество, государство (в том числе и символы оного) предусмотрен серьезный денежный штраф.

Эксперты высказали разные мнения по поводу этих нововведений. Одни считают, что закон существенным образом ограничивает свободу слова, ведь под «неуважение» к обществу и государству можно подогнать что угодно. Другие более осторожны: мол, наказуема только «неприличная форма», «оскорбляющая человеческое достоинство», а, значит, критиковать власть в принципе, с использованием корректных формулировок, никто не запрещал. Следи за словами, и твои деньги останутся при тебе.

Впрочем, сегодня нам интересно не обсуждение закона как такового – на этом уже и без нас сломали тысячи копий. Мы зашли с другого конца: проанализировали практику его применения и попытались проследить взаимосвязь между количеством просмотров «крамольных» постов и санкциями в отношении их авторов.

Вещи обнаружились, прямо скажем, удивительные!

Первые случаи были в Ярославле и в Новгородской области, когда некие граждане высказались про главу государства с использованием обсценной лексики. Так вот, согласно данным Медиалогии, ярославский случай при размещении 1 апреля охватил порядка 200 тысяч пользователей. А вот спустя несколько дней, когда автора привлекли к ответственности, размер аудитории перевалил за два десятка миллионов! Более того, история попала в иностранные СМИ: Newspaper, Tabula.ge, Depo.ua, Independent, NY Times, Ostexperte.de и другие.

Надо ли говорить, в каком контексте она там освещалась?

Таким образом, мы четко видим рост посещаемости поста, после того как на его автора отреагировали госорганы. Осталось понять, случайность это или закономерность.

Характерен в этом плане новгородский инцидент: пост был размещен в социальной сети 31 марта, но до 24 апреля он не вызывал у пользователей особого интереса. А с 25 апреля, когда на волне протеста был организован флешмоб против применения новых норм в отношении автора, посещаемость поста выросла в геометрической прогрессии.

Еще один случай: 23 апреля было опубликовано видео с оглашения решения по первому делу о неуважении к власти, при этом автор поста не удержался от едкого комментария в сторону президента РФ. По уже сложившейся традиции не обошлось без мата. И вновь пользовательский интерес публикация вызвала только 27 мая, когда был составлен административный протокол в отношении автора поста.

Идем дальше. 3 мая житель Вологодской области в социальной сети «ВКонтакте» высказался об интеллектуальных качествах президента с использованием ненормативной лексики. 15 мая в отношении гражданина был составлен административный протокол. И снова проявляется та же закономерность: до 15 мая его пост был никому не интересен, а после на него пошла буквально взрывная пользовательская реакция.

Другие случаи показывают все ту же закономерность: публикации с оскорбительным в отношении власти содержанием вызывают пользовательский интерес (и, соответственно, шквал посещений) лишь тогда, когда государство запускает карательные механизмы в отношении их авторов. То есть можно предположить, что эффект от нововведений вышел прямо противоположный задуманному: писать оскорбительные посты не перестали, а санкции в отношении авторов лишь только подогревают интерес к их «творчеству».

Похоже, эксперты предложившие этот рычаг в качестве контроля протестных настроений, не учли особенности функционирования, по меткому выражению Владислава Суркова, «глубинного государства». Судя по всему, теперь надо или изменить правоприменение закона в сторону либерализации, либо корректировать закон, либо не замечать, что пишут в социальных сетях. В любом случае, спешка в его принятии, как показывает практика, была неоправданной.

Алексей Нилов

Теги: Интернет, закон об оскорблении власти