Египет под фельдмаршальским жезлом: послесловие к «арабской весне»

Фото: aljazeera.com

21 декабря 2018 12:40:15

2078

Если вы захотите приобрести зубную щетку в каирской аптеке, то она будет окрашена в цвета национального флага Египта: красный, белый, черный. Египтяне — большие патриоты. Но патриотизм этот разный.

Если для одних (преимущественно жителей бедноватой глубинки) это суровый шариат, Египет без иностранцев с их тлетворным западным влиянием, сухой закон и никабы, то в городах (Каир, Александрия) с их традиционным культурным и религиозным многообразием нравы куда мягче. Жители мегаполисов, того же Каира, в котором проживает каждый десятый египтянин, в гораздо большей степени мультикультуралисты, сторонники светских нравов. Здесь не редкость увидеть мусульманку без хиджаба, молодежь, бурно веселящуюся в кафе и заказывающую местное пиво Sakara, в то время как для мусульман провинции такая вольность немыслима: харам, грех. Многие хорошо говорят по-английски. Крупный и средний бизнес, продавцы сувениров и алкоголя, владельцы гостиниц напрямую зависят от притока туристов. Хотя пять раз в день по многомиллионным мегаполисам с минаретов разносится вездесущий, усиленный динамиками намаз, ритм городов продолжает пульсировать в своем привычном темпе,  жизнь течет полноводной рекой, не замирая ни на мгновенье, магазины и лавки в священную для мусульман пятницу продолжают работать, а не закрываются, как это принято в странах с фундаменталистскими режимами вроде Саудовской Аравии. И это при том, что шариат формально является высшим законом в Египте. Но действует он в куда более смягченной форме.

По этому водоразделу город-деревня и прошла основная линия разделения стомиллионной нации в ходе «арабской весны» семилетней давности, завершившейся два года спустя военным переворотом во главе с министром обороны Абдул-Фаттах Ас-Сиси, который сыграл в нем центральную роль. Как и до недавних времен, в основанной на заветах Кемаля Ататюрка Турции армия Египта со времен обретения страной независимости в начале пятидесятых годов является защитником светского начала в государственном устройстве. Поэтому приход к власти «Братьев-мусульман» (организация, деятельность которой запрещена в России – прим. ред.) на волне арабской весны 2011 года оказался для военных неприемлемым. 

Революционные вихри «арабской весны», завершившиеся установлением, по сути, военной диктатуры, в очередной раз показали, что свобода и демократия в том виде, как это понимают на Западе, в Египте (как и на всем остальном арабском Востоке) не может существовать. На пике революции 2011 г. единственным итогом свободного волеизъявления масс стал приход к власти исламистов, вовсе отрицающих всякие свободы в западном понимании. Такой поворот событий, чреватый возвратом страны в Средневековье, в Египте устроил далеко не всех, в частности военную касту. Нынешний «всенародно избранный» президент, а по совместительству фельдмаршал Абдул-Фаттах Ас-Сиси, въехавший во власть на танках, любит изображать себя последователем дела Насера. Этот без преувеличения великий национальный деятель, имя которого переводится как «орел», и полвека спустя после смерти является в Египте культовой фигурой. Вместе с другими молодыми офицерами он сверг английскую марионетку –  короля Фарука, национализировал Суэцкий канал и сбросил со страны пирамид оковы колониальной зависимости. В честь Гамаля Абделя Насера в Египте (как в свое время и у нас в честь Ленина) названы все основные улицы и проспекты. Ему установлены памятники, в том числе такой экзотичный, как фигура огромного, устремившегося в высь орла в Александрии. Абдул-Фаттах Ас-Сиси любит демонстрировать при каждом удобном случае пожелтевшую от времени фотографию, где Насер держит его ребенком на руках. Хотя подлинность снимка вызывает у некоторых сомнения, но именно это фото стало визитной карточкой Ас-Сиси на президентских выборах 2014 года. Тогда он победил, набрав более 90 процентов голосов, разумеется, если верить египетскому официозу. Но предшествовала проведению этой процедуры военная спецоперация по «исправлению ошибок», допущенных в ходе «арабской весны». Под этим подразумевалось, что у кормила правления встали «Братья-мусульмане» (организация запрещена в России – прим.ред.)  во главе с Мухаммедом Мурси – первым демократически избранным главой государства в истории. Нынешний президент отказывается называть отстранение исламистов от власти военным переворотом, но тогда, в 2013 году, не обошлось и без пролития крови, и без арестов и в конечном счете нарушения конституционных норм в виде свержения Мурси, хоть и исламиста, но тем не менее всенародно избранного. По телеканалам показывали жуткие кадры, как солдаты сбрасывали с высоток живописной Александрии молодых людей, по улицам разъезжали танки, в результате стрельбы, открытой военными, погибли по официальным данным десятки, а по информации правозащитников сотни, если не тысячи людей. В те жаркие июльские дни страна оказалась, по сути, на грани гражданской войны. О том, что хотя исламисты и победили на выборах, но далеко не все с этим согласны, свидетельствует тот факт, что 30 миллионов граждан вышли на улицы в знак протеста президентства Мухаммеда Мурси и «Братьев-мусульман». Этим и воспользовались военные, перехватившие в воцарившемся хаосе власть у исламистов.  

Когда корреспондент «Гражданских сил.ру» спросил хозяина гостиницы в Александрии, построенной в свое время еще английскими колонизаторами, как он относится как Ас-Сиси, тот широко улыбнулся и произнес только одну фразу: «Бьютифул!» (с англ. «прекрасно»). И его можно понять. Ведь от притока туристов (количество которых в случае сохранения власти «Братьев-мусульман» резко бы уменьшилось) напрямую зависит его бизнес. И он не одинок. Также думают и копты-христиане, которых в стране фараонов около 10 процентов, крупный и средний бизнес, связанный с Западом тесными деловыми контактами, не говоря уже о военных, для которых приход исламистов к власти чреват не только потерей влияния, но и субсидий на сотни миллионов долларов, ежегодно выделяемых США. Означает ли это, что фельдмаршал действительно пользуется всенародной любовью? Разумеется, нет. Хотя при правлении Ас-Сиси выражать в слух свои оппозиционные настроения стало не принято (во избежание проблем с Мухабарат, тайной полицией), на задних окнах автомобилей, которыми управляют молодые парни и девушки, не редкость встретить наклейки по-английски такого содержания: «Повинуйся, исполняй приказы, и все у тебя будет ок!». И это далеко не одни лишь сторонники «Братьев-мусульман», поставленных вне закона. Студенчество, либеральная интеллигенция, журналисты, которым приходится сталкиваться с цензурой, изрядно тяготятся военным правлением, лишь слегка загримированным под демократию. Хотя с полос официальных СМИ не сходят сообщения о великих деяниях «всенародно избранного», вроде амбициозного проекта новой столицы, «стройки века» в виде дублера Суэцкого канала, строительства новых автомагистралей, прививках детей от гепатита, миллионы египтян по-прежнему живут в нищете. Неэффективная бюрократическая машина породила огромную армию чиновников, которые за счет налогоплательщиков живут гораздо лучше среднестатистического египтянина. Функционеры высшего ранга строят роскошные виллы стоимостью в миллионы долларов на берегах Красного и Средиземного морей. Между тем, о запустении красноречиво говорят растущие как раковая опухоль трущобы, расположившиеся прямо посреди Александрии и Каира. Сказать, что страна оказалась в полной международной изоляции, было бы преувеличением. Но те же США призывают Ас-Сиси смягчить режим, подавляющий свободу слова, и попытаться выстроить диалог с собственным населением, не разделяющим ценности фельдмаршальской демократии. Зато с Кремлем отношения у каирской диктатуры выстраиваются просто прекрасные. Не так давно Путин побывал в гостях у Абдула-Фаттах Ас-Сиси. Российская оборонка поставляет АРЕ вертолеты и системы ПВО для французского вертолетоносца, который те отказались продать России из-за Крыма и санкций. В итоге боевой корабль был приобретен Египтом, половина населения которого живет в нищете за фантастическую сумму в 1 млрд долларов. Зачем Египту эта явно избыточная для него боевая машина, которую к тому же Израиль в случае войны способен потопить за пятнадцать минут, так и осталось загадкой для египтян. Но что за военная диктатура без поражающих воображение смертоносных игрушек?

Другие приметы постреволюционной поры не менее выразительны. Даже по сравнению с временами Хосни Мубарака, сметенного «арабской весной», на улицах стало заметно больше полиции. По улицам снуют автозаки. По сравнению с нашими они выглядят гораздо примитивнее и напоминают, скорее, огромные, кое-как сваренные и окрашенные в синий цвет железные короба с решетками, но, очевидно, не менее вместительнее российских.

Сергей Путилов

Теги: Египет, Каир, Абдул-Фаттах Ас-Сиси, трущобы