Латинская Америка снова стала эпицентром конфликтов: в чем причины

Латинская Америка снова стала эпицентром конфликтов: в чем причины DAVID BUSTILLOS (AP/ LAPRESSE)

17 апреля 2024 13:00:00

877

Нападение на посольство Мексики в Эквадоре – яркий пример дипломатического кризиса в Южной Америке. Напряженность в отношениях и давние разногласия между странами угрожают региональной стабильности. В чем причины?

Конфликт между Лопесом Обрадором и его коллегой, политиком правого толка Даниэлем Нобоа, приведший к разрыву дипломатических отношений, не единственный в своем роде. Недавно в Венесуэле был принят закон, который в одностороннем порядке позволяет присоединить регион Эссекибо.

В то же время у аргентинского президента Хавьера Милея, вступившего в свою должность меньше, чем полгода назад, уже накопилось больше врагов, чем союзников. А в Центральной Америке Даниэль Ортега и Росарио Мурильо столкнулись с серьезной внешнеполитической изоляцией и давлением со стороны Сальвадора. Все это ставит под сомнение политическую стабильность в регионе.

Рейд на посольство Мексики в Эквадоре

Мексика внезапно разорвала двусторонние отношения с Эквадором из-за эскалации дипломатического спора после того, как полиция латиноамериканского государства ворвалась в посольство Мексики в Кито, чтобы арестовать бывшего вице-президента Хорхе Гласа, скрывающегося там, по обвинению во взяточничестве.

Предпосылками конфликта стали обвинения о вмешательстве в выборы. Президент Мексики заявил о том, что убийство Фернандо Вильявисенсио, участника предвыборной гонки в Эквадоре, повлияло на результаты голосования. После этого посол Мексики в стране была объявлена персоной нон грата.

Эксперты уверены, что конфликт имеет политические причины. Левопопулистское правительство Лопеса Обрадора имело тесные связи с социалистами в Эквадоре, которые проиграли на последних выборах правой партии Даниэля Нобоа. Отношения между двумя странами после этого стали ухудшаться, и рейд на дипломатическое представительство стал кульминацией конфликта.

Тем не менее Нобоа подтвердил приверженность своему спорному решению и в интервью австралийскому каналу SBS заявил о том, что не сожалеет о случившимся, хотя и готов поговорить с Лопесом Обрадором за севиче или тако. В любом случае действия Эквадора были практически единогласно осуждены международным сообществом, еще больше взбудоражив и без того бурные воды латиноамериканской внешней политики.

Спор по поводу Эссекибо

Одним из последних эпизодов, вызвавших тревогу как в регионе, так и по всему миру, стала эскалация конфликта между Венесуэлой и Гайаной за Эссекибо. 160 000 квадратных километров джунглей, в недрах которых располагаются огромные залежи полезных ископаемых, стали причиной территориального спора, продолжающегося более двух столетий. С 2018 года дело о принадлежности территорий рассматривается в Международном суде. Большинство жителей этой территории говорят на английском и имеют гайанские паспорта.

Тем не менее исторически эти земли, как и ряд других, принадлежали Венесуэле и были потеряны за несколько столетий войн с бывшими метрополиями и соседями. Проблема утраченного величия страны волнует граждан латиноамериканского государства.

Конфликт отошел на задний план политических дебатов, продолжающихся на протяжении десятилетий, но в конце прошлого года Николас Мадуро вспомнил о нем в разгар предвыборной кампании. Он провел референдум, чтобы узнать мнение граждан о необходимости присоединения этих территорий (почти 96% проголосовавших поддержали предложение), уже назначил органы, отвечающие за её управление, и приказал перерисовать официальную карту страны, добавив туда территорию Эссекибо. После этого к границе с обеих сторон стали стягиваться войска, но пока конфликт перешёл в стадию тлеющего.

Конфликт Чили и Венесуэлы

Некоторые политические решения Каракаса на протяжении многих лет становились катализаторами региональных конфликтов. Новым триггером стали выборы в Венесуэле, участие в которых для некоторых оппозиционных кандидатов было ограничено. Решение вызвало критику не только в Вашингтоне, который последовательно вводит санкции против правительства Мадуро, но и в стане союзников среди левых правительств Южной Америки. Особенно сильно новые разногласия проявились в двусторонних отношениях между Чили и Венесуэлой.

Долгое время в Сантьяго и Каракасе пытались расширить двустороннее взаимодействие. Свою роль в этом сыграла как схожесть политических взглядов, так и острый миграционный кризис (в Чили столкнулись с высоким уровнем преступности и другими трудностями на фоне роста миграции из Венесуэлы). Попытка наладить связи, похоже, провалилась после того, как министр иностранных дел правительства Мадуро Иван Хиль заявил, что преступная группировка «Трен де Арагуа», состоящая в основном из венесуэльцев, является «выдумкой международных СМИ». В Чили с этим не согласны, указывая на огромное количество людей, ставших жертвой бандитов.

Заявления побудили президента Чили Габриэля Борича вызвать для консультаций своего посла в Каракасе Хайме Гасмури. Эпизод стал лишь сигналом о более серьезном кризисе. Новость о том, что похищение и убийство политического беженца из Венесуэлы Рональда Охеды, по мнению чилийской прокуратуры, было организовано в Венесуэле и имело политические мотивы еще сильнее ударила по дружбе между двумя странами.

Заявления Хавьера Милея дестабилизируют ситуацию в Латинской Америке

За четыре месяца нахождения у власти президент Аргентины Хавьер Милей нашел среди правительств латиноамериканских стран больше противников, чем союзников. Первый дипломатический конфликт, связанный с ним, произошел еще до вступления в должность. Аргентинский лидер пригласил на церемонию по случаю своей инаугурации бывшего президента Бразилии Жаира Болсонару, а не Луиса Инасиу Лулу да Силва, которого Милей назвал «коммунистом» и «коррупционером».

Теперь критика Милея направлена против президента Колумбии Густаво Петро и мексиканского лидера Андреса Мануэля Лопеса Обрадора. Он назвал Петро «убийцей-террористом», а Лопеса Обрадора — «невеждой». Правительства двух стран отреагировали на острые заявления. Министерствам иностранных дел пришлось выступить посредниками, чтобы минимизировать возможные последствия эскалации многостороннего конфликта.

«Я до сих пор не понимаю, как аргентинцы, будучи такими умными, голосовали за этого человека», — раскритиковал его Лопес Обрадор.

После нескольких дней напряженности в отношениях между Колумбией и Аргентиной, а также угрозы высылки аргентинских дипломатов, две страны опубликовали совместное заявление с целью минимизировать последствия кризиса. Отношения между Мексикой и Аргентиной пострадали меньше, но перекрестные обвинения ясно показали реальное отношение лидеров двух стран друг к другу.

Регион конфликтов

Все эти ситуации ярко иллюстрируют сложные отношения между региональными державами. Как видно из вышеописанных примеров, история и политические взгляды играют решающую роль в южноамериканской внешней политике. Противостояние левых и правых сил продолжает влиять на отношения между странами. Политическая стабильность находится под угрозой, а вероятность новых конфликтов не так туманна, как кажется.

Александр Щелоков
Теги: Латинская Америка, конфликт, политика