Мистер и миссис Никто: почему нобелевскую премию мира дали Муратову и Рессе

Мистер и миссис Никто: почему нобелевскую премию мира дали Муратову и Рессе Фото © «Гражданские силы.ру»

11 октября 2021 21:32:00

761

Нобелевскую премию мира в этом году дали филиппинско-американской журналистке Марии Ресса и российскому журналисту Дмитрию Муратову. Сразу отбросим узко либеральную и местечковую дискуссию о том, что премию нужно было давать оппозиционным политикам, и попытаемся разобраться, чем на самом деле Ресса и Муратов заслужили такую большую награду

Российский медиаменеджер и предприниматель Демьян Кудрявцев в своей колонке отмечает, что Нобелевскую премию мира дают не конкретным людям, а «явлениям, … движениям». Часто эти явления и движения олицетворены или созданы одним или несколькими людьми — тогда они могут получить премию.

Нобелевские лауреаты Анвар Садат и Менахем Бегин показали миру, что дружба между арабами и евреями возможна, заключив первое в истории мирное соглашение между Израилем и Египтом.

Лех Валенса — правозащитник и первый президент посткоммунистической Польши — доказал, что его движение «Солидарность» может перевернуть историю целой страны.

Более того, в XXI веке нобелевский комитет стал всё чаще давать премию мира просто движениям и организациям: ООН (2001), МАГАТЭ (2005), Европейский союз (2012), Организация по запрещению химического оружия (2013), Квартет национального диалога в Тунисе (2015) и т.д.

Таким образом, Мария Ресса и Дмитрий Муратов, конечно, представляют собой одно явление или событие, как Садат и Бегин, как Арафат и Перес с Рабином (лидеры Палестины и Израиля, подписавшие соглашение), как Мандела и де Клерк (положили конец эпохе апартеида в ЮАР). 

В той же колонке Демьян Кудрявцев предполагает, что эта премия — «награда независимой журналистике» и бескомпромиссной борьбе за права человека в самых сложных условиях. Однако просто журналистов и правозащитников среди нобелевских лауреатов уже было и, наверняка, будет ещё очень много.

Дело должно быть в другом. Премию, как представляется, дали явлению априорной праведности и анонимности. 

Впервые мы не можем найти про этих лауреатов почти ничего, кроме официальных деяний — главные редакторы двух изданий: российского и филиппинского. 

У Марии Ресса «житие» абсолютно фантасмагорично: невозможно достоверно установить ни национальность, ни реальных родителей, ни место рождения, ни точный год появления на свет, ни даже пол. Дмитрий Муратов, очевидно, мужчина, но всё остальное… Он «появляется» на свет в 1990-е годы и почти сразу в качестве главного редактора «Новой газеты». Неизвестно ничего о его происхождении, родителях и т.д.: достали человека из коробки. И, самое главное, за почти 30 лет руководства «Новой» информации не добавилось.

Ресса и Муратов — это два назначенных праведника, которые всегда было в тени своих «политковских».

Нобелевский комитет всегда критиковали именно за ангажированность, но сегодня он пробует идти дальше: не «пиарить» уже взошедших на олимп общественных и политических деятелей, а создавать их, не признавать имеющиеся заслуги, а убеждать мир в том, что они есть. Есть у абсолютно анонимных людей только по тому, что так решил Комитет.

Игорь Егоров
Теги: нобелевская премия, премия, лауреаты