К чему приведёт вступление Финляндии в Североатлантический альянс отдельно от Швеции

К чему приведёт вступление Финляндии в Североатлантический альянс отдельно от Швеции freepik

18 марта 2023 10:35:00

2765

Турция продолжает демонстрировать свою особую значимость для западных партнёров и вносить собственные коррективы в планы развития НАТО

Президент республики Реджеп Тайип Эрдоган сообщил, что Анкара начинает процесс ратификации вступления Финляндии в НАТО. Такое заявление прозвучало по итогам переговоров Эрдогана с финским коллегой Саули Ниинистё. Турецкий лидер выразил уверенность, что Финляндия внесёт весомый вклад в укрепление безопасности Североатлантического блока, и добавил, что процесс ратификации может быть завершён до майских президентских выборов в стране. При этом о Швеции не было сказано ни слова, что может означать сохранение Турции на прежних позициях о неприятии членства Стокгольма в НАТО.

По правилам альянса после подачи и общего одобрения заявки на членство новой страны её кандидатуру должны принять парламенты всех действующих государств-членов НАТО. Лишь после завершения этого процесса членство станет полноправным, и новый участник объединения сможет рассчитывать на помощь союзников в случае военной агрессии третьей стороны. Декларацию о принятии Швеции и Финляндии все 30 стран НАТО одобрили ещё на саммите в Мадриде в июне прошлого года. Однако тогда же Турция выдвинула североевропейским государствам ряд условий, без которых ратификация их членства в турецком парламенте не произойдёт. Анкара настаивает на том, чтобы Стокгольм и Хельсинки признали террористическими организациями Рабочую партию Курдистана и движение эмигрировавшего турецкого проповедника Фетхуллаха Гюлена, а также экстрадировали на родину всех граждан Турции, которых местные власти сочтут причастными к терроризму. Власти скандинавских стран неоднократно говорили, что выдача лиц, получивших убежище в Финляндии или Швеции, возможна лишь по решению суда в каждом отдельном случае, а не по результатам каких-то общих межправительственных договорённостей. Таковы правовые принципы любого демократического государства. А сама РПК в Евросоюзе и так признана террористической. Но турецкую сторону такая постановка вопроса явно не устраивала. Положение Швеции ещё больше осложнилось после того, как в Стокгольме прошла акция ультраправых активистов с антитурецкой риторикой и сожжением Корана. Тогда Эрдоган счёл проведение подобной акции неприемлемым, а шведские власти обвинил в пособничестве таким крайним проявлениям нетерпимости к мусульманам, после чего Анкара отказалась вести дальнейшие консультации с Швецией о её вступлении в НАТО.

Формально членство Финляндии и Швеции в НАТО пока не подтвердила ещё одна страна – Венгрия. Но с венгерской ратификацией ситуация принципиально иная. Будапешт не делает различий между двумя этими государствами и не имеет к ним претензий, а затягивание ратификационной процедуры является частью торга с Брюсселем по поводу упрёков о нарушении принципа верховенства права венгерскими властями и связанной с этим заморозки европейской финансовой помощи для Будапешта. Недавно правительство Венгрии снова предложило отложить на неделю голосование о принятии в НАТО двух новых членов, которое должно было пройти 20 марта. Однако это препятствие совсем не выглядит непреодолимым, в отличие от принципиальной позиции Турции. Скорее всего, Венгрия даст добро на принятие Финляндии и Швеции в альянс в самое ближайшее время.

Таким образом, если Финляндия вскоре получит одобрение турецкого парламента, она окончательно станет 31-м членом Североатлантического альянса. А Швеция рискует остаться в одном шаге от полноправного членства на больший срок. Такой раскол по вопросу принятия новых членов, которое изначально не должно было вызвать серьёзных разногласий, может стать очевидным ударом по политическому имиджу НАТО как единой сплочённой организации. Эксперты неоднократно отмечали, что и для самих Финляндии и Швеции совместное вступление является наиболее предпочтительным вариантом, поскольку такой итог имел бы большое символическое значение и не наносил бы ущерба солидарности двух близких народов. Заведующий отделом европейской безопасности Института Европы РАН Дмитрий Данилов отмечал, что одновременное вступление в НАТО принципиально важно для Финляндии и Швеции, поскольку элиты этих стран тесно связаны, а совместный отказ от внеблокового статуса позволил бы сохранить стабильность внутренних социально-политических процессов.

Однако с января, когда стало ясно, что процесс принятия Швеции в НАТО затягивается на неопределённый срок, всё чаще стали звучать предложения принять Финляндию отдельно, а уже потом разбираться со шведско-турецкими противоречиями. О том, что в Хельсинки такой вариант всё-таки рассматривается, первым заявил министр иностранных дел Финляндии Пекка Хаависто. Он оговорился, что совместное вступление остаётся безусловным приоритетом, но исключать иных вариантов нельзя. Поскольку за два месяца, прошедших с момента этого заявления, Швеция на пути вступления в альянс нисколько не продвинулась, очевидно, в Хельсинки решили всё же прибегнуть к плану «Б».

И здесь вопрос переходит из политической преимущественно в военную сферу. Если с политической точки зрения принятие Финляндии и оставление Швеции за бортом на неопределённый срок является далеко не лучшим результатом, то в военном плане всё-таки именно вступление Финляндии имеет ключевое значение. Источники издания IltaLeati в финском правительстве поясняли, что геополитическое положение Финляндии существенно сложнее, чем у Швеции, поскольку Финляндия является непосредственным соседом РФ и имеет с Россией более чем 1000-километровую границу. У Швеции общей границы с РФ нет вовсе. Поэтому именно Финляндии наиболее важно как можно скорее получить натовские гарантии безопасности. Вероятно, Турция тоже осознаёт большую важность этого процесса для НАТО и для самой Финляндии, поэтому одобрение финской заявки может являться своего рода компромиссом, демонстрацией Турцией своей договороспособности.

Для России более значимым также можно считать именно присоединение к НАТО Финляндии, прежде всего, в силу вышеописанных особенностей её географического положения. Профессор СПбГУ, доктор политических наук Наталья Ерёмина отмечает, что после этого можно ожидать приближения натовской инфраструктуры к границам РФ и повышения рисков для российского северо-западного региона. Эксперт обратила внимание на то, что включение в состав НАТО новых членов означает потенциальную возможность перекрытия для российских судов Балтийского моря, на что стоит обратить особое внимание. К слову, с точки зрения контроля за путями выхода российских кораблей в Балтику особую роль также играет именно Финляндия. Вместе с Эстонией, которая уже является членом НАТО, они могут фактически перекрыть выход из Финского залива. Ерёмина констатирует, что новые угрозы потребуют увеличения расходов на обеспечение безопасности этого региона со стороны России.

В Кремле на предстоящее вступление Финляндии в НАТО отреагировали накануне. Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков выразил сожаление в связи с таким развитием событий, подчеркнув, что Россия не представляет никакой угрозы своим северным соседям. Формально эти слова относились и к Швеции, однако присоединение этого государства к альянсу, как известно, пока отложено в долгий ящик, поэтому основным адресатом сожаления Кремля можно считать именно Финляндию.

Впрочем, каким бы второстепенным сегодня не казалось присоединение к НАТО Швеции, от него также никто не отказывается. Просто вполне вероятно, что пополнение Североатлантического блока 32-м государством-членом состоится несколько позже. Директор Института стратегических исследований и прогнозов РУДН Дмитрий Егорченков считает, что процесс пойдёт проще и быстрее после завершения президентских выборов в Турции. Эксперт убеждён, что по-прежнему нет никаких оснований полагать, что США не смогут добиться согласия Турции на принятие в альянс обеих североевропейских стран. Соответственно, надолго два скандинавских соседа разделёнными в военно-политическом плане не останутся. А применение шведской территории и шведским вооружённым силам в евроатлантической архитектуре безопасности тоже найдётся. К примеру, в Минобороны Швеции отмечали важное значение шведского острова Готланд для контроля над Балтикой. Так что Швеция вне процесса укрепления северного фланга НАТО не останется. А сам альянс в долгосрочной перспективе вряд ли понесёт большой ущерб от того, что Финляндия и Швеция станут его частью с некоторой разницей во времени.

Алексей Черников
Теги: НАТО, Финляндия, Швеция