Россияне резко сократили количество трат в магазинах

Фото: ТАСС/Артем Геодокян

30 сентября 2019 17:48:01

3933

По оценке НИУ ВШЭ, темпы годового роста розничного товарооборота в стране упали с 1,7% в I полугодии до 0,7% в августе. Отрицательная динамика объясняется продолжающимся падением доходов населения: нехватка денег заставляет людей сокращать потребление и экономить на покупках

Снижение уровня розничных продаж замедляет и без того низкие темпы экономического роста, что не позволяет работодателям повышать зарплаты. В свою очередь, инфляция не дает людям значительно увеличивать потребление. По мнению главы Счетной палаты Алексея Кудрина, во многом снижение реальных доходов обусловлено ростом платежей населения по кредитам и по ипотеке, что увеличивает расходы и снижает чистые финансовые поступления граждан. Оставшейся суммы едва хватает на минимальный набор товаров. Неудивительно, что за первую половину года число тех, кто живет за чертой бедности в России, выросло почти на 500 тыс. человек — теперь 13,5% населения нашей страны официально являются нищими.

Почему снижаются реальные доходы населения? Вроде бы государство регулярно повышает зарплаты, индексирует пенсии, власти говорят, что финансово-бюджетная система экономики находится в наилучшем, чем когда-либо состоянии. При этом бедность только растет. Можно ли объяснить такое положение недоработками властей, или же виноваты сами россияне, нахватавшие кредитов и теперь вынужденные ограничивать потребление?

«Причины снижения реальных располагаемых доходов населения кроются в негативной динамике всей российской экономики, которая продолжает стагнировать. Мизерные темпы прироста ВВП никак нельзя отнести к факторам, способствующим росту потребления. Более того, формальный рост зарплат полностью нивелируется еще более существенным увеличением налоговых платежей, сборов, влиянием новых акцизов и увеличением старых, ростом стоимости услуг ЖКХ, транспорта и т.д. Таким образом, в общем объеме инфляции, давящей на кошельки наших сограждан, на монетарную составляющую приходится примерно треть, остальные же две трети – это инфляция издержек, на которую повлиять традиционными методами в виде регулирования процентных ставок попросту невозможно. Нельзя не согласиться и с предположением Алексея Кудрина, что чрезмерная закредитованность также оказывает влияние на платежеспособный спрос со стороны потребителей: в России сейчас значительная доля домохозяйств «тянет» сразу по несколько кредитов, часть из которых и вовсе направляется на погашение ранее взятых займов. Т.е. хотя этот фактор и присутствует во внутреннем валовом продукте страны, он не только не сказывается позитивно на экономике в целом, но и существенно снижает платежеспособный спрос, так как расходы по таким кредитам не направляются на потребление, а уходят на обслуживание самих кредитов. Чрезмерно высокие темпы роста объемов потребительского кредитования, еще недавно крайняя доступность необеспеченных займов (с 1 октября Банк России вводит новые ограничения по потребкредитованию, дабы остудить перегретый рынок, так что есть надежды, что ситуация начнет понемногу выправляться), невысокая финансовая грамотность самих заемщиков и зачастую неуёмная страсть кредиторов к раздуванию кредитных портфелей привели к тому, что значительная часть россиян тратит свои зарплаты не на фактическое потребление, а на обслуживание кредитов. Но все же главная проблема – это крайне низкая эффективность отечественной экономики. Малое количество обрабатывающих производств, ориентированность экономики на экспорт ресурсов, высокий износ оборудования, зависимость от поставок импортных комплектующих или сырья, низкая производительность труда, вдвое уступающая среднемировому уровню (про развитые страны и вовсе говорить не приходится – от них мы отстаем по этому показателю в 7-8 раз), приводят к тому, что наши сограждане много работают, при этом мало зарабатывают да и вынуждены тратить немалую часть своих доходов на уплату прямых и косвенных налогов и иных сборов. В итоге, по последним исследованиям Левада-центра, около 40% россиян имеют доходы ниже «субъективной границы восприятия бедности». Это совсем не то, что государство подразумевает под прожиточным минимумом, который составляет сейчас 11,2 тысячи рублей. Это тот порог, который наши сограждане сами определяют как порог бедности (он, по опросам, составляет в среднем по стране 12,5 тысяч рублей, сильно варьируясь в зависимости от региона). Так что официальная статистика – официальной статистикой, но четыре из десяти наших сограждан имеют доход, который по их собственным ощущениям ниже того минимума, который можно было бы считать предельно допустимым. И никаких оснований полагать, что в ближайшее время ситуация резко переменится в лучшую стону, наблюдать не приходится», – сказал «Гражданским силам.ру» Алексей Коренев, аналитик ГК «ФИНАМ».

«Да, действительно, государство индексирует и зарплаты, и пенсии, пытаясь компенсировать инфляцию, но давайте не будем забывать о том, что для большинства россиян рост цен гораздо выше официальных 4-5%, исходя из которых рассчитывается индексирование. Это значит, что даже при фиксации текущего положения в экономике реальные доходы граждан все равно бы сокращались. К тому же, приходится констатировать, что текущее положение дел – это и результат неверного прогнозирования, а как следствие и неправильного посыла со стороны экономических властей гражданам по линии потребительского поведения. Бойкие прогнозы, которые начали давать чиновники из финансово-экономического блока еще в 2017 году, о том, что кризис закончился и дальше будет динамичный рост, не оправдались. Чиновники за такие прогнозы даже не извинились, а граждане, поверив в светлые времена и в рост доходов, набрали такое количество кредитов, что теперь даже при статистическом росте заработных плат реальные доходы из-за неподъемной величины обслуживания долгов все равно сокращаются. Можно, конечно, в этой ситуации говорить о том, что россияне сами виноваты – в конце концов, могли бы и не брать кредитов. Но если так, то тогда получается, что все граждане должны быть макроэкономистами и ни в коем случае не доверять государству. Что же за общество мы тогда выстраиваем и зачем тогда нужны экономические власти, если их прогнозам, а значит и действиям, все равное нельзя верить? Государство должно признать свою ответственность за то, что происходит и с реальными доходами граждан, и за то, что происходит на рынке потребительского кредитования. Отчасти МЭР и Банк России уже сделали это в своей острой полемике, подсветив угрозы, которые сейчас исходят от двух этих проблем. Эльвира Набиуллина пытается охладить сектор потребительского кредитования с помощью заградительных коэффициентов, Максим Орешкин идет еще дальше, предлагая радикальные меры по продаже долгов должникам за бесценок и снижению стоимости банкротства физических лиц. Этого могло бы быть достаточно для улучшения ситуации в 2017 году, но сейчас, в 2019 году, при замедлении мировой экономики и нависающей грозе настоящего глобального кризиса этого, очевидно, недостаточно. Так что либо граждане, доверившиеся экономическим прогнозам чиновников, пойдут на финансовое дно в ближайшие полгода-год, либо государству придется нерыночными решениями исправить свои просчеты», – поделился своим мнением с «Гражданскими силами.ру» Антон Быков, главный аналитик ООО «ЦАФТ» (Центр аналитики и финансовых технологий).

«Официальная инфляция показывает нам снижение, но личная, субъективная, только нарастает. Это связано со спецификой восприятия в том числе: потребитель ориентируется на цены определенных товаров из своей корзины, которые являются своеобразными ценовыми «маяками». Кто-то покупает сигареты и видит плавное повышение цен на них, кто-то – муку, например, определенного сорта и тоже отмечает повышение ее стоимости. Однако при таком подходе за пределами внимания остаются, например, акции в магазинах бытовой техники, которые делают товары дешевле прежнего, или локальная просадка цены на плодоовощную продукцию. С этим личным ощущением того, что все вокруг дорожает, Центробанк с его оптимистичными оценками ничего не может сделать. Люди, чувствуя, что повседневная жизнь становится дороже, а доходы не растут, начинают экономить. Это и отражается в параметрах среднего чека в магазине. Пока никакой положительной динамики с доходами не будет, компании и предприятия не в состоянии будут конкурировать за рабочую силу и повышать заработную плату, так как задавлены бюрократией и налогами», – отметила в беседе с «Гражданскими силами.ру» старший аналитик «Информационно-аналитического центра «Альпари» Анна Бодрова.

Сергей Путилов

Теги: НИУ ВШЭ, инфляция, кредит, кризис