Психолог Валерий Ивановский рассказал, существует ли синдром самозванца

Психолог Валерий Ивановский рассказал, существует ли синдром самозванца Фото © «Гражданские силы.ру»

11 октября 2023 19:51:00

700

«Подчеркнутое уважение, которым окружено дело моей жизни, заставляет меня чувствовать себя не в своей тарелке. Я невольно ощущаю себя мошенником», – такое признание за месяц до смерти высказал своему другу гениальный ученый Альберт Эйнштейн. Многим талантливым людям и настоящим профессионалам своего дела свойственно сомневаться в собственных способностях

Психологи называют подобное явление «синдромом самозванца». Существует ли он на самом деле, — клинический психолог, основатель академии «ТРИЭТТА» Валерий Ивановский рассказал в своем аккаунте в «ВК».

Понятие «синдрома самозванца» расплывчато и исчезает в многообразии ситуаций, которые можно наблюдать в жизни, — считает эксперт. — Синдром переживаемого дискомфорта обнаружили у себя в 70-х годах женщины-профессора, работающие в американских университетах. Именно с их легкой руки появился синдром самозванца, который начали обнаруживать у людей разного пола и профессий.

«К настоящему времени этот синдром потерял какие-то зримые границы и очертания. Каждый из нас периодически испытывает неуверенность в себе, страхи, переживания, тревоги, связанные с тем, что мы якобы не сможем справиться с ситуацией, недостаточно компетентны, недостаточно хороши. Но такие мысли и чувства являются непременными спутниками нашего социального существования. Например, как дыхание или чувство голода, потому что мы достаточно часто попадаем в ситуации неидеальные, когда информация о месте и ресурсе, которые необходимы, а также о том, как отреагирует собеседник, не определена. Мы не можем спрогнозировать ситуацию, просчитать, каким наиболее адекватным образом на нее реагировать. Как эмоциональная компенсация отсутствия достаточной информации о ситуации и способах реагирования, приходит мысль о собственной возможной неспособности с ней справиться, что сопровождается гормональным выбросом, который в экстренном порядке готовит организм к возможной защите или нападению», — разъясняет Валерий Ивановский механизмы возникновения неуверенности.

С другой стороны, подобные мысли помогают избежать состояния реальной схватки, уклониться от нее, чтобы сохранить себя и подготовиться к подобной ситуации в будущем получше. Таким образом, неспособность действовать — не всегда проявление слабости, напротив, защитный механизм человеческой психики.

«Я думаю, что синдром самозванца — явление без явления, — говорит психолог. — Недаром ни один из медицинских каталогов не содержит такого понятия, как синдром самозванца. Это скорее научно-популярное наименование, которым достаточно легко оперируют и жонглируют популяризаторы науки и некоторые психологи».

Впрочем, по словам Валерия Ивановского, если рассматривать это понятие, можно говорить о чувстве тревоги и чувстве неуверенности, которые являются базовыми в синдроме самозванца. Оба этих чувства играют определенные роли: операционную функциональную и органическую.

«Иногда тревога и страх переживаются нами как реакция на внешнюю ситуацию, когда мы действительно обоснованно сомневаемся в своей компетентности, переживаем, сможем ли с ней справиться достаточно результативно. Органическая тревога и страх — это результат прожития первых лет жизни, общения с другими людьми, прежде всего с родителями, ближайшим окружением. В результате общения, которое бывает достаточно травмирующим, у человека образуются весьма стойкие негативные представления о себе и окружающем мире. Например, когда в результате каких-то насильственных действий психологического или сексуального характера, равнодушия, агрессии родителей или близких ребенку внушают, что он никчемный, некомпетентный, нелюбимый, ненужный. Эти первые впечатления записываются «на подкорку» и являются базовой жизненной установкой», — поясняет психолог.

Во взрослой жизни человек лишь продолжает использовать сформированные в детстве негативные установки.

«В ситуации любого выбора, которые можно назвать испытанием сил и возможностей, человек исходит именно из этих базовых негативных установок. Так или иначе мы не можем полностью избежать тревожащих мыслей, в которых мы себя ощущаем недостаточно подготовленными, недостаточно ресурсными, недостаточно красивыми, соблазнительными, знающими. Это непременный атрибут и свойство жизни. Мир настолько сложен и разнообразен, настолько непредсказуем, что человек по определению не может быть одинаково компетентным, одинаково подготовленным ко всем ситуациям, с которыми он сталкивается на пути», — говорит специалист.

В качестве наглядного примера того, как формируется принцип «чем больше знаю — тем знаю меньше», Валерий Ивановский предлагает представить круги Эйлера. Внутренняя поверхность окружности символизирует объем знаний и компетенций, которые уже есть у человека. Внешняя граница круга — объем знаний, которые человеку еще неизвестны. Если увеличивать внутренний круг, автоматически будет увеличиваться и внешняя его поверхность, которая демонстрирует наши незнания.

«Это удивительный парадокс, диалектика, которая нам показывает наглядно, что чем больше мы знаем, тем больше мы не знаем», — объясняет психолог.

Чем более деятелен человек, тем у него больше знаний о том, как вести себя в тех или иных ситуациях, но и объем незнания тоже растет. Таким образом, человеку, ищущему знания, свойственно сомневаться в их качестве, напротив, кто меньше знает — тот крепче спит.

«Количество нашего незнания, как себя вести, автоматически начинает увеличиваться с количеством нашего знания, как себя вести в тех или иных ситуациях, — говорит Валерий Ивановский. — Тревога, постоянное самокопание в плане проверки своей компетентности — это непременный атрибут и спутник нашей жизни».

Вместе с тем, клинический психолог поясняет, что все знать действительно невозможно. Тем более, что на историческом отрезке времени, в котором мы проживаем, количество научных, философских и оккультных знаний растет ежедневно в геометрической прогрессии.

«Понятно, что в таком галопирующем темпе жизни человек объективно будет чувствовать периодически состояние тревоги, неуверенности, связанные с тем, что он чего-то не может знать достаточно хорошо, и не может достаточно комфортно подготовиться к наступлению какой-то ситуации, — констатирует эксперт. — В этой связи списывать всё на синдром самозванца было бы очень смело. Я думаю, что он описывает огромный ряд пограничных явлений, которые нельзя назвать психическими страданиями».

Где граница между переживаниями и страданиями?

«Определить достаточно сложно, — говорит Валерий Ивановский — В большом количестве случаев это страдание — неуверенность, страх, некомпетентность — носит инструментальный характер и является частью результативной приспособительной стратегии, которая позволяет нам элементарно сохраниться, выжить физически и социально. То есть позволяет не обрушить свой авторитет, устоявшиеся мнения о себе каким-то бездумным из ряда выходящим вон поступком, основанным на некомпетентности — мнимой или реальной».

Для того, чтобы избавиться от негативных мыслей и установок, нужно поменять направление мышления, советует эксперт, изменить свои мысли о ситуациях, где человек чувствует дискомфорт, одновременно изменится и отношение к ним:

«Во-первых, необходимо произвести приятие себя. То есть понять, что ты со всеми своими чертами и качествами дожил до сегодняшнего дня, значит ты достаточно хорош, чтобы в это непростое время, в этом сложном месте, которое из себя представляет Земля, быть настолько успешным, чтобы жить, дерзать, пытаться воплотить себя, свои замыслы в жизнь.

Во-вторых, нужно обратить внимание на окружение, где всегда есть люди, которые тебя любят, ценят, уважают. У тебя вслед за ними есть как минимум возможность тоже полюбить себя».

В-третьих, по словам психолога, необходимо изменить свое отношение к так называемым ошибкам. «В достаточно большом количестве культур укоренилось мнение, что ошибка ассоциируется с грехом, позором, чем-то предосудительным. Однако ошибка является всего лишь обратной отрицательной связью с реальностью. Это всегда информация, причем информация великолепнейшая о том, что часть поведенческих стратегий не приносит ожидаемого результата, необходимо изменить свое поведение и тогда ты добьешься желаемого».

Валерий Ивановский советует воспринимать «ошибки» как часть нормальной стратегии, а не свидетельство своей ужасности и некомпетентности:

«Ошибка — знак того, что ты находишься в диалоге с реальностью. Она настолько тебя любит, настолько снисходительно к тебе относится, что указывает тебе на то, какие-то вещи лучше не пробовать делать второй раз, а немножко подумать и видоизменить свое поведение, свой подход в той или иной ситуации к тому или иному делу».

Следующее правило в борьбе с неуверенностью и самоуничижением — проведение ревизии на обоснованность своих мыслей о себе как о некомпетентном человеке.

«Для этого достаточно взять какой-то период времени и попытаться вспомнить все отрицательные и положительные моменты, связанные с какими-то достижениями: что тебе удалось и не удалось сделать, оценить их соотношение. Такая ревизия себя, своей деятельности поможет более четко и явно увидеть, во-первых, те стратегии, которые мы используем для взаимодействия с жизнью и другими людьми, во-вторых, их результативность. В результате мы увидим, что все наши мысли как о выдающихся невеждах не соответствуют действительности», — рассуждает эксперт.

«Мы все являемся наследниками победителей. Те из наших предков, кто был менее успешен в жизни, не смогли передать свой генный материал, не оставили потомков. Если находимся на этой Земле, значит от наших предков нам достались те стратегии, которые помогли выжить и свершиться чуду сегодняшнего дня — породить нас и дать нам возможность жить. Мы уже не самозванцы. Мы наследники победителей. Мы принцы крови, которые настолько успешны и знают жизнь, что могут, несмотря на количество опасностей, сложностей, спорных моментов, жить. И жить достаточно успешно», — подчеркнул Валерий Ивановский.

Светлана Андросова
Теги: психолог, синдром самозванца, ТРИЭТТА