В Твери расправились с «неудобным» чиновником?

Фото © «ПравозащитникИнфо»

19 июня 2019 19:44:15

6048

Суд Калининского района Тверской области оставил в силе приговор, вынесенный на основании показаний свидетельницы, уличенной во лжи, и вопреки выводам экспертизы, доказывающей невиновность подсудимого

История, происшедшая с корреспондентом «Медузы» Иваном Голуновым, обнажила серьезнейшую проблему: подвергнуться необоснованному прессингу со стороны правоохранителей может каждый россиянин. Непростая ситуация с журналистом разрешилась, потому что получила широкий общественный и медийный резонанс. Однако благополучная развязка здесь скорее частный случай, счастливое исключение из правила. А сколько людей в глубинке становятся жертвами недобросовестных стражей закона? Их маленькие трагедии, как правило, неинтересны федеральным СМИ, а с местной «четвертой властью» можно договориться о нейтралитете. Поэтому в провинции под дружное молчание журналистов и общественников можно кого угодно раздавить, осудить, лишить доброго имени…

Об одном таком случае писало сетевое издание «ПравозащитникИнфо». 20 февраля 2019 года мировой судья судебного участка № 3 Калининского района Тверской области Юлия Куликова вынесла обвинительный приговор в отношении тверитянина Александра Бондаренко по ч. 1 ст. 118 УК РФ (причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности). Следствие и суд проходили, мягко говоря, очень странно: в ходе разбирательств открылась масса обстоятельств, говорящих о невиновности Бондаренко, а один из главных свидетелей обвинения был уличен в даче заведомо ложных показаний. Тем не менее, суд Калининского района Тверской области оставил в силе приговор первой инстанции. 

Это повод снова вернуться к этой истории.

Происшествие у «Ручейка»

Все произошло 5 августа 2017 года в СНТ «Ручеек» (дачный поселок неподалеку от Твери). Александр Бондаренко рассказал, что в этот день он на несколько часов уехал с дачи в Тверь (от дачного поселка до города рукой подать), а его собака — немецкая овчарка по кличке Юстас — оставалась на участке. Пес, по словам Бондаренко, был на цепи, пристегнутой к ошейнику простым карабином.

Около 21:00 часов Александру Бондаренко позвонил сосед по поселку и сказал, что его собака искусала маленького ребенка. Бондаренко быстро вернулся в СНТ, где встретил дачницу Наталью Чайкину, которая, по ее словам, была на месте событий, и подтвердила, что на шестилетнюю девочку набросился именно Юстас. Правда, сама она этого момента не видела, но знает об этом со слов очевидцев.

Так что же произошло?

Точно установлено, что Чайкина со своими внуками и другими детьми, среди которых была и потерпевшая, вечером отправились на импровизированную дискотеку, проходившую на волейбольной площадке в паре десятков метров от въезда в СНТ. С ними каким-то совершенно непонятным образом якобы оказался Юстас. Также не вызывает вопросов тот факт, что какая-то собака укусила ребенка за лицо и руку (в том, что это был именно Юстас, есть обоснованные сомнения). Да и вообще все это дело изобилует противоречиями и нестыковками…

Откуда взялась собака?

Как уже упоминалось выше, Бондаренко, уезжая с дачи, оставил собаку на цепи — эти его показания не были опровергнуты ни на следствии, ни в суде. Ни один из свидетелей не отмечал, что на месте происшествия за Юстасом волочилась цепь, также никто не видел карабина на ошейнике — следовательно, вряд ли пес сорвался с цепи сам. Но тогда может быть только одно логичная и непротиворечивая версия появления Юстаса на месте происшествия: кто-то пришел на участок Бондаренко и отстегнул карабин от ошейника. Кто это был? Зачем он это сделал? Следствие не ответило на этот вопрос, и суд не акцентировал на нем внимание. Получается, что собака появилась как бы сама собой. Материализовалась…

Несколько свидетелей рассказали, что ранее видели Юстаса свободно гуляющим по поселку. Не отрицает данного факта и Бондаренко: по его словам, к нему часто приходили местные женщины с детьми и просили отпустить Юстаса с ними в лес или на пруд: с большой тренированной собакой им не страшно. Кстати, насчет тренированности — не громкие слова: Юстас прошел специальное обучение у кинолога. На суде специалист рассказал, что наблюдает собаку минимум раз в год, но утраты навыков или проявления агрессивности у нее он не замечал.

Впрочем, вся эта лирика не отменяет того факта, что в день происшествия хозяин, уезжая, оставил собаку на цепи. Равно как и не отменяется вопрос: кто и зачем в отсутствие хозяина отпустил Юстаса в «свободное плавание»?

Лжет, как свидетель?

Много странного в этом деле и со свидетельскими показаниями. Так, один из главных свидетелей обвинения Наталья Чайкина утверждает, что на потерпевшую напал именно Юстас, хотя сама она, по ее же словам, этого момента не видела. При этом Чайкина пыталась скрыть факт присутствия на месте происшествия своей собаки — китайской хохлатой, однако была уличена во лжи показаниями других свидетелей.

То есть получается, что на волейбольной площадке, где все и случилось, в тот вечер было минимум две собаки!

На суде один мальчик рассказал, что находился рядом и видел лично, как Юстас якобы напал на девочку. Однако на предварительном следствии этот же ребенок заявил, что был в этот момент на детской площадке (то есть, примерно в 30 метрах от места событий) и обернулся на крик. То есть, самого нападения он не видел. Так в каком же случае мальчик лжет и почему? Ни следствие, ни суд не дали ответа на этот вопрос.

Есть серьезные расхождения и в показаниях еще одного свидетеля обвинения — Николая Мамонова. На следствии он рассказывал, что непосредственно перед трагедией Юстас сидел у ног Чайкиной, а в суде — что собака находилась напротив скамейки, на которой сидели он, Чайкина и дети. Это принципиальный момент: если собака была напротив — то Мамонов, в теории, мог видеть момент нападения, если же пес, согласно его первой версии, сидел у ног Натальи Чайкиной — то вряд ли.

Разрешать подобные нестыковки, по идее, должен следственный эксперимент — полное воссоздание картины событий на месте происшествия. В ходе этого следственного действия стало бы понятно, что в действительности могли видеть свидетели, находясь на местах, о которых они говорят в своих показаниях. Однако следствие почему-то не сочло нужным провести эксперимент, и суд отнесся к этому спокойно.

Приговор на основе лжесвидетельства?

Судом была назначена комплексная медико-криминалистическая экспертиза, к участию в которой привлекли одного из ведущих специалистов страны по укусам животных — судебно-медицинского эксперта высшей категории, доктора медицинских наук, профессора Сергея Леонова. Согласно экспертному заключению раны на лице ребенка не могли появиться в результате укуса Юстаса (такой вывод был сделан, исходя из размера зубов), а какая именно собака укусила девочку за предплечье, определить уже невозможно, так как рубцы практически неотличимы от здоровой кожи. Также, согласно заключению экспертизы, нельзя исключать, что рана на лице ребенка возникла в результате укуса собаки меньшего размера.

Вот как? А ведь на месте происшествия была собака меньшего размера — китайская хохлатая Натальи Чайкиной.

Однако суд не счел данное заключение допустимым доказательством: якобы при формировании состава экспертов были нарушены нормы УПК РФ. Логика подсказывает: раз были допущены нарушения – сформируйте состав экспертов в соответствии с требованиями и проведите экспертизу заново! Но этого сделано не было. Не назначил суд и медико-криминалистическую экспертизу в отношении собаки, принадлежащей Натальи Чайкиной.

Итак, пострадавшую судья в глаза не видела: родители активно препятствовали ее доставке в зал суда. Из письменных показаний девочки следует, что на нее напал именно Юстас, но при этом объяснение девочки во время доследственной проверки и ее показания на следствии выполнены, будто под копирку. Видеозаписи допроса ребенка нет (она не проводилась по желанию родителей). Экспертиза, доказывающая невиновность Бондаренко, судом отвергнута. В отношении другой собаки, бывшей на месте происшествия, экспертиза не проводилась.

Получается, основанием для обвинительного приговора мирового суда стали показания Натальи Чайкиной, уличенной в лжесвидетельстве, и показания других свидетелей, принципиально различающиеся по важным вопросам?

Абсурд в квадрате

Александр Бондаренко и его адвокат Павел Бурцев подали апелляционную жалобу в Калининский районный суд Тверской области. В жалобе были перечислены нарушения, которые, по мнению Бондаренко, допустил суд первой инстанции.

В первую очередь речь идет об экспертизе, которую, получается, суд назначил, но так не провел — раз уж выводы той, о которой говорилось выше, были отвергнуты по процессуальным причинам. Также указывается, что потерпевшая так и не была допрошена в суде — ее неявка объяснялась нормами разных международных конвенций, что, однако, не помешало суду лично допросить несовершеннолетних свидетелей обвинения.

Еще раз следует обратить внимание на то, что на месте происшествия присутствовали две собаки. Экспертизу, доказывающую, что лицо девочки искусал не Юстас, суд не счел допустимым доказательством, повторная экспертиза не проведена. Экспертиза в отношении собаки Натальи Чайкиной даже не назначалась. Сама Чайкина — один из главных свидетелей обвинения — уличена в лжесвидетельстве. Показания ряда других свидетелей обвинения на предварительном следствии и в суде отличаются по принципиальным вопросам.

Имея перед глазами все эти факты, заместитель председателя Калининского районного суда Тверской области судья Анна Козлова оставляет приговор мирового суда в силе! В проведении повторной экспертизы судья Козлова не увидела необходимости: как следует из апелляционного постановления, «совокупностью доказательств, приведенных выше, вина осужденного Бондаренко А. И. доказана».

Про доказательства уже говорилось выше — других нет…

Интересный момент: Александр Бондаренко долго не мог получить протокол самого первого заседания апелляционного суда, состоявшегося 9 апреля. По его словам, выступая в ходе заседания, он четко, по пунктам изложил причины несостоятельности обвинения. В итоге ему разрешили только сфотографировать протокол. К своему удивлению, Бондаренко не обнаружил в нем своего выступления, как будто бы он вообще ничего не говорил.

Как интерпретировать этот факт, неясно.

Александр Бондаренко будет бороться дальше: впереди кассация в Тверской областной суд. А столь упорное игнорирование двумя судами фактов, заставляющих усомниться в виновности подсудимого, наводит на интересные предположения: Можно предположить, что Бондаренко, занимающий серьезный пост в одном из ведомств федерального государственного надзора, «перешел кому-то дорогу». И нельзя сбрасывать со счетов вероятность того, что этот «кто-то», воспользовавшись ситуацией, решил «утопить» неудобного чиновника.

Алексей Нилов

Теги: Тверская область, Александр Бондаренко, Юстас