О благих намерениях и скучной реальности

Фото © REUTERS

13 февраля 2017 15:02:20

1424

После неоднократных заявлений президента США Дональда Трампа о желании наладить отношения с Россией и вместе бороться с международным терроризмом, в частности, против запрещенной в России террористической организации «Исламское государство», многим показалось, что теперь-то уж дорога к нормализации российско-американских отношений будет устлана благоухающими розами без шипов.

Такие ожидания укрепились и после интервью министра иностранных дел России Сергея Лаврова телеканалу «НТВ» 10 февраля, когда глава российского дипведомства заявил о возможном сотрудничестве и координации действий наших и американских военных в борьбе с ИГ (запрещена в РФ) в Сирии. Однако эти благостные ожидания вполне могут остаться «на бумаге»,  по причине разного отношения Белого дома и Кремля к последнему неподконтрольному США государству ближневосточного региона – Исламской Республике Иран.

Вместе весело шагать…

Российские и американские военные снова начнут взаимодействовать и осуществлять координацию, в том числе в борьбе с боевиками запрещенной в России террористической организации «Исламское государство», — сказал Сергей Лавров в интервью «НТВ», — «Мы готовы сотрудничать с президентом США Трампом. Американцы славятся своим прагматизмом, и Трамп абсолютно искренен, когда каждый раз подтверждает свою решимость победить ИГ. Диалог с администрацией Трампа будет более интенсивным, как только сформируются все звенья, занимающиеся внешнеполитическими делами».

Возможно, Лаврову удастся претворить в жизнь эти слова, и совсем скоро мир станет свидетелем труднопредставимой при администрации Обамы совместной борьбы США и России против террористов в Сирии, а может быть, и в Ираке. Тем более, что о такой совместной борьбе заговорили уже и в Туманном Альбионе, где возлагают немалые надежды на совместные действия оп освобождению столицы ИГ в Сирии, города Ракка. 

«Если все сложится хорошо, Ракка будет изолирована уже к весне, после чего начнется освобождение этого города», — заявил министр обороны Великобритании Майкл Фэллон во время визита в Ирбиль, столицу Автономной области Курдистан на севере Ирака, —  «Этому должна предшествовать тщательная подготовка, поскольку боевики будут рьяно защищать Ракку».

Впрочем, игиловскую столицу могут взять и раньше,  уже сегодня курды и арабские отряды самообороны стоят в пяти километрах к северо-востоку от города. А если навалятся еще и американцы, и англичане, и русские, Ракка может пасть и в мае-июне.

Только вот эти мечты так и могут остаться мечтами,  на усеянном вышеупомянутыми розами пути нормализации российско-американских отношений и совместной борьбы с международным терроризмом может оказаться непреодолимый шлагбаум под названием «иранская проблема». 

«Великая угроза» и «маленькие лодки»

Еще в предвыборных речах Дональд Трамп причислял Иран к главным угрозам безопасности США, называя Тегеран «врагом Америки № 1».

Если тогда кто-то принимал это за обычную предвыборную риторику, то сегодня уже никто не сомневается в серьезности намерений новой американской администрации по отношению к Ирану. И если России не удастся отговорить американцев от силового решения «иранской проблемы»,  так же, как Москва смогла сделать это в сентябре 2013 года, остановив атаку США на Сирию, Трамп вполне может начать войну с Ираном. А если такая война начнется, говорить о нормальных отношениях Москвы и Вашингтона не придется еще долго.

Но обо всем по порядку.

2 февраля советник президента США по национальной безопасности Майкл Флинн обвинил Тегеран в испытаниях баллистической ракеты средней дальности (29 января Иран провел такие испытания, что вовсе не противоречит подписанным Ираном международным соглашениям — Г.С.)  и в атаке йеменских хуситов-повстанцев на саудовский военный корабль. Трудно понять, как пешие партизаны умудрились напасть на военный корабль, ну да ладно. Факт, что Флинн обвинил Иран в «дестабилизирующем поведении» в ближневосточном регионе, и официально предупредил Тегеран,  мол, продолжение такой политики чревато тяжелыми последствиями для Ирана. Который, ко всему прочему, «подвергает риску жизнь американских граждан». А памятуя давнюю и не очень давнюю историю США, можно не сомневаться: «риск жизни американских граждан» уже само по себе достаточное основание для любых действий Белого дома, вплоть до вооруженного вторжения в любую страну, где такой риск существует, или даже просто «может существовать»…

3 февраля на ту же тему заговорил на канале Fox News заместитель Флинна, Себастьян Горка.

«Сказанное Майклом Флинном – смертельное послание нашим врагам», — заявил Горка, – «Иран спонсирует терроризм, эта страна дестабилизирует весь регион».  

И вряд ли было случайностью, что в тот же день Дональд Трамп расширил санкционный антииранский список,  «под санкции» попали 13 физических и 12 юридических лиц, так или иначе связанных с Ираном. Вместе с иранцами в «черный список» Трампа попали граждане ОАЭ, КНР, Кувейта и Ливана, а в санкционном списке оказались компании не только из Ирана, но и из Ливана, Китая и ОАЭ.

На следующий день министр обороны США Джеймс Мэттис в ходе визита в Токио назвал Иран «крупнейшим спонсором терроризма». В это же самое время в Персидском заливе начался «Единый Трезуб»,  крупные учения ВМФ США, Великобритании, Австралии и Франции, а легендой этих учений стала «конфронтация с Ираном».

Наконец, 5 февраля Дональд Трамп в очередной раз назвал Иран «террористическим государством номер один».

«Иран не уважает нашу страну, — заявил Трамп, — «Тегеран посылает деньги и оружие террористам во всем мире. Он следует за нашими самолетами, окружает наши корабли маленькими лодками».

Пассаж о «маленьких лодках» запомнился особенно,  все-таки надо иметь очень сильное воображение, чтобы представить, как какие-то, извиняемся, идиоты на лодках пытаются окружить американский крейсер или авианосец…

Предмет торга

Кажется, на тему возможной войны с Ираном за эти дни успели высказаться, кроме вышеперечисленных мистеров, все мало-мальски заметные члены новой американской администрации,  и вице-президент США Майкл Пенс, и шеф аппарата сотрудников Белого дома Райнс Прибэс, и пресс-секретарь Белого дома Шон Спайсер, и, естественно, главный политический советник президента Стивен Бэннон.

Но почему – Иран? Наверное, потому, что сегодня это единственное по-настоящему независимое, а значит, и неподконтрольное США государство региона. А еще потому, что именно в Иране остался последний источник нефти, опять же, неподконтрольный Соединенным Штатам. 

Но дело не только в самом Иране,  хотя для американцев это и в самом деле еще та «заноза». Судя по всему, в новой американской администрации Иран рассматривают и в качестве некой «разменной монеты» в уже начавшихся переговорах с Кремлем.

Приведем небольшую выдержку из пространной статьи, смысл которой сводится к тому, что США хотели бы испортить российско-иранские отношения. Статья эта была опубликована на днях во влиятельной «Wall Street Journal».

«Если есть клин, который можно вбить в отношения между Россией и Ираном, мы готовы рассмотреть и этот вариант», — сообщил анонимный высокопоставленный источник в Белом доме, — «Для Трампа улучшение отношений с Кремлем проходит через разрыв военно-дипломатического альянса России с Ираном».

Вот оно что! Давно ведь все думали-гадали, что именно станет предметом торга Трампа в отношениях с Москвой. А теперь всем стало понятно, что этот «предмет» – Иран.  

Россия на такой поворот американской политической мысли уже отреагировала устами президентского пресс-секретаря Дмитрия Пескова.

«Позиции США и России по целому ряду вопросов международной и региональной политики диаметральным образом расходятся», цитируют СМИ слова Пескова, – «Между Россией и Ираном сложились добрые партнерские отношения, мы дорожим нашими отношениями в торгово-экономической области и надеемся на их дальнейшее развитие».

Наверное, это достаточно прозрачный намек на то, что Москва не рассматривает возможность «сдачи» Ирана ради установления хороших отношений с Вашингтоном.

И в Белом доме этот сигнал никак не могли пропустить мимо ушей. Правда, как метко подметила политолог Вероника Крашенинникова, «в этот раз у Москвы задача более сложная в силу особой агрессивности новой администрации США,  как известно, «нет» Трамп за ответ не принимает, и Москве придется еще много раз повторять свою позицию, и реакция Трампа быстро покажет,  что именно он имел в виду под «улучшением отношений с Россией».

Между тем. Иран для нашей страны – важный экономический партнер, и не менее важный союзник на Ближнем Востоке, играющий одну из ключевых ролей в урегулировании сирийского кризиса, хотят того США и их союзники, или нет.

В ноябре 2014 года Россия и Иран подписали контракт на сооружение второй очереди Бушерской АЭС. Контракт предусматривает строительство двух атомных блоков, с возможностью расширения до четырех энергоблоков. Еще четыре блока предполагается строить на других, еще не определенных площадках.

Иран – единственная страна, которая может обеспечить России удобный доступ в Индийский океан, а для Москвы это уже имеет и военно-стратегическое значение.

Наконец, не будем забывать об иранской нефти. Антииранские санкции Запада во многом поспособствовали тому, что Иран фактически передал свою нефть под российский контроль. «В обмен» Россия взяла на себя обеспечение безопасности Ирана, начав поставки в эту страну зенитных комплексов С-300.

Ко всему прочему, сейчас прорабатываются контракты на строительство в Иране сборочных производств «АвтоВАЗа», «КАМАЗа» и «ГАЗа», а РЖД хочет участвовать в модернизации и электрификации иранских железных дорог.

Есть еще один важный экономический аспект российско-иранского сотрудничества. 1 ноября 2016 года по коридору «Север-Юг» транзитом через Иран состоялась первая грузовая перевозка. Напомним, что этот новый торговый путь, проект которого появился в 1993 году, проходит по российской территории и соединяет десятки стран – от Финляндии на севере до Индии на юге.

Не без содействия России 16 января 2016 года был подписан Совместный комплексный план действий, больше известный как «ядерное соглашение с Ираном». После того, как глава МАГАТЭ Юкия Амано подтвердил выполнение Тегераном всех условий Соглашения, с Ирана были частично сняты санкции, принятые США и некоторыми странами ЕС в 2012 году.

Наверняка, советники Дональда Трампа должны не только рассказать ему об этом, но и разъяснить президенту США бесперспективность попыток «вбить клин» в отношения Москвы и Тегерана. Если, конечно, советники Трампа не желают поставить своего шефа в неловкую ситуацию, когда разъяснения ему будет давать Владимир Путин.   

Эта неудобная Хезболла

В списке прегрешений Ирана перед Америкой – и поддержка ливанской шиитской военизированной группировки и политической партии Хезболла («Партия Аллаха»), созданной в 1982 году как филиал иранской организации с таким же названием при содействии Корпуса Стражей Исламской Революции.

Хезболла получает финансовую и военную поддержку Ирана и Сирии. Ее цель – создание в Ливане исламского государства по типу Ирана.

В основе идеологии Хезболлы – идеи лидера исламской революции в Иране Хомейни.

В числе своих главных врагов Хезболла называет США, Израиль и вообще весь западный мир. В активе Хезболлы – десятки террористических атак на учреждения, компании и граждан многих стран мира. Досталось и россиянам,  в 1985 году «хезболлисты» похитили трех наших дипломатов, а террорист Имад Мугния по кличке «Гиена» застрелил российского дипломата Аркадия Каткова. Правда, в России Хезболла не считается террористической организацией.

«Хезболла не совершила террористических актов на территории Российской Федерации», — пояснил в ноябре 2015 года заместитель министра иностранных дел России и спецпредставитель президента РФ по Ближнему Востоку и Северной Африке Михаил Богданов, – «Это общественно-политическая сила, имеющая представителей в парламенте Ливана».

Зато Хезболла признана террористической организацией в США, Великобритании, некоторых странах ЕС, Австралии, Канаде, Египте, странах Персидского залива и, естественно, в Израиле. Террористами «хезболлистов» считают и в Лиге арабских государств.

Одна из излюбленных целей Хезболлы – Израиль.

Во-первых, близко, а во-вторых, среди главных целей этой организации – уничтожение Государства Израиль. В зоне ракетных обстрелов Хезболлы с территории Ливана – практически весь север Израиля,  порты, военные базы, предприятия и жилые кварталы израильских городов. Разумеется, у этой организации тесные связи с палестинскими террористами, регулярно устраивающими «интифаду» в Израиле,  проще говоря, убивающими израильтян, где только можно, и как только можно.

«Хезболла платит своим и палестинским боевикам сотни долларов за каждого убитого израильтянина», — говорит руководитель израильской разведслужбы ШАБАК Ави Дихтер. Именно Хезболла финансировала теракты в Иерусалиме 29 января и 22 февраля 2004 года, когда было убито 19 и ранено более ста человек. 

В Сирии Хезболла играет совсем другую роль, борясь с ИГ (террористическая организация – запрещена в РФ.). О своем участии в сирийской гражданской войне на стороне Башара Асада эта организация объявила в мае 2013 года, и отряды Хезболлы считаются самыми боеспособным силами сирийской армии.

Не исключено, что Трамп попытается склонить Владимира Путина к прекращению политической и дипломатической поддержки Хезболлы и признанию ее террористической организацией. Таким образом американский президент сможет решить сразу две проблемы: создать вакуум вокруг Хезболлы, и подыграть Израилю, с которым он тоже обещал наладить отношения, подпорченные при Бараке Обмаме. Но и здесь у Трампа вряд ли что-то получится: пока Хезболла воюет против террористов ИГ (запрещена в РФ), в Москве ее вряд ли назовут «террористической организацией».

Вместо эпилога

Разумеется, в России будут только приветствовать налаживание всесторонних отношений с Соединенными Штатами, как и совместную борьбу с ИГ и прочими бандитами на Ближнем Востоке. Это на пользу не только двум нашим странам, но и всему миру. Но на пути к такому сотрудничеству слишком много «подводных камней». Если Дональд Трамп проявит политическую мудрость и не станет ставить Москве заведомо невыполнимых условий,  российско-американские отношения будут иметь хорошую перспективу. Если же Трамп,  или те, кто дает ему советы  захочет силой решить «иранскую проблему», а заодно и выторговать у Москвы какие-то односторонние уступки, вроде отказа от связей с Ираном, тогда мы станем свидетелями еще большего «похолодания» между Россией и США. Наступит ли здесь окончательный и бесповоротный «ледниковый период», или Трампу и Путину все удастся разгрести устроенные Обамой ледовые торосы на пути к сотрудничеству двух великих держав, это мы узнаем совсем скоро.

Григорий Саркисов
Теги: Дональд Трамп, Владимир Путин, Сирия, США